ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Милорд ведь не прочь выпить моего эля, — ухмыльнулась она щербатым ртом. — Разве нет?

— Эль! — выдохнул Уортон с выражением умирающего, возносящего последнюю молитву. Судя по остекленевшим от скуки глазам, ему, как и остальной свите Хью, до смерти надоело таскаться за ним по замку. Только сэр Линдон сохранял на лице выражение вежливого внимания, хотя вид его и не переставал напоминать, как сэр Линдон обижен. Хью именно поэтому не терпелось поскорее избавиться от его общества.

— Пожалуй, я бы пропустил кружечку, — неуверенно заявил он, предполагая, что Бердетт его не одобрит.

Так и случилось.

— Но вы еще не до конца осмотрели деревню, милорд, а после мы собирались… — попытался переубедить хозяина неприятно удивленный управляющий.

— Нет, мы сейчас выпьем эля! — упрямо сказал Хью и по размокшей от дождя угольно-черной земле, которую Бердетт очень хвалил за плодородие, зашлепал прямиком к домику.

Оттуда веяло теплом и сильно пахло элем, который Хью так любил. Сколько же месяцев он не бывал в пивной!

— Налей-ка всем по кружке! — распорядился он весело, взяв хозяйку за один из многочисленных подбородков.

— Да, милорд! — Подрагивая пышным бюстом, она мигом бросилась исполнять приказание, мужчины же со вздохами облегчения расселись за большим столом, который стоял перед очагом. Придвинув скамью, Хью сел на оставленное ему свитой место во главе стола, а Бердетту указал расположиться подальше.

Управляющий, разумеется, принял приглашение, хотя и чувствовал себя не в своей тарелке в дружной компании рыцарей и оруженосцев.

Когда хозяйка принесла в обеих руках кружки с элем, Уортон ловко обнял ее за талию.

— Как тебя зовут, красотка? — спросил он.

Хозяйка поставила кружки на стол и шутливо шлепнула Уортона по руке.

— Тебе не скажу! Я приберегаю себя для милорда!

— Долго же тебе придется ждать, милашка, — расхохотался Уортон. — Наш милорд только что женился, всю прошлую ночь он так резвился со своей молодой женой, что балки под их комнатой ходуном ходили!

Мужчины хрипло расхохотались, а хозяйка, уперев руки в бока, смерила Хью взглядом.

— Это правда, милорд?

— Чистая правда, толстуха, — подтвердил Хью с удовольствием, беря огромную кружку.

— Ну, раз так, — хозяйка крепко обняла Уортона, — то меня зовут Этельберга.

На этот раз все просто покатились со смеху, даже Бердетт.

— В деревне ее кличут Этельберга Давалка, — сквозь смех проговорил он.

Этельберга погрозила ему пальцем.

— Не выдавай моих секретов, старик!

— Какой же это секрет, всем и каждому известно, — ответил управляющий, принимая из рук сэра Филиппа эль. Он подождал, пока мужчины разберут кружки, потом поднялся. — Выпьем за Хью, графа Роксфордского, которому я навеки благодарен за его милость.

Уортон хотел было тоже встать, чтобы провозгласить новую здравицу в честь хозяина, но Хью придержал его за руку. Пользуясь удобным случаем, он хотел узнать, что на уме у его управляющего.

— За что же ты мне так благодарен?

— За то, что вы милостиво позволили мне остаться здесь управляющим, — сказал Бердетт и, опустив кружку, серьезным тоном добавил: — Я действительно от всей души благодарю вас за это.

— Ты будешь верно служить? — спросил Хью.

— Можете не сомневаться, милорд!

— С какой стати верить тебе? — с вызовом спросил Хью. — Разве ты не давал такого же обещания Пембриджу? Разве тебя не огорчает вынужденная разлука с ним?

Бердетт опустил взгляд. Немного помолчав, он решился.

— После стольких лет службы не хотелось бы говорить о прежнем хозяине плохо, — начал он, тщательно подбирая слова и поглядывая на Хью. Компания напряженно наблюдала за говорившим. — Но на самом деле я, как мои отец и дед, служил не столько лорду, который вечно отсутствовал, сколько Роксфорду. Мы вкладывали в поместье свою душу, а Пембридж фактически отказался от своих владений, предав принца. Если бы принц Эдуард приказал хранить верность Пембриджу, сознаюсь, я бы так и сделал. Но он приказал принести присягу вам, и я готов выполнить его приказ.

Искренность Бердетта, его бесконечная преданность Роксфорду пришлась Хью по душе. Однако он заметил:

— Значит, мне не стоит рассчитывать на тебя, если я каким-то образом лишусь замка и титула.

— Мне пока не довелось узнать вас получше, милорд, но вы не похожи на человека, готового из честолюбия или жадности рискнуть своим главным достоянием, дающим власть и титул.

— Когда принц призовет меня, я уеду, — сказал Хью.

— Так велит вам долг, милорд. — Бердетт оперся на стол костяшками пальцев. — Возможно, я старый чудак, но я верю, что долг превыше честолюбия, а верность присяге — превыше жадности. Короче говоря, чтобы уж все было окончательно ясно: если бы Эдмунд Пембридж остался верен клятве, которую дал королю Генриху и принцу Эдуарду, не сидеть бы нам сейчас за кружкой эля. Я не впустил бы вас в Рокс-форд, пока был бы жив.

— Отлично сказано! — похвалил Хью и позволил встать Уортону. Тот отпихнул обнимавшую его Этельбергу и поднялся.

— За здоровье лорда Хью, — повторил он, — да пошлет ему Господь многочисленное потомство! Я счастлив, что дожил до этого дня!

Все встали, чокнулись и выпили. Хью неожиданно почувствовал, что заливается краской, как невеста на свадьбе, смущенная хором не совсем скромных пожеланий. К счастью, в пивной было темно и дымно, иначе товарищи по оружию непременно прошлись бы на этот счет.

— Благодарю, друзья! — Хью тоже поднял свою кружку. — Не будь вашей поддержки, я бы ничего не добился!

Он не стал подчеркивать особые заслуги сэра Линдона, и сподвижники поняли, что он благодарен всем одинаково. Они снова чокнулись и выпили и снова налили себе эля. Выносливый Уор-тон опять поднялся для очередной здравицы.

— За процветание Роксфорда! Дай Бог, чтобы этот замок стал вечной основой нашего благополучия!

Мужчины выпили, Дьюи громко рыгнул, и Этельберга прыснула.

Сэр Филипп поднял кружку.

— За освобождение короля, помоги ему Бог вновь вернуться на трон!

Сразу несколько голов обернулось посмотреть, что сделает Бердетт, но тот, как положено, прокричал: «За короля!» — и выпил вместе со всеми.

Этельберга опять наполнила кружки.

— За принца Эдуарда! — продолжая стоять, произнес сэр Филипп. — Дай ему Бог с помощью лорда Хью победить всех врагов, а нам — уцелеть в предстоящих битвах!

— За принца! — кричала шумная компания, все больше расходясь.

После этого большинству пришлось опуститься на скамьи, но Бердетт остался на ногах.

— За милостивую леди Эдлин! — воскликнул он. — Да благословит Господь ее чрево многочисленным потомством и да продлит он ее Дни!

Под радостные крики сидящих за столом Хью вместе со всеми поднял было кружку, но потом вдруг со стуком опустил ее на стол.

— Ну-ка скажите, все женщины такие неблагоразумные? — Он был уже под хмельком, вот и решился спросить.

Смех и дружеские излияния умолкли, и рыцари недоуменно переглянулись. Только Бердетт отнесся к вопросу серьезно.

— Уж не знаю, в чем заключается неблагоразумие леди Эдлин, милорд, — сказал он, усаживаясь на скамью, весь красный от выпитого, — но по собственному опыту скажу: иметь дело с женщинами бывает… трудновато.

— А с моей женой так вообще невозможно, — с глубокомысленным видом заметил сэр Филипп.

— Мои жены были еще хуже, — фыркнул Уортон. — Только и умели, что языком молоть! Трещали без умолку даже в постели, а потом жаловались, что я их плохо ублажаю: мол, то чересчур быстро, то чересчур долго, а то слишком редко!

Заметив изумление на лицах соседей по столу, он смущенно уткнулся носом в свою кружку.

Погладив его по голове, добродушная Этельберга услужливо подлила ему эля.

— А мой отец любил повторять, что никогда бы не женился, если б не устал один вести хозяйство, — вступил в разговор Дьюи. Все тотчас повернулись к нему, и от общего внимания он зарделся, словно девушка. — В конце концов ему пришлось жениться! — смущенно закончил он.

64
{"b":"7261","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Крах и восход
Generation «П»
Американская леди
Без стресса. Научный подход к борьбе с депрессией, тревожностью и выгоранием
Стратегия жизни
Призрак Канта
Правила выбора, или Как не выйти замуж за того, кто недостоин
Настройки для ума. Как избавиться от страданий и обрести душевное спокойствие
Подвал