ЛитМир - Электронная Библиотека

«Я зашел навестить вас». Эти слова и сам визит подтверждали его намерения, заявленные прошлым вечером. Он сделал Джейн Целью своей охоты.

Она замерла, не в силах пошевелиться, боясь взглянуть на сконфуженных гостей и, особенно, на самого Блэкберна.

«Я зашел навестить вас». Он ухаживает за ней. Он преследует ее. Постоянная мечта Джейн и ее вечный ночной кошмар сбылись.

Виолетта с Адорной развернули Джейн, и она увидела его. Блэкберна. Предмет ее фантазий. Мужчину, который угрожал затащить ее в постель. Можно ли сейчас прочесть это намерение на его лице?

Нет. Он выглядел в высшей степени любезным. Изысканно вежливым. Крайне подтянутым.

Пока она не посмотрела ему в глаза. Синие и пылающие, они были сосредоточены лишь на ней, как будто ничего вокруг не было. Перед ней был не джентльмен. Это был мужчина, которому нужно было только одно.

Казалось, Виолетта не замечает того, что было так ясно для Джейн. Плавно присев в реверансе, она сказала:

– Лорд Блэкберн, как приятно видеть вас.

Когда маркиз повернулся к Виолетте, прежнее выражение исчезло с его лица. Он поклонился, демонстрируя уважение к хозяйке дома.

– Надеюсь, вы в добром здравии. – Он поднял лорнет. Его взгляд прошелся по неожиданно любезной леди Киннард, затем по ее дочерям. Младшая вновь быстро заняла свое место на диване. Три остальные устремились к фортепиано и, изображая повышенный интерес к музыке, уселись там. Другие женщины походили по комнате, пытаясь сделать свои перемещения целесообразными, а потом тоже заняли предназначенные им места – чтобы насладиться представлением.

– У вас, как обычно, весь цвет лондонского общества. Даже если его любезность показная, это никого не беспокоило.

Виолетта знала правила этой дипломатической игры и злорадно подыграла.

– Благодарю вас, милорд, но боюсь, что мои очаровательные гостьи привлекли сюда сливки сливок общества. Без сомнений, именно мисс Морант и мисс Хиггенботем явились приманкой для таких высоких гостей.

– Леди Тарлин, вы слишком недооцениваете себя, – Блэкберн поклонился сначала Джейн, потом Адорне. Затем снова Джейн.

Его подчеркнутая галантность была проявлением особого внимания. Может, даже в большей степени, чем фраза «я зашел навестить вас».

Под его пристальным взглядом Джейн потеряла дар речи. Она подумала, что Блэкберн насмехается над ней, отлично понимая, что спас ее от общественного отторжения, и самодовольно предвкушая то, что она не сможет после этого отвергнуть его помощь.

Не отвергнет. Она не может этого сделать. Однако горький опыт научил ее, что Блэкберн обязательно потребует от нее плату за свое участие. И нужно быть совершенно отчаявшейся женщиной, чтобы заключить эту сделку, не зная условий.

Ей нужно что-то сказать, завязать хоть какой-нибудь разговор. Но исходящий от Блэкберна запах накрахмаленной одежды и лимона не давал Джейн думать, она слышала только гулкие удары своего сердца.

– Реверанс, – прошептала ей на ухо Виолетта. Джейн присела.

– Позволь мне войти, Джейн.

Это было сказано так тихо, что ей показалось, что у нее галлюцинации. Но нет. Блэкберн улыбался над самым ее ухом.

Он никогда не улыбался. Только сейчас. И улыбка эта не выражала ни любезности, ни радости. Это был звериный оскал, предупреждавший, что ей нужно удирать.

Виолетта ущипнула ее за руку.

– Ты загораживаешь проход, Джейн. Пропусти его. Но Джейн продолжала еще какое-то время тупо стоять. Затем Блэкберн шагнул вперед, так близко, что их одежда чуть соприкоснулась и Джейн услышала удары его сердца.

Или это ее собственные удары, которые гулко отдавались в ушах?

Она поспешно попятилась, и Блэкберн снова ей улыбнулся. Она прижалась к стене, пока он неторопливо входил в гостиную. Все сидящие там леди и джентльмены вдруг одобрительно посмотрели на нее. Они видели лишь внешние проявления. Им казалось, что Блэкберн улыбается Джейн, потому что хорошо относится к ней.

Простаки, все до единого.

Тут Адорна с присущей ей непринужденностью взяла ситуацию в свои руки.

– Лорд Блэкберн, мистер Фицджеральд так увлекательно рассказывал о загородной прогулке, в которую мы с мисс Хиггенботем могли бы отправиться после полудня. Может быть, вы предложите направление?

– С удовольствием. – Лорд Блэкберн поздоровался с Фицем.

Мистер Фицджеральд тоже приветствовал друга, но настороженно, словно не был уверен, которая из двух дам представляет для Блэкберна интерес.

У мистера Фицджеральда и Джейн было много общего.

– Погода стоит сухая и теплая, и неизвестно, как долго мы еще будем пользоваться ее прелестями. – Наведя лорнет, словно это было оружие, Блэкберн оглядел собравшихся. Под его взглядом сквозь линзы все выпрямлялись, становились выше ростом и учтивее. На меньшее он был не согласен. Блэкберн был негласным лидером общества, и никто бы не посмел перечить его желаниям. В настоящий момент он хотел, чтобы мисс Хиггенботем была беспрекословно принята обществом. И ее приняли.

– Пикник пришелся бы как нельзя кстати, – заметил Блэкберн. По гостиной пробежал вежливый шепот согласия.

– Да, пикник! – Адорна захлопала в ладоши. – Mangez le souris.

– Адорна, дорогая, что ты сказала? – испуганно спросила Джейн.

– Мсье Шассер научил меня сегодня утром. Я сказала: «Мы будем есть то, что захотим».

– Ну... не совсем. Думаю, ты сказала: «Съешьте мышь».

– О! – Адорна обвела взглядом гостей и расхохоталась. – Я такая глупая.

Одна половина джентльменов тоже рассмеялась. Другая заворковала от умиления.

Адорна повернулась к Блэкберну.

– Моя тетя очень хорошо говорит по-французски. Она такая образованная, – тут девушка вздохнула.

Джейн не отрицала своих познаний в языках. Все эти годы она надеялась, что когда-нибудь сможет покинуть родную Англию и отправится завоевывать своим искусством континент. Поэтому она изучила романские языки – испанский, итальянский и французский. Однако это дало Джейн только то, что она могла говорить с учителем французского и обнадежить племянницу, что таким незатейливым способом произведет впечатление на лорда Блэкберна.

– Мой учитель любит с ней разговаривать. Он утверждает, что тетя Джейн такая утонченная, что он снова чувствует себя во Франции.

– Неужели.

Это не прозвучало как вопрос. Скорее, утверждение, сопровождаемое холодным задумчивым взглядом, от которого по телу Джейн пробежали мурашки. Глаза Блэкберна остановились на ее груди, и грудь тоже напряглась. Джейн почувствовала себя необычайно глупо, словно она наивно пытается соблазнить его, когда это никому не нужно.

– Сам я не очень хорошо знаю французский, – сказал Блэкберн.

– Скромничаете, Блэкберн? – съязвила Виолетта. Блэкберн бросил на нее свирепый взгляд, и она осеклась.

– Довольно плохо, – продолжал он. – Поэтому нахожу ошибку мисс Морант такой же прелестной, как и она сама. Могу ли я предложить поместье моей сестры, леди Гудридж, в качестве места проведения завтрашнего пикника?

– Отличная мысль! – воскликнул мистер Фицджеральд.

– Поместье Гудридж? – Адорна захлопала в ладоши. – Как это мило с вашей стороны, милорд. А там будет комната для пикника?

Джентльмены закашляли, чтобы скрыть смех. Дамы захихикали.

– О! – Адорна посмотрела вокруг широко раскрытыми от изумления глазами. – Я сказала что-то смешное?

– Пусть это вас не тревожит. – Блэкберн облокотился о камин, непроизвольно хвастая своей грацией, мускулатурой и безупречной работой портного. – Поместье Гудридж охватывает довольно большую территорию рядом с Темзой и морским побережьем.

Дом стоит на холме. Его окружает парк, который простирается до берега.

– Я так люблю побережье, – призналась Адорна.

– Тогда решено. – Блэкберн повернулся к Джейн. – Конечно, если ваша наставница согласна. Наши планы устраивают вас, мисс Хиггенботем?

Как будто это имело для него значение! Но, в конце концов, Блэкберн только что спас ее от еще одного скандала. Хотя никто почему-то не вспоминал, что он и явился причиной того, старого скандала. Она обязана пойти навстречу его желаниям. От нее ждут благодарности. Сердце Джейн сжалось.

25
{"b":"7260","o":1}