ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наследник из Сиама
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
Лицо удачи
Держись, воин! Как понять и принять свою ужасную, прекрасную жизнь
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!
Нелюдь
Да, я мать! Секреты активного материнства
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Земля живых (сборник)
A
A

Люди Хью вопросительно посмотрели на своего лорда. Он знаком приказал им повиноваться.

— Я отпускаю вас на волю со всем вашим добром, — объявил Ричард, довольный собственным благородством. — Благодарите свою госпожу — это целиком ее заслуга!

Люди Хью молча смерили взглядом сначала Эдлин, потом Ричарда, и Эдлин похолодела, поняв, какая мысль пришла им в голову. Ричард тоже понял свою ошибку.

— Она добилась вашего освобождения благодаря своему непревзойденному мастерству сказительницы, — добавил он, чтобы поправить дело.

Эдлин сразу отмела подозрение, что он сознательно пытался очернить ее имя, скорее, упиваясь торжественностью момента, он не подумал о деталях.

— Мастерство сказительницы? — откровенно захохотал сэр Линдон. — Не знал, что теперь это так называется.

Ричард и Хью едва не столкнулись, бросившись на наглеца, но хозяин замка немного опередил своего бывшего пленника, потому что стоял чуть ближе. Он с молниеносной быстротой выхватил нож, как будто прятал его в рукаве.

— Нехорошо оскорблять людей, тем более выше тебя по положению, — сказал он, приставляя нож к горлу сэра Линдона.

— Она всего лишь женщина… — пробормотал тот.

Ричард срезал кусочек кожи с его кадыка.

— Да ты еще и глуп, — проговорил он, с удовлетворением глядя, как по шее Линдона побежал багровый ручеек. — Благодари Бога, что я не твой господин, иначе тебя уже не было бы на этом свете.

Потом он перевел взгляд на Хью.

— Если вы позволите, я перережу ему глотку, милорд.

— Хью… — смекнула Эдлин и, когда он посмотрел на нее, отрицательно помотала головой.

— Моя жена просит даровать ему жизнь, — неохотно ответил он и, повысив голос, добавил: — Но ты можешь держать его в подвале до тех пор, пока крысы не отгрызут его заносчивый язык.

— На случай, если кто-нибудь еще дерзнет недостаточно почтительно говорить о леди Роксфорд, предупреждаю: я этого не потерплю, — твердо сказал Ричард, швырнув сэра Линдона стражникам, которые тут же поволокли его обратно в темницу. — Мерзавец сильно испортил мне настроение, поэтому повторять для непонятливых я не намерен. Зарубите себе на носу: леди Эдлин покорила нас своим искусством, поведав удивительную по красоте и благородству историю Фалька Фитцуорина, и в благодарность я отпускаю вас всех на свободу. Всех!

Он сделал широкий жест рукой, но, поскольку в ней все еще был зажат нож, люди Хью отпрянули.

— Со всеми пожитками, — добавил Ричард. — А теперь благодарите свою госпожу, и вон из моего замка!

И они ее действительно благодарили, проходя мимо нее по тюремному коридору, а потом и во дворе при погрузке своего потрепанного скарба, пока наконец лицо Ричарда не расплылось в самодовольной улыбке. Хор благодарных голосов не смолк даже после его ухода.

Стоя вместе с Хью у входа в донжон — главную башню замка, Эдлин не сводила глаз с опущенного подвесного моста.

— Я знаю, о чем ты думаешь, — сказал Хью.

— Ты умеешь читать мысли? — произнесла она с иронией, потому что ни словом не обмолвилась с мужем о снедавшей ее тревоге. Но, с другой стороны, догадаться было нетрудно — но не Хью.

— Уортон, этот сундук мой! — крикнул Хью, обратив внимание на то, что происходило внизу. Люди торопливо распихивали по повозкам кое-как уложенные вещи. Кивнув, оруженосец распорядился отнести сундук в повозку хозяина.

Хью снова обернулся к Эдлин.

— Да, я читаю твои мысли, — более чем уверенно заявил он.

— Сомневаюсь, — сказала Эдлин и оказалась права.

Во дворе, толкаясь и крича, рыцари выводили из конюшен лошадей и спорили, кому достанутся седла. Как глупы эти мужчины!

— Ты думаешь, что я тебя подвел, не сумев вовремя совершить нападение. Считаешь, что на меня нельзя положиться.

— Да ничего подобного! — бросила она сердито.

— Я поклялся тебя защищать и, видит Бог, сдержу слово! — Вот уж не к месту были столь высокопарные клятвы.

— Хватит молоть чепуху! — окончательно потеряв терпение, прикрикнула на него Эдлин.

Он опешил от неожиданности.

— Я думаю о своих детях, вот и все! Как же можно этого не понимать?! Я хочу, чтобы они вернулись ко мне и как можно скорее! Если уж тебе обязательно нужно беспокоиться, побеспокойся о них!

— Вот в чем дело! — Хью, кажется, и впрямь не догадался об этом раньше. — Не волнуйся: однажды я уже привез тебе сыновей, привезу и сейчас.

Поймав лошадь, Хью быстро оседлал ее. Он был уже на полпути к воротам, когда его догнал Ричард. Обменявшись с ним несколькими фразами, Хью выехал из замка один.

Ричард, спешившись, подошел к Эдлин и с хмурым видом встал рядом.

— Он сказал, что сам привезет детей.

— Да поможет ему Господь! — внятно произнесла Эдлин.

— Я тоже хотел поехать на поиски.

— Не думаю, что это было бы правильно, — ответила она осторожно.

— Хью того же мнения. Наверное, лучше называть его теперь лордом Роксфордом, как вы думаете? Он сказал, что мне надо бы остаться, иначе между нашими людьми неминуемо начнется потасовка. — Ричард покачался с носка на пятку. — И он совершенно прав, черт возьми! Я об этом не подумал.

Если бы не терзавшая душу тревога, Эдлин, конечно, рассмеялась бы, таким нелепым показалось ей совершенно мальчишеское соперничество двух взрослых мужчин.

— Он из тех, кто всегда и во всем прав, — добавил Ричард. — Как вы его выносите?

Жене не следовало в разговоре с посторонним дурно отзываться о муже, поэтому Эдлин просто промолчала, удивляясь про себя проницательности рыцаря. Вот кто действительно читал ее мысли!

— Меня все время так и подмывает сбить с него спесь, — раздраженно бросил Ричард.

— Тогда понятно, почему вы решили нас отпустить, — сказала Эдлин. — Как все просто! Значит, на самом деле сказание о Фальке вовсе не произвело на вас впечатления, вы хорошо нас разыграли, чтобы внушить Хью, будто своей свободой он обязан мне?

— Не совсем так. История действительно тронула мое сердце. Но ведь, — тут Ричард вдруг подмигнул, — это маленькое приключение заставит его быть благодарным, не так ли?

— Блестящий образец мужской логики! — вздохнула Эдлин. — Вы и впрямь так думаете?

Ричард смущенно опустил глаза и уставился на носки своих сапог.

— Ладно, хватит об этом! — Эдлин попыталась избавить его от объяснений.

— Ваш муж — справедливый человек, — снова подняв на нее глаза, решительно заговорил Ричард из Уилтшира. — Мысль о том, что своей свободой он обязан жене, возможно, вызывает у него досаду, но он никогда не опустится до того, чтобы вымещать на вас зло. Он будет платить добром за добро, вот увидите. Он обязательно разыщет ваших сыновей.

— Я знаю, — проговорила Эдлин тихо.

Томясь ожиданием, она спустилась во двор к суетившимся среди разбросанного добра людям и принялась распоряжаться упаковкой и укладкой, чтобы чем-нибудь занять себя. По приказу Ричарда разбойники вернули наиболее значительное имущество — лошадей, седла, палатки, оружие, но многие мелочи пропали навсегда.

Укладывая вещи в повозку мужа, она услышала голос Хью — он въезжал в замок по подвесному мосту. За его спиной маячила только одна детская фигурка. Кто?! Побросав пожитки, Эдлин стремглав ринулась ему навстречу. Позади Хью, вцепившись в его пояс, скорчился Уинкин. Когда она поняла, что муж не привез ни Аллена, ни Паркена, ее сердце сжалось от ужасных предчувствий; заметив побелевшее лицо пажа, она испугалась еще больше.

— С твоими мальчиками все в порядке, — громко закричал Хью еще на скаку, — они с людьми Ричарда!

— Слава Богу! — Эдлин со всхлипом перевела дыхание. Никогда еще она не произносила этих слов с такой истовостью.

По тому, как паж кривился, бережно придерживая руку на колене, Эдлин поняла, что его мучает боль.

— Что с ним?

— Сломал ключицу, свалившись с дерева, — ответил Хью. — Они втроем и впрямь готовились к штурму замка, и Уинкин отправился разведать местность.

Подошедший Ричард, посмеиваясь, послал за носилками. Когда приказание исполнили, Эдлин от души одобрила приспособление, придуманное разбойниками. Точно такое же — одеяло, натянутое между двумя палками, — применяли в монастырской больнице монахини.

53
{"b":"7261","o":1}