ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но расстояние довольно велико, если я не ошибаюсь? Его удивленный вид развлек Джейн.

– Три часа езды.

Джейн вернулась к своей роли.

– Нам придется выехать очень рано, Адорна, а сегодня вечером бал.

– Я уеду с бала пораньше. Ну пожалуйста, тетя Джейн! Давайте поедем!

Видя в газах девушки мольбу, Джейн испытала угрызения совести.

– Будем рады. – Она посмотрела поверх его правого плеча. – Благодарю вас, милорд.

– Значит завтра, Блэкберн? – уточнила Виолетта, как показалось Джейн, с наигранной радостью. – Ваша спонтанность прелестна, но сможет ли леди Гудридж так быстро подготовиться к приему гостей?

– Леди Гудридж, конечно, очень изысканная и знатная дама, но, уверяю вас, если слуги не успеют как следует подготовиться, она с них семь шкур спустит.

Все – леди Киннард, ее дочери, Адорна и Виолетта – торжественно закивали.

Джейн рассмеялась.

Она не могла сдержаться. Ей казалось, что Блэкберн шутит – леди Гудридж всегда была такой учтивой. Но, почувствовав на себе неодобрительные взгляды, Джейн замолчала. Как будто она ребенок, которого строго отчитали за плохое поведение в церкви.

Приятная улыбка вновь заиграла на губах Блэкберна.

– Мисс Хиггенботем – давняя подруга моей сестры, – пояснил он присутствующим. – У нее нет причин бояться леди Гудридж.

Джейн пожалела, что не может затеряться среди зеленых полос на обоях. Она никогда не была настолько самоуверенной, чтобы называть себя близкой подругой леди Гудридж.

Мистер Фицджеральд ободрительно подмигнул ей.

– Уверен, что леди Гудридж всегда искренне восхищалась мисс Хиггенботем.

– Никому и в голову не придет отрицать, что леди Гудридж – сама благосклонность. – Виолетта хотела подчеркнуть, что не позволит себе ни малейшего осуждения леди Гудридж. Она была не настолько смела.

– Иногда, – без тени раскаянья откликнулся брат леди Гудридж. – Когда она не превращает мою жизнь в ад. Например, она была крайне навязчива, убеждая меня в необходимости жениться.

Джейн нащупала диван и присела. С появлением Блэкберна так много женщин затаили дыхание, что воздух казался ей довольно разреженным.

Голосок Адорны звучал слишком невинно:

– Леди Гудридж очень мудрая женщина.

– Да. После стольких лет уговоров она наконец выбила из меня согласие.

Закрыв глаза, Джейн глубоко дышала, пытаясь найти какую-нибудь другую – любую, но только не эту – тему для беседы. Все молчали и ловили каждое слово лорда Блэкберна с жадностью уличного попрошайки.

Мистер Фицджеральд пришел ей на помощь.

– Итак, завтра едем за город. Я заеду к леди Гудридж и буду умолять ее составить нам компанию. Свежий воздух пойдет ей на пользу.

– Сомневаюсь, что она поедет, – безапелляционно сказал Блэкберн.

– А я уверен, что поедет, – заявил Фиц. Подняв брови, Блэкберн уставился на друга.

– Возможно, ты знаешь ее лучше, чем я. Фиц кивнул.

– В самом деле, Блэкберн. Брат плохой знаток характера женщины, особенно такой очаровательной и прелестной, как леди Гудридж.

Джейн так и не узнала, что ответил бы на это Блэкберн, поскольку леди Киннард прервала их, застенчиво спрашивая:

– Мои дочери тоже приглашены, милорд?

Блэкберн медленно развернулся и оглядел леди Киннард и ее потомство.

– Приглашены?

– В поместье леди Гудридж! – Истинная натура леди Киннард – урожденной Фейрчайлд – проявилась сейчас как никогда: она штопором ввинчивалась туда, куда ее не звали, стараясь поддержать престижные связи. Ее глаза алчно блестели. – Будет так чудесно в узком кругу друзей навестить дорогую леди Гудридж!

Все присутствующие затаили дыхание, ожидая, что будет дальше. Даст ли Блэкберн резкий отпор леди Киннард, на что он был большой мастер? Однако лорд лишь кивнул и сдержанно ответил:

– Прекрасная идея, леди Киннард. Чем больше гостей, тем больше шансов... весело провести время! Позвольте мне пригласить всех, кто пожелает провести день за городом и приехать в поместье – он обвел взглядом присутствующих – или не приехать.

После слов Блэкберна напряженное волнение, терзавшее Джейн, исчезло. Хотела она того или нет, но она знала Блэкберна. Она хорошо изучила его. Поэтому невозможно было поверить, что что-то – и уж, конечно, не любовь – могло превратить его в столь любезного человека, который щедро приглашает всех желающих. Меньше всего к этой перемене была причастна леди Киннард.

Все это было как-то странно.

Глава 14

– Может, вы все перестанете мне улыбаться? – сидя в экипаже Тарлинов, Джейн недовольно посмотрела на своих спутников. Ее раздражение росло с каждой милей.

– Но почему? – Виолетта прижалась к Джейн, когда экипаж сделал крутой поворот по изъезженной вдоль и поперек дороге к поместью Гудридж. – Блэкберн так охвачен безответной любовью к тебе, словно у него в голове ураган.

– Или где-нибудь еще, – едва слышно пробормотал лорд Тарлин.

– Джордж! – воскликнула Виолетта.

Но муж лишь улыбнулся ей, и через минуту она усмехнулась в ответ. Однако не удержалась от выговора:

– Здесь присутствуют юные леди, – она кивнула на Адорну. Обернувшись к девушке рядом с ним, лорд Тарлин спросил:

– Ты ведь ничего не поняла, котенок?

– Чего не поняла, милорд? – спросила Адорна.

– Не ухмыляйся мне, Джордж, – командным тоном сказала Виолетта. – А ты, Джейн, посмотри на экипажи впереди нас, посмотри на экипажи за нами, – она ткнула пальцем в окно. – Чем еще, кроме любви, ты объяснишь гостеприимство лорда Блэкберна?

Джейн пожалела, что не воспринимает жизнь так же просто, как подруга. Виолетта бы страшно обиделась, если бы Джейн называла подругу наивной. Хотя ее роскошный образ жизни отрывал Джейн от реальности.

Если лорд Блэкберн изменил свое поведение, то не любовь была тому причиной, Джейн была в этом уверена. За его любезностью скрывалось что-то другое.

– Мне кажется, это очень романтично, – обычно рассеянный взгляд Адорны сосредоточился на Джейн. – Он такой красивый, такой галантный, правда, тетя Джейн?

– Правда, – кротко ответила Джейн.

– Конечно, он уже старый...

– Ничего себе! – вознегодовал лорд Тарлин.

– Но красивый. У него волосы такого необычного цвета. Не совсем золотые, но и не желтые. Какой цвет вы бы выбрали, если бы рисовали его, тетя Джейн?

– Не знаю, – кисло ответила Джейн, – желто-золотистый. Адорна задумчиво приложила палец к ямочке на подбородке:

– Может, это называется бронзовый.

– Желтая охра, – исправила Джейн. – Основным тоном была бы желтая охра.

Адорна непонимающе уставилась на нее.

– Светлый, – пояснила Джейн.

– Точно! Светлый. А его глаза такие синие. Синие-пресиние, почти фиолетово-синие. Тетя Джейн, если бы вы собирались...

– Небо в полночь. – Джейн не хотела о нем думать, но вопросы Адорны вынуждали ее. – У него глаза цвета ночного неба.

– Небо. Да, это похоже на правду. – Адорна обмахивалась рукой. – Если бы я была художницей, мне бы очень хотелось нарисовать его. Он чрезвычайно хорошо сложен. Он не носит накладных плеч и корсетов, как другие лорды. Готова поспорить, он занимается боксом. Как иначе ему удалось бы иметь такое соблазнительное тело? – Глядя на проплывающие мимо холмы, Адорна, казалось, не замечает нарастающего раздражения Джейн. – Что мне действительно нравится в лорде Блэкберне, так это его лицо. Он всегда выглядит таким строгим, почти сердитым. Кроме моментов, когда он смотрит на вас, тетя Джейн.

– А как он тогда выглядит? – спросила Виолетта.

– Думаю, это называется... вожделение.

–Довольно, Адорна, – сурово оборвала ее Джейн.

Она не могла припомнить, когда бы еще так сердилась на племянницу. До конца поездки Джейн чувствовала себя в экипаже, как в тюрьме. Более того, она с ужасом представляла, что, когда они наконец приедут, половина Лондона будет с интересом глазеть на нее, задаваясь вопросом, жертвой какого психического расстройства пал лорд Блэкберн, если так открыто проявляет свои симпатии.

26
{"b":"7260","o":1}