ЛитМир - Электронная Библиотека

Джейн подумала, что это одно из преимуществ молодости.

– Он очень красив, – продолжала Адорна. – Неудивительно, что вы влюбились в него, тетя Джейн.

В неожиданной осведомленности Адорны не было ничего удивительного, но Джейн удивилась и с ужасом спросила себя, как много известно ее племяннице на самом деле. И как может почтенная наставница следить за нравственностью девушки, когда сама явилась причиной скандала, отголоски которого преследуют ее после стольких лет?

– Кто сказал тебе такую глупость, милая?

– К тому времени, как мы вернулись из сада, все уже об этом знали, и многие мне говорили, – радостно сообщила Адорна.

Джейн напряглась.

– Тебе рассказывали о статуе?

– Да. Мне сказали, что она очень похожа на лорда Блэкберна, – сказала Адорна с невинным выражением на лице.

– И это все?

– Очень, очень большое сходство – это все, что я слышала. – Адорна нахмурилась. – А что еще?

Джейн посмотрела на Виолетту, глаза которой ее успокоили.

– Больше ничего.

– Я подумала, что это очень романтичная история и мне жаль, что вы больше не лепите из глины.

– Я не могу этим заниматься. У меня нет специального места, к тому же я многое забыла.

Лакей поставил перед ней наполненную до краев тарелку, и Джейн тихо поблагодарила его.

– Это ужасно! – глаза Адорны были похожи на два больших печальных озерца. – Люди говорили, что вы так талантливы.

Взяв пшеничную лепешку, Джейн сухо ответила:

– Они много чего говорят, но меньше всего – о моем таланте. И «романтичный» – последнее слово, которое я выберу для описания того отвратительного случая.

– Мои друзья думают совсем по-другому, – Адорна улыбнулась, отчего на ее щеках появились ямочки, – и я склоняюсь к их мнению.

В лепешке была запечена черная смородина, и, намазывая сверху желе из айвы, Джейн изумилась собственной расточительности. Улучшать вкус и без того питательной лепешки казалось ей почти греховным.

– Не думаю, что твои юные кавалеры задают тон в обществе.

– Но это удается лорду Блэкберну. – Виолетта смяла салфетку. – Ему пора ответить за свое поведение. Он принес тебе только страдания.

Только страдания? Перед мысленным взором Джейн снова предстала сцена в кабинете, но на этот раз она подумала не об унижении. Она вспомнила страсть – непрошенную и губительную. Сама Джейн могла не признавать охватившее ее вожделение, но нельзя было отрицать то, что испытывало ее тело при этом воспоминании. Жар во всем теле, влага между ног, боль в груди – вид Блэкберна вновь разбудил в ней эти чувства. Ее желание. Ее томление.

А также потребность дать выход ее художественному таланту.

Но Джейн не могла на это решиться. Она не должна этого делать. Однако данный де Сент-Амандом адрес обжигал ее сумочку, словно тлеющий уголь.

– Почувствовать вину – вот единственный для него способ ответить за свои действия, – сказала Джейн. – Ты можешь вообразить себе лорда Блэкберна, который считает себя виноватым, особенно по такому давнему и банальному поводу? Кроме того, я первая нанесла оскорбление.

– Он неплохой парень, – возразил лорд Тарлин. – Думаю, если бы он не был так зол на вас, события могли приобрести иной – надлежащий – оборот. Но ни один мужчина не сможет стерпеть столь тяжелое оскорбление.

Джейн оставила лепешку и озвучила вопрос, который задавала уже множество раз:

– В чем же оно заключалось?

– Да, в чем? – вторила ей Адорна.

– Я не собиралась оскорблять его, – добавила Джейн.

Она получила ответ, которым ей уже неоднократно приходилось довольствоваться. Лорд Тарлин открыл рот, затем взглянул на жену. Виолетта отрицательно покачала головой, и он закрыл рот. Смущаясь и в то же время забавляясь происходящим, он сказал:

– Ладно, уже начало двенадцатого, а у меня еще полно дел. Я должен покинуть вас. – Вставая, он поцеловал свою жену. – Увидимся позже, любимая.

– Ты везешь нас сегодня к леди Этан, да?

Лорд Тарлин уныло посмотрел на Виолетту:

– Опять? Так скоро?

– Сезон только начался, – напомнила жена.

– Придется мне придумать какие-нибудь неотложные дела, чтобы на этот раз поехать в гости к Тарлинам.

Виолетта ответила с безмятежной улыбкой:

– Что бы ты ни решил, я с тобой полностью согласна, дорогой. После того как он ушел, Джейн спросила:

– Надеюсь, я не очень обременяю твоего мужа? Виолетта расхохоталась.

– Отнюдь. Он каждый раз грозится сбежать от сезона, я каждый раз великодушно разрешаю ему уехать, после чего он остается и сопровождает меня.

– Он находится на крючке, – задумчиво проговорила Адорна. – И держите его не вы, а его желание быть с вами.

Виолетта посмотрела на свою соблазнительную гостью.

– Какая изумительная проницательность. Адорна пожала плечами.

– Вы мне льстите, миледи. Это очевидно для всех.

Это не было очевидным для Джейн, но с годами она привыкла к необычайной проницательности Адорны во всем, что касается мужчин. Если бы Джейн в свое время была такой проницательной… Ей вспомнился лорд Блэкберн с его невероятной угрозой. Нет, не будет она ни думать о нем, ни поглядывать назад, как он предупредил. Он, безусловно, был разозлен возможностью возобновления скандала и на самом деле не хотел затащить ее в постель.

Дворецкий внес серебряный поднос, на котором возвышалась горка изящных конвертов кремового цвета, скрепленных печатью.

Адорна залилась радостным смехом.

– Посмотрите сюда! – Виолетта взяла несколько конвертов и распечатала их. – Никогда не видела такого количества приглашений. Наша маленькая Адорна имеет успех!

Джейн кивнула и улыбнулась. Она не сомневалась в этом. Губы Виолетты скривились, когда из этой груды посланий она вытащила сложенный лист бумаги.

– Еще одно письмо от мистера Моранта.

– Я прочту его, – Джейн взяла письмо.

Элизер не шутил, когда потребовал подробный отчет об их затратах. Он писал каждую неделю, настойчиво интересуясь, на что расходуются его деньги. Джейн всегда незамедлительно отвечала, некоторые из покупок, которые Адорна настояла сделать от лица тети, требовали осторожного подбора слов.

–Кроме того, – неторопливо сообщил дворецкий, – приехал мсье Шассер.

Через несколько дней после их приезда молодой учитель французского языка появился в Лондоне. Он уверял, что смерть мисс Каннингем произошла вследствие несчастного случая, в чем, как признала полиция, он не принимал никакого участия. Теперь он может уделять мисс Морант все свое внимание и с нетерпением ждет возобновления занятий с такой способной и привлекательной леди.

Однако между примеркой новых платьев, визитами вежливости и театром у Адорны оставалось мало времени, поэтому мсье Шассер будет приходить раз в неделю, как он поступает с другими своими учениками во время сезона.

– Ох, мои уроки, – Адорна удрученно откинулась на спинку стула. – Французский – слишком сложный язык. Я никогда его не выучу.

– Конечно выучишь, дорогая. Тебе нужно только приложить усилия, – механически сказала Джейн.

Она была старшей и отвечала за Адорну. Вчерашнее происшествие в саду доказало, что девушка привлекает несчастья, как цветок – пчел. Поэтому, пока Адорна не найдет себе хорошего мужа, Джейн будет продолжать присматривать за ней, а потом найдет себе какую-нибудь работу – гувернантки, например.

Но ее мысли неизбежно возвращались к Блэкберну, и она ощущала в пальцах привычный зуд скульптора, что однажды уже стало причиной ее горя. Джейн хотела лепить. Она хотела быть самой собой, а не такой, какой диктовало ей общество.

Но...

– Есть новый отчет, милорд.

Блэкберн оторвал глаза от бумаг на столе и аккуратно обмакнул перо.

– Ты всегда подкрадываешься, Виггенс.

– Такая работа, милорд. За это вы мне платите. – Виггенс улыбнулась, обнаружив отсутствие нескольких зубов. – Но вы ведь никогда не вскакиваете от испуга.

– Я уже давно ни от чего не вскакиваю.

22
{"b":"7260","o":1}