ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не бойтесь, миледи, мы не дадим вас в обиду! — сказал Гримз.

Похоже, он разделял мнение Эдлин относительно руководства обороной.

Она уставилась на него невидящими глазами, погруженная в свои мысли. Если Пембридж захватит и разрушит замок, мечта всей жизни Хью пойдет прахом. Свой гнев он обратит на Эдлин, может быть, даже захочет ее убить! Нет, еще хуже: скажет, что иного от женщины и ожидать было нельзя, и навсегда лишит ее доверия.

Еще ужаснее: вдруг он вообразит, что она сдала замок из мести, из любви к Робину или по сговору с Пембриджем?

Внезапно во дворе истошно завопили женщины. Ополченцы, стоявшие с Эдлин на стене, подбежали к краю посмотреть, что случилось.

— Мерзавцам удалось прорваться!

— Не может быть! — Эдлин не верила своим ушам.

Если люди Пембриджа делали подкоп, они, конечно, могли прорваться, но не так скоро. Эта работа требовала нескольких месяцев. Кроме того, они так тщательно все проверяли, что подкоп был бы обнаружен до завершения.

Пробормотав что-то по-английски, Гримз стал истошно кричать на своих людей, отдавая распоряжения в создавшемся отчаянном положении.

— Я нужен вам, миледи! — схватил Эдлин за руку сэр Линдон. — Передайте командование мне! Немедленно!

— Пустите! — У Эдлин не было времени думать о нем.

Она увидела, что, подбежав к краю стены, Аллен и Паркен выглянули во двор. Рванувшись к ним, она заставила детей отодвинуться от края, а потом сама заглянула вниз. Сокрушив слабую каменную кладку в месте, весьма далеком от навеса, из-под стены выскакивали рыцари с эмблемой Пембриджа на щитах. Когда-то много лет назад бывшему владельцу замка удалось соорудить под этой стеной туннель. Обложенный изнутри камнями, укрепленный деревянными столбами, потайной ход был замаскирован кладкой, которая на вид ничем не отличалась от обычной. Навес оказался лишь отвлекающим маневром — люди под ним ничего не рыли, они только перетаскивали взад-вперед отесанные камни.

Нападавшие отрезали Эдлин от спасительной башни. Внизу, во дворе, Бердетт, бешено жестикулируя, пытался руководить слугами и крестьянами. Аллен и Паркен с отвагой юнцов, еще не обстрелянных, но хорошо сознающих свой долг, прикрыли собой мать.

— Без меня вам не обойтись, — снова заговорил бездействующий сэр Линдон, которому, видно, не терпелось взять командование в свои руки, но он стоял столбом, требуя приказа Эдлин.

Эдлин ничего не отвечала. Как она могла назначить его командиром, если не доверяла ему? Что он тут вообще делает, когда все в сражении?

— Кто защитит вас лучше меня? Кто остановит неприятеля? Вы ничего не понимаете в военном искусстве! — добавил Линдон высокомерно, не делая ни малейшей попытки помочь обороняющимся.

Он был прав. Эдлин всегда полагалась на свою смекалку, но, чтобы выиграть бой, этого мало. Жаль, что она не научилась драться!

* * *

Понукая коня, Хью не обратил на женский крик никакого внимания. Должно быть, какая-то сварливая тетка орет в лесу на мужа. Что за дело до этого рыцарю, который только что видел кровь и ужас сражения?

Женщина закричала снова — на сей раз так пронзительно, что даже конь Хью испуганно замедлил бег. В ее голосе не было ни капли злости, только страх и мольба о помощи. Эдлин наверняка потребовала бы выяснить, что случилось, подумал Хью.

Но ей угрожал Пембридж. Если Этельберга сказала правду, жена в большой опасности. При таких обстоятельствах даже она сама попросила бы его не отвлекаться.

Из леса раздался новый крик.

Нет! Кого он хочет обмануть? Если бы он отказался, Эдлин наверняка отправилась бы в лес одна, но не оставила бы ту, что так страшно кричала там в лесу, без помощи. Только сейчас Хью пришло в голову, сколь ревностно жена с самого начала старалась сопровождать его в поездках…

Он остановил коня, и его накрыло облачко дорожной пыли.

— Святые угодники, что там происходит? — процедил он сквозь стиснутые зубы, на которые сразу налипли пылинки.

Сгрудившиеся вокруг рыцари недоуменно переглядывались.

— Где? — спросил Уортон, удивившись.

Неужели они ничего не слышали?

— В лесу! — с досадой уточнил Хью.

— Ах, это! — равнодушно заметил Уортон. — Подумаешь, орет какая-то баба! Нам-то какое дело?

— Прикажете посмотреть, милорд? — спросил непонятливый Дьюи.

— Я сам, — мрачно бросил Хью и, повернув лошадь, поскакал на голос.

Осторожность требовала сначала разведать ситуацию, но Хью подгоняло время, и, снедаемый нетерпением, он мчался, не разбирая дороги. Далеко ехать не пришлось — выскочив на поляну, скрытую от глаз проезжих густой порослью, Хью сразу понял, в чем дело. Возле убогой хижины двое рыцарей со своими оруженосцами, по виду — наемники, удравшие с недавней битвы, прижимали к земле исступленно бившуюся и кричавшую женщину с явным намерением ее изнасиловать; рядом еще один наемник держал плачущую девчушку, которую, очевидно, ждала та же участь. По-видимому, именно из-за этого так неистовствовала мать.

— Ах, мерзавцы! — Хью выхватил меч и пришпорил коня, чтобы свершить праведный суд.

Увидев разъяренного верзилу в боевом облачении, который мчался прямо на него, наемник, собиравшийся изнасиловать ребенка, метнулся было к оружию, но запутался в спущенных штанах, и Хью одним взмахом меча снес ему голову. Остальных — кто-то из них остолбенел от ужаса, кто-то пытался отползти — тоже не миновал карающий меч, и подбежавшим людям Хью осталось только закончить то, что он так блестяще начал.

Не дослушав спасенную женщину, которая пыталась его сбивчиво благодарить, он поскакал дальше, за ним — по-прежнему недоумевавшие рыцари. Они не узнавали своего лорда, но, впрочем, это его дело. До Роксфорда оставалось еще много-много лье. Хью казалось, что время сгустилось и окутало его непроницаемой пеленой. Ах, если бы можно было оказаться в Роксфорде немедленно! Но до замка в лучшем случае еще два дня пути.

Господи, молился про себя Хью, я спас женщину с ребенком, я пожертвую много денег Ист-берийскому аббатству, я готов на что угодно, только порази врагов моих, только спаси мою Эдлин!

В этот самый момент во внутреннем дворе замка Роксфорд раздался грохот.

— Проход под стеной завалило! — донеслись до Эдлин крики защитников замка.

И правда: громадные камни фундамента обрушились, закрыв ошеломленных рыцарей Пемб-риджа тучей пыли, и в туннель дождем посыпались булыжники и гравий, составлявшие «начинку» стены. Сама же стена сверху донизу треснула и осела.

Над двором повисла тишина, которую нарушали только вопли придавленных камнями людей Пембриджа. Придя в себя от неожиданности, осажденные разразились радостными криками.

Быстро оценив ситуацию, Бердетт со всех ног помчался наверх к госпоже. Эдлин бросила торжествующий взгляд на сэра Линдона.

— Это еще не конец, глупая вы женщина! — засмеялся он.

В слово «женщина» он вложил столько презрения, что худшего оскорбления нельзя было и представить. Этот человек фальшив до мозга костей! Куда только подевалось его показное почтение, с помощью которого он рассчитывал вернуть дружбу Хью! На самом деле Линдон по-прежнему ненавидел Эдлин, считая, что именно ее брак с Хью внес в его жизнь нежелательные перемены. И сейчас, в отсутствие лорда, он не видел причин скрывать свою ненависть.

Он опасен, вдруг подумала Эдлин.

— Вы правы, но у нас появилось время для перегруппировки сил. — Она притворилась, что не заметила его оскорбительного тона. Он считает ее глупой — пусть.

Очевидно, он расценил ее учтивость как проявление слабости, потому что подошел к ней вплотную и, наклонившись, сказал:

— Уверен, будь Хью здесь, он назначил бы меня командовать нашим вооруженным отрядом.

— Я не вправе строить подобные предположения, но, будь Хью здесь, Пембриджу, безусловно, не удалось бы проникнуть внутрь.

Расслышав в ее словах упрек, сэр Линдон прищурился и смерил ее взглядом, собираясь заявить что-то уничтожающее.

78
{"b":"7261","o":1}