ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сэр Дэнни дернул себя за воротник, поскольку чувствовал, что задыхается.

— Ваше Величество, я даже мечтать не мог об этом…

Королева жестом приказала всем следовать за ней и направилась в рабочий кабинет. Здесь жарко полыхал камин, полки ломились от книг, а возле окна стоял изящный рабочий стол. Елизавета села за него и задумчиво посмотрела на вошедших.

— Итак, можно ли мне надеяться, что вы даете согласие на этот брак, Ваше Величество? — спросила леди Хонора.

— Видите ли, дорогая, я слишком часто препятствовала бракам между молоденькими придворными дамами и распутниками. Даже если они приходились дальними родственниками знатных фамилий, живущих очень далеко отсюда. Кузенами из Корнуолла, например. Но! — Королева подняла указательный палец. — Ведь может быть и так: дама, просящая разрешения на брак, уже не первой молодости, да и жених живет не в Лондоне, а где-нибудь на задворках Англии. Полагаю, в этом случае брак может быть совершен и без моего благословения, и в этом не будет ничего предосудительного. Вы понимаете, что я имею в виду.

Леди Хонора поняла и с жаром стиснула руку сэра Дэнни.

— Вы станете мужем очень богатой женщины, сэр Дэнни, — обратилась Елизавета к Плаймптону.

— Ваше Величество, — взмолился сэр Дэнни, — видит Бог, я и не думаю о деньгах.

— То есть, — продолжала развлекаться королева, искоса поглядывая на придворных, — вы хотите сказать, что любите леди Хонору так же страстно.

как и она вас?

— Я… — пролепетал сэр Дэнни, — она…

Леди Хонора бросила на него умоляющий взгляд, и Роузи поняла, насколько сера и безрадостна была жизнь этой женщины, готовой пожертвовать самым для нее дорогим — репутацией, ради любви.

Похоже, сэра Дэнни посетила та же нехитрая мысль. Если уж его любовь и не была столь страстной, как у леди Хоноры, то он по крайней мере желал ее, как и всех остальных женщин, с которыми когда-либо имел дело. Он сжал обе руки леди Хоноры и посмотрел ей прямо в глаза.

— Вы сделали меня счастливейшим из смертных. Да, я люблю вас, мадам, но до сегодняшнего дня держал это в глубочайшей тайне. Ваш голос ласкает мой слух, ваш образ очаровывает мой взор, ваша благородная душа заставляет трепетать мое ранимое сердце. Ваша любовь — награда Господа Бога за все мои страдания.

Роузи как никто другой из присутствующих понимала, какая ожесточенная борьба идет сейчас в душе сэра Дэнни.

— Леди Розалин, — сказала леди Хонора. — У вас очень странное выражение лица. Вы с чем-то не согласны?

О, как много зависело от ее ответа! Леди Хонора в душе, должно быть, читала сейчас молитвы, и Роузи не видела оснований не помочь своей наставнице.

— Я никогда даже не могла помыслить о таком! — воскликнула Роузи, и это была чистая правда. — Сбываются мои самые смелые мечты!

— О! Мы заживем счастливо, не сомневаюсь, — пообещала леди Хонора.

— Да, конечно. Сэр Дэнни чувствовал бы себя еще счастливее, если бы мог покровительствовать какой-нибудь труппе.

— Вас беспокоит только это? — всплеснула руками Хонора. — Да он создаст свой собственный театр, не хуже придворного! Я сама буду помогать ему и выполнять все его указания.

Выполнять его указания? Роузи чуть было не рассмеялась, представив себе влюбленную леди Хо-нору на побегушках. Наконец от стены отделился молчавший все время Тони.

— Как я понял, леди Хонора, вас можно поздравить. Вы всегда выбирали лучших мужей Англии! Заявляю вам это со всей ответственностью.

— Лучшего мужа Англии она выбрала теперь! — запальчиво возразил сэр Дэнни.

— Да, — вздохнул Тони, — но теперь вы оставили меня без невесты.

— Полагаю, мне пора немного отдохнуть. — Королева притворно зевнула: ей явно не хотелось переходить к главной цели этой беседы.

Тони серьезно забеспокоился: если Елизавета ускользнет от него сейчас, то пройдут недели, месяцы, а, может быть, и больше, прежде чем Ее Величество пожелает вернуться к этому разговору. Ребенок, которого носит Роузи, будет признан незаконнорожденным и станет еще одним безродным прихлебателем при королевском дворе, в которого все будут тыкать пальцем.

— Мадам, — Тони чуть ли не силой задержал поднявшуюся из-за стола королеву. — Пока мужчина не женат, он не может считаться полноценным!

— А женившись, он может считать себя законченным для блага королевства, — отозвалась Елизавета с кислой миной. — Вы не можете жениться. По крайней мере сейчас.

— Мадам, вы обладаете мудростью Соломона и должны понимать, что для сохранения моего поместья и соблюдения законных прав леди Розалин Бел-лот есть только один верный путь.

— Я должна понимать? Ваша королева ничего не должна. — Елизавета стала похожа на лошадь, под седло которой попала колючка. — Когда мужчины женятся, они забывают о своих главных обязанностях! Я не желаю терять такого капитана гвардии: вы слишком ценны для королевства. Поверьте, я смогу подыскать наследнице Сэдлера достойную партию, а немного позже и жену для вас, если, конечно, вы не раздумаете жениться.

Тони было прекрасно известно, как ненавидела королева, когда браки между придворными заключались по любви. Что же делать? Тони никогда бы не осмелился нарушить приказ королевы.

— Ваше Величество! — Роузи присела перед королевой в низком реверансе. — Я всегда слышала, что вы само воплощение мудрости, и вы снова это доказываете.

Тони застыл на месте. Что это? Роузи сошла с ума?

— Объясните, что вы имеете в виду, — потребовала королева.

— Мне было бы очень трудно принять предложение сэра Энтони, зная, что его сердце принадлежит другой.

— Вот еще новости! — Королева удивленно посмотрела на Тони. — И кто же счастливый предмет его страсти?

— Та, о которой он говорит постоянно, та, с которой он будет счастлив.

— Кто? — Королева ударила по столу кулаком. — Говорите, я вам приказываю!

— Леди, которая будет иметь счастье называться его женой, будет стройна и белокожа, с прекрасными, словно лучи восходящего солнца, золотыми волосами. Ее длинные пальцы будут восхитительно гармонировать с гибкими изящными руками…

Королева Елизавета задумчиво поправила свой золотистый парик длинными пальцами.

— Жена сэра Энтони, — продолжала Роузи, наблюдая, как Ее Величество нервно поигрывает жемчужным ожерельем, — будет иметь стройный гибкий стан, не иметь себе подобных по красоте на балу и по уму в беседах; она будет уметь разговаривать на нескольких языках, и еще у нее должны быть прекрасные серые глаза.

Тони оценил тактику Роузи — черт побери, она гораздо умнее, чем он предполагал!

— Будущая жена сэра Энтони должна держаться в седле на охоте весь день, а потом всю ночь танцевать без устали на балах. Фактически она должна быть похожа на вас, Ваше Величество. А я? Я скучна и невежественна, я недостойна сэра Энтони. — Белое платье Офелии и венок на голове делали мольбу в голосе Роузи еще более трогательной. — Пожалуйста, мадам, явите милость, достойную монарха, найдите для него жену такую же прекрасную, как вы сами!

— Все, что она сказала, — правда, мой дражайший придворный?

— Мадам, — Тони упал на колени, восхищаясь тонкой игрой Роузи, — я всегда часто говорил то же самое. Мое сердце принадлежит вам, и блеск остальных женщин тускнеет по сравнению с вашим великолепием.

Елизавета наслаждалась словами Тони, словно кошка под теплыми солнечными лучами. Приняв позу кающегося грешника, Тони продолжал:

— Простите меня, Ваше Величество, за то, что я посмел усомниться в вашей справедливости. Я думал только о вашем благе, ведь брак между мной и леди Розалин позволит вам сохранить значительную сумму в государственной казне.

— О какой это сумме вы говорите? — Елизавета опасливо покосилась на Тони.

— Как же, мадам? А законная компенсация леди Розалин за поместье Одиси? — Праведное негодование в голосе Тони могло обеспечить ему не последнее место среди актеров придворной труппы. — Не можете же вы не выплатить стоимость поместья дочери графа Сэдлера?

71
{"b":"7259","o":1}