ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мститель. Долг офицера
Адольфус Типс и её невероятная история
Школа спящего дракона. Злые зеркала
Элиты Эдема
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Заповедник потерянных душ
Объект 217
Письма на чердак
Темные времена. Попутчик
A
A

Спокойно миновав неохраняемые подъемный мост и надвратную башню, Хью порадовался самонадеянности противника. Потом его отряд въехал в разгромленный с бессмысленной жестокостью двор, и Хью пришел в неистовую ярость.

— Свиньи!

Возле входа во внутренний двор бесцельно слонялись несколько рыцарей Пембриджа. Уверенные в скорой победе, они решили передохнуть от кипевшего вокруг главной башни сражения. Завидев отряд Хью, один из них хотел крикнуть, но Хью мгновенно свалил его с ног булавой, с остальными столь же быстро расправились его люди.

Ополченцы, заметившие отряд, разразились радостными криками. Они считали, что спасение близко.

Дай Бог, чтобы они не ошиблись, подумал Хью.

21.

— Они вернулись, миледи! Они здесь!

Эдлин опустила на пол чайник с горячим свиным жиром и выпрямилась, подставив ветру потное лицо. Когда глаза привыкли к яркому солнцу, она, присмотревшись, увидела, что Неда и другие женщины, суетившиеся на крыше, сияют от радости.

— Кто?

— Лорд Хью и его люди! Нам показалось, что мы слышим их голоса. Мы выглянули — это и впрямь они, миледи!

— Он жив! — Эдлин покачнулась.

Бог услышал ее молитвы! Теперь ей никакой Пембридж не страшен!

Однако лязг оружия и душераздирающие крики, доносившиеся снизу, вернули ее к реальности.

Пембридж приказал разобрать завал, и вскоре оборона внутренних ворот была смята. Во двор ворвалась его конница. Защитники замка сражались храбро. Тем не менее у них, привычных больше к позиционным боям, почти не было шансов выдержать натиск конных рыцарей, лучше обученных и вооруженных.

Но произошло невероятное: Хью вернулся, и лица женщин загорелись надеждой, которую Эдлин ни за что на свете не согласилась бы разрушить. Более того, их радостное возбуждение передалось и ей. Что там, внизу? Скорее, надо посмотреть самой!

— Осторожно, — предупредительно остановила госпожу Неда и показала на зеленые побеги, которые, укоренившись между камнями, обвивали зубцы башни, — здесь полно ядовитого плюща.

— Да-да, будьте осторожны, миледи, — подтвердила Этельберга, показывая свои распухшие красные руки. — Взгляните: я не остереглась, и вот результат. Боюсь, мне еще долго не варить эля.

Эдлин внимательно посмотрела на руки бедняжки, но не прикоснулась к ним — без своих снадобий она не могла облегчить страдания Этельберги, тогда как, прикоснувшись к пораженному участку кожи, могла заболеть и сама.

Да уж, от ядовитых побегов действительно надо держаться подальше! Выбрав свободную от плюща амбразуру, она осторожно посмотрела вниз.

Там Хью верхом на боевом коне разил негодяев, посмевших напасть на его замок. Это зрелище заставило сердце Эдлин радостно затрепетать, но в следующее мгновение она с тревогой отметила, что враги наседают на Хью со всех сторон.

— У него достаточно людей? — обернувшись, спросила она у жены управляющего.

— Не знаю… — вмиг посерьезнев, ответила та.

Значит, людей у Хью мало!

— Он все равно наш единственный шанс на спасение.

— Будь проклят Пембридж со всем своим родом! — воскликнула Неда, показывая рукой во двор. — Его люди разложили костры и готовят зажигательные стрелы, чтобы подпалить входную дверь и выкурить нас из башни! Лучников столько, что милорду их не одолеть!

Огонь — вот единственная угроза, которая заставляла осажденных дрожать от страха. С лучниками им своими силами не справиться. Эдлин оглянулась на котел с растопленным свиным жиром, стоявший возле люка. Служанки доводили жир до кипения на очаге в большой зале, а потом поднимали по винтовой лестнице на крышу и скидывали на головы врагов. Горячая жижа облепляла рыцарей Пембриджа, заставляя их сбрасывать доспехи. Каждое попадание женщины приветствовали радостными криками. Пусть их усилия приносили ничтожный результат, но зато несчастные были заняты и отвлекались от горьких мыслей, да и Бердетту не мешали готовиться к отражению решающей атаки.

Кроме того, кто знает, какая мелочь может переломить ход сражения?

Что-то прикидывая в уме, Эдлин пристально разглядывала костры во дворе. Порывы ветра разносили дым, и лучники, обступившие костры, кашляли и размахивали руками, пытаясь его отогнать, но далеко не отходили, готовясь выкурить осажденных из их последнего убежища.

— Спустись вниз, — торопливо приказала Эдлин жене управляющего. — Скажи женщинам, чтобы они поливали водой внутреннюю сторону двери, притолоки и порог. Надо как следует намочить дерево. И еще…

— Да, миледи? — Неда была полна готовности действовать.

— Бердетт умеет стрелять из лука?

— Разве он не англичанин?

В голосе Неды было столько гордости за мужа, что Эдлин не удержалась от улыбки.

— Пошли его ко мне с луком, стрелами, топором и ножом поострее.

Поторапливая женщин, семенивших впереди словно стайка вспугнутых гусей, Неда поспешила вниз.

— Пусть захватит еще моток пряжи и мои перчатки для верховой езды! — крикнула ей вслед Эдлин.

— Я тоже вернусь вместе с ним! — успела крикнуть на бегу жена управляющего.

Эдлин оглядела крышу башни. Пока за каменным парапетом безопасно, но если лучники окажутся достаточно меткими, оставаться здесь будет смерти подобно: они забросают крышу тучей стрел. Эдлин просто обязана выполнить задуманное, ведь это ее замок! Но подвергать опасности сразу Бердетта и Неду…

— Нет! — закричала она, надеясь быть услышанной. — Пусть Бердетт придет один.

Неда хотела возразить, но это было бесполезно — она была уже достаточно далеко. Лучше поспешить выполнить приказание, а там будет видно.

У подножия башни шло сражение, а здесь, на опустевшей крыше, покой нарушал только свист ветра. Эдлин охватило горькое чувство собственного бессилия: внизу, сражаясь за нее, умирали люди, а она не могла им ничем помочь.

Впрочем, нечего тут раскисать! Могла! Она поливала врагов кипящим жиром, скидывала им на головы камни, могла бы пускать в них стрелы и даже взяться за меч, ведь она защищала своих детей и свой замок!

Теперь Роксфорд стал по-настоящему ее замком. В Джэггере она была лишь униженной женой хозяина, которая гордо поднимала голову, стараясь не замечать бесконечных шашней мужа с другими женщинами. Здесь же она действительно хозяйка, которую Хью наделил властью, и никто не осмелился бы спросить, как долго продлится его милость к ней, ведь все знали, что Хью самым серьезным образом относится к клятвам, которые дает.

Все, кроме негодяя, посмевшего в отсутствие Хью предать хозяина и его жену.

Кто он, этот мерзавец?

— Вы звали меня, миледи?

Эдлин вздрогнула и обернулась. Возле люка стоял бесшумно поднявшийся Бердетт с луком и колчаном через плечо. В руках он держал топор с коротким топорищем и нож. Внезапно к Эдлин вернулись прежние сомнения. Вокруг никого. Если предатель — Бердетт, он сможет спокойно перерезать ей горло и скинуть тело вниз, а потом спуститься в большую залу и прикончить ее детей.

Управляющий подошел к Эдлин и взмахнул топором. Она бессознательно отшатнулась, вскинув руки, чтобы защитить голову. Но удара не последовали. Бердетт подбросил топор вверх и, перехватив его за железную часть, протянул хозяйке.

— Зачем он вам понадобился, миледи?

Эдлин медленно опустила руки. Бердетт непонимающе уставился на нее. Она протянула руку и быстро выхватила топор. Управляющий легко выпустил его, потом, очевидно, сообразив, в чем дело, с оскорбленным видом резко бросил на пол нож и замер перед Эдлин, совершенно безоружный, глядя ей ее прямо в глаза.

Какая же я глупая, вспыхнула она, так обидела старика! Но обида Бердетта вмиг улетучилась, когда хозяйка сказала:

— Подай мне перчатки. Будем спасать Роксфорд!

* * *

Струившаяся из ран на голове кровь заливала Хью рот. Меч оттягивал руку, словно мешок с мукой, и Хью опасался, что орудует им сейчас не лучше мельника. Его грудь вздымалась и опускалась, как кузнечные мехи, но воздуха все равно не хватало. Что еще хуже — его конь был измучен не меньше седока. Лучшие рыцари Хью продолжали вести бой, несмотря на подавляющее численное преимущество неприятеля: каждому противостояло не меньше трех рыцарей Пембриджа. Хью волновался за Дьюи, не совсем уверенный, что тот выполнил его приказ уйти в самом начале схватки. Уортон защищал хозяина с тыла, но потом его оттеснили. Хью стремился только к одному — во что бы то ни стало добраться до Пембриджа, однако тот, не стесняясь, прятался за спинами телохранителей и, если брался за меч, то, уверенный в своей неуязвимости, даже не опускал забрала. Не сомневаясь в скорой победе, его лучники развели костры, чтобы зажигать просмоленные концы стрел.

80
{"b":"7261","o":1}