ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Новая Зона. Излом судьбы
Дурная кровь
Записки с Изнанки. «Очень странные дела». Гид по сериалу
Умрешь, если не сделаешь
Темнотропье
Только не разбивай сердце
Похититель ее сердца
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
A
A

Но что-то у нее должно было все-таки остаться, хотя бы для того, чтобы прикрыть наготу. Верхней одежды, которую она нашла небрежно брошенной на скамье, явно недостаточно. Хью взял с нее слово больше ничего не оставлять из того, что лежало в мешке, но ведь он, наверное, не имел в виду, чтобы она ходила нагишом.

Сделав этот разумный вывод, она достала из мешка свое старенькое коричневое платье, которое носила каждый день в монастырском хранилище, и оделась.

Теперь она готова… к чему, собственно? Полдень давно прошел, так что она подкрепилась хлебом и элем, которые ожидали ее на столе. Покончив с едой, она постояла посреди шатра в нерешительности. Уйти или остаться? Если она выйдет, то не станут ли люди Хью усмехаться, глядя на нее, когда она пойдет по лагерю, и зубоскалить над тем, что она так поздно встала? Может быть и хуже того. Не станут ли они неодобрительно отворачиваться при ее появлении, считая, что вдова Робина недостойна быть женой их лорда?

И что она сможет объяснить в монастыре, когда туда явится? Она растянула на сундуке в прошлом роскошное подвенечное платье. Вот, пожалуйста, пятнышко на подоле. Хуже того, что скажут монахини? И что делать с зелеными травяными пятнами на белых чулках и грязью на расписных кожаных туфлях? Монахини с такой радостью одолжили ей эту одежду, движимые чувствами благотворительности. А как она станет возвращать все это в виде лохмотьев? Монахини, разумеется, станут ее поучать. Они даже могут начать сторониться ее, и поделом. Ткачество и шитье одежды занимали каждую свободную минуту дня любой женщины, а она так безрассудно испортила один из наикрасивейших предметов рукоделия во время своих полночных бесцельных прогулок по лесу.

Может быть, Хью прошлой ночью и удовлетворил свое чувство мести. Но она, чем она отплатит монахиням за нанесенный им ущерб? Она снова в тисках нищеты. У нее ничего нет.

— Миледи!

Грубоватый голос Уортона за дверным клапаном шатра заставил ее вздрогнуть. Она уже подавила в себе страх перед ним — так ей по крайней мере казалось. Но воспоминания о его угрозах в начале их знакомства все еще, оказывается, жили в ней, и, может быть, ее похищение наемниками воскресило эти воспоминания с прежней силой..

— Миледи! — Его голос прозвучал уже несколько более нетерпеливо. — Я принес кое-что из одежды для вас.

Справившись с овладевшим ею беспокойстврм, она поспешила отвести дверной клапан назад. Лагерь, открывшийся в проеме, казался опустевшим.

Уортон взглянул на ее одежду с омерзением.

— Я полагал, что милорд велел оставить из того мешка только две вещи. Именно эти?!

— Но мне же надо было во что-то одеться!

— Ну, если вам угодно называть это одеждой… — Шерстяной мешок, очень похожий на прежний, стоял у его ног, и он сунул его ей в руки. — Вот. От хозяина с наилучшими пожеланиями.

Он говорил вполне галантно, но под конец испортил все добавлением:

— Лучше всего, если вы сбросите с себя это уродливое платье и поскорее выкинете его мне через порог вместе с тем мешком, покуда хозяин не вернулся. Не то он поступит так, как я его учил. Станет держать вас голой и с дитем.

— Ты ему это сказал? — возмутилась Эд-лин.

— Это единственный способ удержать такую женщину, как вы, от неприятностей. — Отвернувшись в сторону, он пробормотал: — И часу не прошло, как поженились, так вас тут же и украли.

— Ну не по моей же вине, — бросила она ему вслед.

Он пожал плечами.

— Не мое это дело…

И он издал губами такой звук, что его можно было принять за исходивший из другого места.

— Какое глупое ребячество! — сказала она, придав своему голосу материнские нотки, но Уортон только глумливо хохотнул.

Из-за какого-то шатра выглянула голова, и она поняла, что некоторые оруженосцы в лагере все же остались. Но куда делись все рыцари?

Впрочем, неважно. Ее неясное замешательство все еще сохранялось, и она поторопилась нырнуть обратно в шатер. Стоя у стола, она вывернула на него содержимое мешка. У нее перехватило дыхание. В тусклом свете дня ткани платьев сверкали всеми цветами радуги. И Уортон лапал своими руками всю эту красоту. Ах, как восхитительно! Платья из тонких сортов шерсти. Смены белья, такие же великолепные, как та, что она испачкала в предыдущую ночь. И туфли. Туфли всех размеров.

Она попятилась от них, будто они были живыми змеями.

— Уортон, — прошептала она. Затем громче: — Уортон! — Она выбежала наружу, отыскивая глазами слугу Хью.

Она нашла его сидящим на корточках возле костра и латающим дырку на черных мужских грубых чулках. Подойдя к нему, она схватила его за борта камзола.

— Каким образом ты достал одежду?! — требовательно спросила она.

— Миледи, почему вы спрашиваете? — Он самодовольно усмехнулся ей прямо в лицо. Он ждал, что она придет. И он точно знал, что именно она заподозрит.

— Ты украл эти одежды у моих монахинь?! — почти утверждала Эдлин.

Он положил руку себе на грудь жестом чуть ли не святого.

— Украсть у монашенок?! Какая ужасная мысль, миледи!

Она наклонилась к нему, чтобы их глаза встретились.

— Так как же ты все-таки добыл эти одежды?

Он поднялся, не отводя взгляда.

— Мой хозяин дал мне кошель, полный монет, и велел мне купить вам все, что нужно.

— О! — Что еще она могла сказать? — Ну… а монахини что, сами захотели продать эти одежды?

— Леди Корлисс предложила им открыть свои сундуки, а золото их окончательно убедило.

Она неуверенным движением отступила от него.

— О! — Слов ей найти не удавалось.

— Благодарность будет высоко оценена, — усмехнулся Уортон.

— Бесспорно, — неуверенно промямлила она. — Я очень благодарна…

— Не мной! — На его лице появилось выражение отвращения. — Моим хозяином, конечно.

Радуясь возможности отвести взгляд, она оглянулась.

— А где же он?

— Лучше оденьтесь так, чтобы ему было приятно. Он ждет именно такой благодарности.

Этот совет показался ей разумным.

— Но где же он?

— Вернется.

Из этого разговора она не получила никаких сведений. Впрочем, она не испытывала и особого любопытства. К тому же она отсюда неотступно слышала зов этих платьев, лежащих там без нее бесполезной грудой. С трудом сдерживая желание побежать что было сил, она по дороге к шатру старалась не выглядеть слишком заинтересованной. В конце концов, она и раньше носила платья не хуже этих. Она побывала женой герцога и графа. Но как же ей в последнее время не хватало шелков, тонких шерстяных тканей, ярких расцветок! Странно и как-то неловко было ощущать такое огромное удовольствие всего лишь от новой одежды. Ей придется побеседовать с леди Корлисс о своей излишней суетности.

Когда она снова вышла из шатра, на ней было зеленое в полоску платье, то самое, которое монахини не позволили ей надеть на церемонию венчания. Оно нравилось ей, этот символ добродетели и распутства. Волосы на затылке она собрала под обтягивающую их сеточку-криспинет-ту. Перед выселением из замка Робина у нее было их несколько, а потом ей так трудно было без них обходиться. Она все время вспоминала, сколько удобств они создавали при укладке волос. Теперь у нее оказалось сразу три криспинетты, не говоря уже о разных головных уборах всех форм и размеров. Ах, ну отчего бы и не порадоваться!

Уортон и застенчивый юноша, который подглядывал за ней из-за угла палатки, сидели на солнцепеке. Уортон, кажется, учил его искусству штопки.

Про себя Эдлин это одобрила. Ей нравились мужчины, способные позаботиться о себе.

Они и не смотрели в ее сторону, но, не поднимая головы, Уортон неожиданно спросил:

— Куда это вы направляетесь?

Она слегка запнулась о слишком длинный подол.

— Иду в свое хранилище трав.

— Зачем?

Она швырнула на землю прямо перед ним мешок со старыми вещами, затем небрежно сунула ему в руки другой мешок, в котором он принес ей новую одежду.

— Мне нужно собрать кое-какие травы в дорогу и дать инструкции тем, кто примет у меня… — Потом, опомнившись, Эдлин с досадой и отвращением воскликнула: — Я вовсе не должна ничего тебе объяснять! С какой стати ты суешь свой нос в мои дела?!

41
{"b":"7261","o":1}