ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вместо кровати Дьюи сейчас приготовит нам широкую постель из шкур и одеял прямо на полу.

Сэр Линдон щелкнул пальцами, и Дьюи заторопился с выполнением приказания.

Хью тем временем устроился на небольшой скамье снаружи в тени навеса над входом в шатер. Отсюда он мог наблюдать за возвращением Эдлин. В том, что она вернется, он не сомневался. Вокруг него оруженосцы расставили лавки для прочих рыцарей в соответствии с рангом каждого и степенью доверенности со стороны Хью. Когда все было готово, рыцари заняли свои места.

Некоторое время потребовалось для того, чтобы всем прочистить горло, а затем Хью, граф Роксфорд, потребовал доклада о действиях каждого из своих людей.

— Они сражались как демоны, милорд, особенно когда подумали, что вы убиты. — Сэр Линдон напряженно согнул руку, так, будто вспоминал, как мучительно удерживать меч в течение слишком долгого времени. — Но, по правде говоря, все обернулось к лучшему, ибо люди в боевых порядках де Монфора слишком растянулись, и нам удалось вклиниться в самый центр, внести панику, а значит, победить.

Хью сделал глоток из заново наполненного кубка и взглянул на сэра Филиппа.

— Мы взяли пленных?

— Да. Их отправили в лагерь принца для суда над ними. Конечно, после того, как сняли с них доспехи и отобрали коней. — Сэр Филипп улыбнулся, весьма довольный воинскими трофеями. — Мы разделили добычу поровну, милорд, и оставили для вас то, что, как нам показалось, должно вам понравиться. Если вы прикажете провести раздел по-другому, мы откажемся от своих претензий.

Хью улыбнулся в ответ. Годы, проведенные им в седле в качестве безземельного рыцаря, научили его ценить военную традицию отбирать у побежденного недруга его имущество. Много раз ему приходилось проедать деньги, вырученные от продажи личных вещей, захваченных после победы на состязании или в сражении. Иногда приходилось продавать боевые трофеи и их прежним владельцам. На этот раз никаких предложений о выкупе не поступало. Те, кто сражался на стороне Симона де Монфора, отказались от своих прав на имущество. Некоторые, вроде графа Джэггера, отдали свои жизни.

Хью бросил взгляд на лес, синевший неподалеку от шатра. Где же она? Сколько еще времени она будет на него злиться? Она не заставит его долго ждать, это ясно, ведь солнце быстро катится к горизонту, а провести ночь одной в лесу — приключение не из приятных.

— Нам так не хватало ваших уверенных команд в сражении, — проговорил сэр Линдон. — Если бы не ваша мудрая предусмотрительность заблаговременного планирования маневров на поле боя, то нас бы, конечно, жестоко потеснили — после того как вас ранили.

Хью не ответил. Ему не пришелся по душе тот ураган похвал, что обрушил на него сэр Айн-дон. Ему совсем не нравилось то, что их прежняя дружба, возникшая в прошлом как отношения между равными, теперь переродилась в свое жалкое подобие. Когда принц Эдуард лишил Эдмунда Пембриджа его титула и замка, пожаловав их Хью, сэр Линдон стал пользоваться положением старого друга для своей выгоды. Хью полагал для себя недостойным, чтобы его считали дойной коровой.

— Кто из людей де Монфора сумел уйти живым с поля боя? — спросил он.

— Ричард Уилтшир с отрядом своих наемников. — Сэр Линдон сплюнул с отвращением на землю, после того как произнес это имя. — Барон Джайлз Камберлендский. И клан Максвелла. — Он собрался презрительно плюнуть еще раз, но вовремя сообразил, что этого делать не стоит.

Клан Максвелла, мысленно повторил Хью. Он не произнес этого вслух, но в глубине души был рад, что именно они избежали опасности.

— Не могу понять, чего они искали на землях Англии? — Сэр Линдон наконец осмелился выразить свое неудовольствие.

— Они же шотландцы, верно? — проворчал Хью. — А шотландцам нравится, когда англичане воюют друг с другом. Шотландцы всегда извлекают выгоду из наших войн. И отчего бы Максвеллам не принять чью-либо сторону? Если победит принц Эдуард и король выйдет на свободу, они смогут отступить через границу в Шотландию и благополучно проживать награбленное. Если победит де Монфор, они получат в награду замок любого из лояльных престолу английских лордов.

— Вы согласны с их взглядами, я вас правильно понял? — спросил сэр Линдон.

— После того как они взяли меня в плен, я прожил в Шотландии почти целый год, — неожиданно признался Хью.

Дьюи, сгорая от любопытства и совершенно забыв, что оруженосцам никогда не следует перебивать рыцарей, спросил:

— Вас кто-нибудь выкупил или вы сбежали?

— Ни то, ни другое. — Прежде чем объяснить странность своего ответа, Хью внимательно посмотрел на лица своих воинов и только потом произнес: — Они меня отпустили.

Сэр Филипп смотрел на Хью с изумлением. Будучи новичком, он никогда не слышал эту историю раньше. Но сэр Линдон избегал пристального взгляда Хью. События того года, который Хью провел в клане Максвеллов, произошли намного раньше, чем они встретились. Сэр Линдон был знаком со всеми деталями и считал, что лучше забыть это или по крайней мере не рассказывать всем подряд.

Но Дьюи не терпелось узнать новые подробности.

— Как же шотландцы вас отпустили?! А я-то думал, что все они варвары и живьем зажаривают своих пленников, если не могут извлечь из них какую-нибудь выгоду.

— Они такие! — согласился Хью. — Хотя ни одного зажаренного пленного я не видел, они действительно превращают своих невыкупленных пленников в рабов.

Дьюи опустился на колени рядом со стулом Хью.

— Они сделали вас своим рабом?! — спросил он с затаенным ужасом.

— И заставили меня вращать мельничные жернова, — подтвердил Хью. — Меня заковали в цепи, и надсмотрщик говорил мне, что я работаю лучше лошади и более бессловесный, чем бык.

— Он думал, что вы немой? — догадался мальчик.

До Хью вдруг дошло, что Дьюи нисколько не удивило сравнение с лошадью, а это уже можно было понять, как признание его силы.

— Да, он думал, что я не могу говорить. Это была его первая ошибка. А второй ошибкой стало решение снять с меня цепи и заставить драться на их турнирах. Я победил там всех, и, когда один богатый шотландец взял меня в свой замок, мельнику пришлось покупать быка мне на замену. От изумления глаза Дьюи вылезли из орбит.

— И что произошло потом?

— Я служил у шотландского лорда по имени Хэмиш Максвелл до тех пор, пока не оказал ему такую услугу, что он сам отпустил меня.

Сидевшие вокруг воины зашаркали ногами и стали откашливаться, смущенные тем, что их господину пришлось служить такому ничтожеству, как шотландский лорд. Но Хью не придал этому никакого значения. Он говорил очень просто, словно в этом не было ничего особенного. Обращаясь к Дьюи, он продолжал:

— Вот почему до этого дня я сохранил умение говорить по-шотландски, привычку есть их хэггис [3]. И хоть сейчас спою любую песню клана от начала до конца. Очень важно знать своих противников, Дьюи, никогда не забывай об этом.

— Слушаюсь, милорд. — Юный оруженосец был совершенно потрясен рассказом.

— Теперь, — сказал Хью, — я чую запах жареной баранины, а мне не доводилось даже попробовать чего-нибудь подобного за последний месяц. Не принесешь ли мне кусок мяса, мой мальчик?

Дьюи вскочил как ошпаренный, огорчившись, что господин вынужден намекать на выполнение его прямых обязанностей.

— Как прикажете, милорд. Мы приготовили свадебное угощение для вас и вашей молодой леди.

Как только оруженосец исчез из виду, направившись к кострам между палатками, сэр Линдон сказал:

— Плохо, что вашей жены нет здесь, чтобы разделить с нами пиршество.

Хью сделал вид, что не расслышал своего советника, но про себя заметил, что он мог бы и не говорить этого. Хью снова посмотрел в сторону леса. Неужели он допустил ошибку, позволив ей уйти? Похоже, излишняя гордость заставит ее оставаться в лесу дольше, чем это может оказаться разумным. Но, с другой стороны, она уже не раз доказывала мудрость своих действий.

вернуться

3

Шотландское блюдо (бараний рубец, начиненный потрохами со специями).

32
{"b":"7261","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Элиты Эдема
Безмолвные компаньоны
Путь Шамана. Поиск Создателя
Отчаянные
История мира в 6 бокалах
Я оставлю свет включенным
Наше будущее
Лучшая подруга
Магический пофигизм. Как перестать париться обо всем на свете и стать счастливым прямо сейчас