ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уильям приятно улыбнулся.

— Это была очень искусная девица, полная желания услужить своему господину. Недурно сложена, и дыхание ее было свежим. Она почти точно походила на девушку, которую я целовал в лохани.

Паж, накладывавший еду, уронил свою деревянную ложку и отпрыгнул от пролившегося на пол супа. Стук деревянной ложки о камни пола, шарканье его ног и бормотанье слов извинения эхом разнеслись под сводами большого зала, а головы тех, кому было все известно, по очереди поворачивались то к Уильяму, то к Соре.

Уильям, конечно же, не знал, на кого еще они все смотрят, однако ему было известно, что к нему приковано всеобщее внимание, и он продолжил:

— Да, отец, я слеп. Но я не глуп. В той девушке, что была в ванной, горел такой огонь невинности, какой не возобновить ни в одной из женщин. Сладость ее уст обожгла меня. Не знаю, кто она и что она, и почему я не могу ею владеть, но то, что было в ванне, я не смогу забыть. И пока я не коснусь ее, на ложе моем не будет никаких подмен.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Уильям, прекратите целовать служанок. — Сора хлопнула кожаными перчатками себе по ладони.

Девушка, сидевшая у Уильяма на коленях, хихикая, соскочила вниз, и он похлопал ее по ягодицам.

— Спасибо, дорогая, но ты совсем не та, что нужно. — Звук его голоса отразился от стен отгороженной каморки, где они работали с братом Седриком.

Единственным недостатком Уильяма, как считала Сора, было его пристрастие целовать служанок. Шуршание юбки у его руки вызывало моментальную реакцию. Он сгребал в объятия и целовал неважно кого: старых и молодых, замужних и одиноких, красивых и дурнушек. Женщины хихикали и льнули к нему или хихикали и ускользали, но он, отпуская их, всегда говорил одно и то же:

— Ты совсем не та.

Когда Сора слышала, как Уильям отвергает их, это согревало ей сердце с той же силой, как и обжигало его, когда она слышала, как он их целует.

Виночерпий проскользнул мимо, когда Сора стояла в дверях, а Уильям пожаловался:

— Тебе надо привести новых девушек. Как же я найду мою таинственную женщину, если день за днем буду целовать одних и тех же?

— Не целуйте их! — повторила она, негодующе.

— Но мне хочется этого. Сора всплеснула руками.

— Вы безнадежны.

— Просто любопытен.

— Оделись, чтобы выехать из замка, леди Сора? — Брат Седрик с умыслом повернул разговор в нужное Уильяму русло.

— Вы собираетесь этим прекрасным днем прокатиться верхом? — спросил Уильям.

Инстинктивно оправив свой новый полотняный наряд, Сора ответила:

— Если я найду мальчишек и они захотят присоединиться ко мне. У мельника случилась беда, и Линн приготовила корзину. Вы не хотели бы…

— Да. — Уильям встал. — Хотел бы.

Она засмеялась, покраснела и чуть отступила.

— Мне лестно то, что вы так охотно откликнулись на приглашение, милорд, но, подозреваю, в действительности вас больше привлекает возможность проехаться на лошади. — Она вдруг замолчала. Сора услышала в своем голосе нотки, которых прежде в нем никогда не было. Легкая застенчивость, робкий всплеск смеха: нотки заигрывания.

Уильям врезался ей в спину, чуть не сбив с ног. Он подхватил ее сзади под локти.

— Сора?

— Извините, милорд. — Она попыталась вырваться, руки его на мгновение напряглись, потом выпустили ее. — Я совершенно случайно остановилась прямо перед вами.

— Да. — В голосе его, она заметила это, тоже слышалось напряжение. — А вы стройнее, чем я думал.

— Вы представляли меня раздутой, как тюфяк? — Она чуть двинулась по полу, плохо представляя, где стоит.

— Нет, — просто ответил он, последовав за ней. — Я представлял вас… я был удивлен.

— Это естественно, — заверила она его, стремясь снова принять на себя роль учительницы. — Слепые часто удивляются тому, как выглядят люди вокруг них.

— Все другие лица я хорошо помню. Вы недавно поселились в Беркском замке. Позволите ли мне притронуться к вашему лицу?

Сора вздрогнула и вздохнула. Ей бы очень хотелось, чтобы он прикоснулся к ее лицу. И не только к нему, подумала она, к чему бы только он пожелал. Но прошло слишком мало времени. За последние две недели он снова стал прежним хозяином замка. Когда он обнаружит, какую шутку с ним сыграли, то будет вне себя от ярости, и вполне справедливо. Она сама ругала лорда Питера и порожденный его воображением обман.

— Не думаю, чтобы это была хорошая мысль, — в голосе ее звучали добрые и покровительственно-веселые нотки. Ей очень это не нравилось, но без этого, казалось, нельзя было отвлечь его интерес.

— Правда?

Его голос приблизился к ней, и она инстинктивно отступила.

— Лорд Уильям?

— Хмм?

Он улыбался, она знала это, подкрадываясь к ней через большой зал, и слуги, работавшие у очага, удивленно засмеялись.

— О чем вы думаете? Мне бы не хотелось, чтобы вы так думали.

Он снова быстро шагнул вперед, поймал ее за запястье и притянул к себе. Она отпрянула, по-девичьи нерешительно и не совсем охотно, и замерла, когда под сводами зала разнесся резкий свист.

— Все так же неуемен, да, Уильям?

Голос незнакомца звучал весело, и Уильям удивленно отпустил ее.

— Чарльз?

— Конечно. — Незнакомец двинулся через зал. — Ты так гнался за этой девицей, что я было подумал, зрение вернулось к тебе.

— Мои глаза — это мои пальцы, — ответил он, пошевелив ими. — Реймонд, это ты? — спросил он, когда послышались шаги еще одного гостя.

— Рад встрече, Уильям, — откликнулся Реймонд. — Мы целый день охотились и вот заехали к тебе поужинать. Артур остался во дворе, он запустил там руку под юбку какой-то девке.

— Как водится. — Он засмеялся. — Добро пожаловать. А где же Николас?

Он вздрогнул, когда тихий голос рядом с ним промолвил:

— Да вот я.

— Боже всемогущий! Мне следовало догадаться, что ты по-прежнему способен потихоньку подкрадываться. — Он вытянул руку, и Николас схватил его под локоть. — Рад встрече, Николас. Леди Сора?

— Сейчас же, милорд. — Она побрела в сторону и была спасена, когда рука Мод легла на ее руку. Молча пожилая женщина подсказала ей, где она находится. — Расставьте столы, — распорядилась Сора, разобравшись, что ей надо делать. — Налейте эля и вина и принесите сыр и хлеб. Поторопите ужин. Скажите, чтобы повар сделал капустный суп и добавил в мясо ячменя. И, Мод, — она понизила голос, — отведи меня в более тихое место.

Служанка провела ее в тень арки.

— Вы думаете, что эти трое появились не к добру, миледи?

— Не знаю, — прошептала Сора. — Может быть.

По полу застучали сандалии. Это слуги поспешно выполняли ее распоряжения. А трое гостей сами подтащили себе лавки к уже расставленным столам. Сора услышала скрежещущий звук. Это Бартли подтащил кресло хозяина к середине стола и прошептал:

— Пожалуйста, милорд.

Уильям осторожно уселся на почетное место, и Сора напряглась. Звякнул оловянный кувшин, и жидкость полилась в кубок. Кубок заполнялся, ручеек журчал все тоньше и потом совсем замолк.

— Отлично, Уильям, — воскликнул Реймонд, и Сора с облегчением вздохнула.

Оттолкнув от себя кубок по доскам стола, Уильям промолвил:

— Вот вино, берите сами сыр и хлеб. Отец в лесу. Он учит мальчишек ездить верхом, не держась за поводья. Мы пошлем за ним. Ему захочется показать своим ученикам настоящих рыцарей, воспитанных им.

Николас взял кубок с элем.

— Чтоб показать, как он мальчишек вытащил в мужи?

— Таская их за волосы, — пошутил Реймонд, и все трое разом засмеялись.

Уильям наполнил еще один кубок, для Чарльза.

— Он дал обет, что больше не возьмется учить сразу четырех парней. Вы измотали его.

— Мы измотали его! — вскрикнул Чарльз. — Да после дня его тренировок я падал спать, не раздеваясь. Артур прикидывался больным, когда шел дождь, и лорд Питер за ноги вытягивал его из-под одеяла. Реймонд никогда не жаловался, только выполнял приказы и ел столько, что собакам под столом приходилось голодать. А помнишь, как Николас сломал себе руку и ему пришлось учиться владеть мечом одной лишь левой?

12
{"b":"7262","o":1}