ЛитМир - Электронная Библиотека

Хотя Блэкберн все это время смотрел на Джейн, он мог поклясться, что ведет ее прямо. Но вдруг кто-то толкнул его, он обернулся, чтобы извиниться, и наткнулся на лорда Атоу, который был не в духе.

– Прошу прощения, Блэкберн.

Маркиз ничего не сказал, он едва заметно поклонился и двинулся дальше, отлично понимая, что Атоу рассматривает Джейн. Лорд смотрел на нее, слегка нахмурившись, отчего на его широком приплюснутом лице проступили морщины. По-видимому, этот червяк не мог даже вспомнить ее имени.

Хотя выражение лица Джейн осталось безоблачным, по частому и нервному дыханию Блэкберн понял, что она узнала Атоу.

– Мы уже достаточно побеседовали?

– Беседа – общепринятое развлечение для тех, кто не танцует.

– Раньше вы танцевали, – она сделала заинтересованное лицо.

– Раньше я был согласен с мнением света, что лучший способ найти невесту – это встретить ее на балу и потанцевать с ней. Как покупатель на рынке, который поездит на кобыле, прежде чем купить ее.

Черт! Что заставило его сказать это?

Среди шума музыки и разговоров Блэкберн отчетливо ощутил, что Джейн содрогнулась и забрала руку.

– Прошу прощения. – Он остановился и холодно поклонился. – Мой друг Фиц утверждает, что я превращаюсь в грубияна, и, кажется, он недалек от истины.

– – Я говорю тебе это всю жизнь, Рэнсом, но ты никогда не слушаешь меня. – Хозяйка вечера обошла колонну и подставила Блэкберну щеку для поцелуя. Он поцеловал сестру, пока она изучала его спутницу.

– Мисс Хиггенботем, наконец-то вы вернулись в Лондон. Я уже стала думать, произойдет ли это когда-нибудь.

Глава 7

Леди Гудридж узнала ее, по-видимому, сразу. Джейн была не в силах посмотреть на Блэкберна, а когда наконец взглянула, он натянуто улыбался и, как ей показалось, имел довольно самоуверенный вид.

– Не нужно быть таким гадким, Рэнсом. Без твоего вмешательства мисс Хиггенботем могла бы остаться незамеченной.

– Неужели, Сьюзен? – Блэкберн требовательно смотрел на сестру. Наконец та уступила.

– Потом, возможно, ее бы и узнали. Мисс Хиггенботем, я вижу, вы избавились от досадной склонности боготворить моего брата. Какой удар по его непоколебимому тщеславию. – Леди Гудридж указала на два изящных мягких стула с обивкой розового цвета рядом с колонной. – Присядем?

– Конечно. – Джейн овладели смешанные чувства. По крайней мере, эта властная женщина всегда была добра. В тот страшный вечер она проявила себя великодушно и поддержала девушку. Хотя леди Гудридж была полной и носила столько розового цвета, сколько вряд ли может позволить себе женщина, она необычайно походила на брата. Светлые волосы и жесткие черты лица, столь украшающие его, придавали ей суровое выражение, благодаря которому робкие дебютантки старались ее избегать.

Джейн подавила в себе желание уйти. В конце концов, она уже не молоденькая леди, впервые выехавшая в свет. Она спокойно стала рядом с присевшей леди Гудридж.

–Чего же ты ждешь? – Леди Гудридж повелительно махнула брату рукой. – Иди. Нам нужно подкрепиться.

Он помедлил, разглядывая сестру сквозь лорнет.

–Меня страшит мысль оставить мисс Хиггенботем наедине с тобой.

– Я поборола свою склонность к каннибализму, – леди Гудридж улыбнулась. – По крайней мере, пока меня кормят. Я бы не отказалась от небольшой порции голубиного мяса, абрикосовых оладий и жареной оленины. Так иди и принеси нам это.

Такой командный тон удивил Джейн, и она уже ждала взрыва мужского темперамента и ущемленной гордости. Вместо этого Блэкберн сказал:

– Сьюзен, тебе нужен муж.

– Муж. – Леди Гудридж откинулась на спинку. – Муж! Что я с ним буду делать? Я похоронила одного в первый же год после свадьбы и не собираюсь повторять подобный опыт.

– Возьми на этот раз молодого, – посоветовал Блэкберн. – Выбери того, кто понравится тебе. Конечно, пышная помолвка будет уже неуместна, зато супруг избавит тебя от привычки всеми командовать.

– Это у нас семейное, – парировала она. Но когда женщина встретилась глазами с Джейн, взгляд ее был печален.

– Ну конечно, – проговорил он тоном, рассчитанным на то, что Сьюзен заметит его досаду, после чего с поклоном последовал в зал за угощениями.

Леди Гудридж наблюдала за братом с явной гордостью.

– С ним нужно быть твердой, иначе он сядет на голову. Казалось, она ждала ответа, и Джейн пробормотала:

– Да, миледи.

– Как я понимаю, вы находитесь здесь, чтобы присматривать за той девушкой, – заметила леди Гудридж, поправляя юбки.

Теперь Джейн вспомнила другую особенность леди Гудридж – она была очень прямым человеком, как и сама Джейн когда-то.

– Адорна. Да, это моя племянница.

– Разумеется. Дочь Мелбы. Примите мои соболезнования. Надеюсь, вы исполните пожелание сестры.

Это был упрек, но Джейн поборола чувство вины. После смерти сестры ей было так тоскливо, что она стала бесплатной домохозяйкой у Элизера и заменила Адорне мать. Но чувство одиночества никогда не покидало ее.

Леди Гудридж, как всегда проницательная, заметила:

– Но как жестоко с моей стороны напоминать вам эти горькие времена. – Сняв монокль, она оглядела зал. Хозяйка вечера обладала особой властью: толпа расступилась, и они увидели Адорну. Леди Гудридж рассмотрела ее с ног до головы. – Очень похожа на Мелбу.

– Да, она так же прекрасна.

– Кроме характера, которого мать была лишена, – она перевела взгляд на Джейн. – Но который присутствует в вас.

Джейн в точности не знала, что она имеет в виду, но скромно ответила:

– Благодарю вас, миледи.

– Мисс Хиггенботем, да не топчитесь вы, присядьте. Джейн села.

– Насколько мне известно, ее отец торговец, – заметила леди Гудридж.

Сложив руки на коленях, Джейн сказала:

– Отец Адорны?

– Да.

– Несчастный ребенок, – произнесла леди Гудридж. – Однако благородное происхождение матери вместе с ее внешностью, состоянием и манерами обеспечат ей хорошую партию. Как вам удалось вырастить девочку с такими прекрасными манерами?

– Она знает, что красива. Она, кажется, не понимает, что не всем так повезло.

– Гм, – леди Гудридж снова изучающе посмотрела на Адорну. На этот раз девушка почувствовала устремленный на нее взгляд, ее глаза расширились, когда она заметила, с кем беседует Джейн. Затем на ее лице засияла очаровательная улыбка.

Застигнутая врасплох этим проявлением совершенной красоты, леди Гудридж отвела глаза в сторону.

–Я не завидую вам. Вы сопровождаете ее во время ее первого сезона, а это, должно быть, трудно. Такое повышенное внимание со стороны сильного пола может привести к несчастью.

–Это пугает. – Особенно учитывая последнюю попытку похищения. – Но она – милая девушка, которая любит и уважает меня. Она прислушивается к моим советам.

– Насчет того, как подцепить мужа? – со значением спросила леди Гудридж.

Гордость Джейн была уязвлена, и она сердито посмотрела собеседнице прямо в глаза:

– Насчет хороших манер.

Тонкая улыбка преобразила строгие черты леди Гудридж.

– Вы повзрослели, Джейн Хиггенботем. Джейн поняла, что та испытывала ее. Но зачем? Женщина пристально посмотрела на Джейн.

– Когда мой брат вернулся с Полуострова, он почти полностью оставил свет. Как глупо ехать громить Наполеона, когда ты еще не обзавелся наследником! И я ему сказала, уверяю вас, я так и сказала ему: «Фигги», – леди Гудридж похлопала Джейн по руке. – Я все еще зову его Фигги.

С неожиданным для себя хладнокровием Джейн заметила:

– Не думаю, чтобы это нравилось ему.

– Нет. Но когда он строит из себя надменного маркиза, я нахожу это средство довольно эффективным, чтобы вернуть его с небес на грешную землю. Так вот, я сказала: «Фигги, тебе тридцать четыре года, ты аристократ, еще холост и, что самое важное – ты очень богат. Тебе нужна жена».

Джейн подавила улыбку при мысли о реакции Блэкберна.

– Он согласился?

11
{"b":"7260","o":1}