ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда Джейн посмотрела на Адорну, она увидела в ней Мелбу, свою любимую сестричку. Джейн не понимала, как Элизер не замечает, что Адорна – живое воплощение его жены. И как он может жениться на Дэйм Олтен!

– Что-то не так, тетя Джейн? – наклонив голову, Адорна посмотрела на Джейн. – Вы выглядите так, будто страдаете несварением желудка.

– После обеда в той гостинице это было бы неудивительно, – гримасничая, ответила Джейн. – Вероятно, колбаса мяукала, когда мы нарезали ее.

– Какой кошмар, тетя Джейн! Пожалуйста, не говорите так.

Казалось, что Адорну слегка мутит, и Джейн понимала, насколько неуместно будет, если здесь, в экипаже, ее стошнит. По крайней мере, нежелательно, чтобы это случилось сейчас, когда они уже так близки к цели.

– Я пошутила, милая. Уверена, что на самом деле колбаса была бычья.

Адорна в ужасе упала на спинку сиденья, широко раскрыв рот.

– Только не бычья!

– Это значит: говяжья, из коровы, моя дорогая, – поспешно сказала Джейн.

– А, корова. Почему вы сразу не сказали? – Адорна вновь выпрямилась и поправила оборку на чепце. – Но все же вы выглядите странно. Дело в моем отце, не так ли? Это он вас расстроил?

Джейн пристально смотрела на Адорну. Она не переставала удивляться. Как может девушка, казавшаяся такой простой, быть в то же время настолько проницательной?

«У меня больше нет дома». Горькие слова были готовы сорваться с ее губ.

Однако она всегда защищала Адорну от нападок Элизера, и сейчас не будет перекладывать на ни в чем не повинную девочку ответственность за поступки ее отца. Не будет она также просить о помощи в дальнейшем. Ее выжили из дома, но из ума-то она еще не выжила, все как-нибудь устроится.

– Твой отец обеспокоен предстоящими расходами.

– Как всегда! Но раньше это не волновало вас, – Адорна взяла Джейн за руку. – Прошу вас, тетя Джейн, скажите. Это из-за него или, может, из-за меня?

– Из-за тебя? – Экипаж подбросило на вымощенной булыжником дороге, но Джейн едва заметила это. – Каким образом ты могла меня расстроить?

Адорна опустила голову.

– Вы не хотели ехать, но я не могла провести сезон без моей любимой тети. Без вас мне было бы страшно.

Взгляд девушки из-под длинных темных ресниц скользнул по лицу Джейн, но та лишь недоверчиво покачала головой.

– Дорогая, я никогда не покину тебя. И вряд ли что-либо способно тебя напугать.

Глядя в упор на тетушку, Адорна сказала:

–В таком случае, тетя Джейн, считайте, что я излишне эмоциональна. Я слишком люблю вас, чтобы уехать одной.

Теперь Джейн действительно верила ей. Обнимая это любящее создание, она произнесла:

–Я и сама не смогла бы там остаться. Я бы беспокоилась о тебе.

Адорна опустила голову на плечо Джейн и крепко обняла ее.

– О чем? Это мой первый выход в высший свет!

В юности Лондон тоже казался Джейн первой ступенькой в покорении мира. Потом она мечтала увидеть Рим, Париж и Новый Свет. Ее образ жизни никогда не соответствовал общепринятым нормам: ценность женщины определялась в нем не столько красотой и очарованием, сколько талантом и увлеченностью своей работой.

Все получилось не так, как она себе представляла, и теперь по иронии судьбы именно Джейн предстояло, как это принято в обществе, ввести Адорну в свет.

– Ты разве забыла молодого Ливермиера и то, как он схватил тебя, когда ты отвергла его предложение?

– Ах, это, – Адорна выпрямилась и снова выглянула в окно. – Он обезумел от любви.

– В мире полно таких сумасшедших. – Джейн вспомнились часы отчаяния, когда она думала, что ее племянницу похитили. – Рядом с тобой мужчины теряют рассудок.

– Я умею с ними обращаться. Я умею обращаться с чем угодно, и я позабочусь о вас. Она велела мне это сделать.

– Кто, милая?

– Как кто? Мама, конечно, когда была больна, – произнесла Адорна как само собой разумеющееся. – Она много рассказывала мне о вас.

Джейн стало не по себе.

– Зачем Мелбе рассказывать такие вещи восьмилетнему ребенку?

– Именно потому, что она любила вас.

Казалось, в глазах Адорны это все объясняло. И, несмотря на то, что Джейн очень хотелось расспросить племянницу подробнее, она понимала, что не получит более внятного ответа.

– Почему же ты ничего не говорила мне раньше?

– Вы никогда не спрашивали.

Лошади замедлили ход, и Адорна потянулась к окну.

– Это здесь, тетя Джейн? Это площадь Кавендиш? Дома здесь такие величественные.

Джейн вздохнула, стараясь что-то вспомнить.

– Леди Тарлин тоже величественна.

Экипаж остановился у самого высокого дома с массивными роскошными дверями.

– Уже по дому ясно, что леди Тарлин незаурядная личность. – Но Джейн едва ли слушала племянницу.

Молодой веснушчатый лакей леди Тарлин, важно расшаркиваясь, опустил подножку экипажа и широко распахнул дверь. Джейн вышла из кареты. Теперь она на самом деле была в Лондоне, где высшее общество питалось скандалами и где когда-то некая Джейн Хиггенботем была первым блюдом для сплетников.

Джейн поставила ногу на ступеньку: теперь она обречена.

Вдруг Адорна взяла тетю за запястье и вложила ее безвольную кисть в руку лакея в белых перчатках. А затем Джейн окликнули откуда-то сверху:

– Джейн, дорогая моя Джейн! Наконец-то ты приехала!

На пороге резиденции, как на картине, стояла модно одетая женщина. Лицо ее светилось радостью.

Джейн вспомнила заплаканную девушку, отчаянно выкрикивающую подруге: «Возвращайся в Лондон, как только сможешь. Мы еще заставим Блэкберна пожалеть об этом, обещаю!»

Джейн вежливо склонилась в реверансе.

– Леди Тарлин, как приятно вновь видеть вас!

– Довольно. Оставь эти свои «леди Тарлин». Что за чепуха? Для тебя я Виолетта. – Она мгновенно слетела с крыльца, взяла Джейн за плечи и посмотрела ей в глаза.

– Мы же друзья, не правда ли?

Джейн облегченно вздохнула и улыбнулась.

– Очень на это надеюсь. Мысль о твоей дружбе спасала меня, когда казалось, что все хорошее в жизни... – Радость от встречи увяла так же быстро, как и появилась. Будет ли ей где жить после окончания сезона?

Виолетта крепко обняла ее.

–Я рада, что ты здесь. Наконец ты уступила моим уговорам.

Появление на свет троих детей изменило изящную фигурку Виолетты. Если раньше она имела идеальные пропорции песочных часов, то теперь весь песок словно перетек в нижнюю часть. Потускневшие каштановые локоны обрамляли круглое лицо. Но в карих глазах по-прежнему светился насмешливый огонек, а уголки тонких губ всегда были чуть приподняты, как будто в каждой ситуации она находила скрытый юмор.

Улыбаясь, Виолетта спросила:

– Ну, а где же твоя подопечная, о которой я так много наслышана?

Адорна вышла из экипажа и ждала. Она сделала шаг вперед, поклонилась и вежливо сказала:

– Леди Тарлин, мы с тетей очень благодарны, что вы согласились принять нас в своем доме на сезон.

– Ко мне это не относится, – заметила Джейн, – мой дебют далеко в прошлом.

Адорна говорила размеренно и четко:

– Я задумала две свадьбы.

Когда минуту спустя до Джейн полностью дошел смысл сказанного, она в смущенье и ужасе воскликнула:

– Адорна!

– Превосходная мысль! – Виолетта звонко рассмеялась, увидев выражение лица Джейн.

– Что за нелепое предположение! Не представляю, что натолкнуло ее на такую мысль.

– Может, она сама это придумала? – Взяв Адорну за подбородок, Виолетта изучала невинное лицо, доверчиво глядящее на нее. – Она красива и умеет очаровывать. Ты была права, Джейн. Она станет открытием сезона.

Взяв обеих дам под руки, Виолетта повела их наверх.

– Мы должны торопиться. У нас меньше месяца на подготовку. – Окинув взглядом Джейн и Адорну, она добавила:

– Вам обеим нужен новый гардероб.

– Мне – нет, – сказала Джейн.

– Новые прически, – добавила Адорна.

– Дорогая, твой отец... – запротестовала Джейн. Адорна выпятила подбородок, что изменило мягкий овал ее лица.

3
{"b":"7260","o":1}