ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
П. Ш. #Новая жизнь. Обратного пути уже не будет!
Черепахи – и нет им конца
Книга тренеров NBA. Техники, тактики и тренерские стратегии от гениев баскетбола
Тень горы
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит
Наследие великанов
Тепло его объятий
Венецианский контракт
Как разумные люди создают безумный мир. Негативные эмоции. Поймать и обезвредить
A
A

— Я привела к вам Лорда Питера Берка, сэра Берка, моя госпожа. Он желал поговорить с вами.

— Лорд Питер! — Сора взволнованно встала, ей было известно о его богатстве и влиятельности. — Почему же ты сразу не сказала об этом, Мод? Он мог бы сесть в мое кресло.

Положив руку Соре на плечо, лорд Питер усадил ее назад.

— Уверяю вас, мне здесь вполне удобно, и я более привычен к холоду, чем столь прелестное создание, как вы.

— Он большой и сильный мужчина, — сухо добавила Мод. — Уверена, ему приходилось бывать и в более суровых условиях.

— Мод, ты неисправима, — пожурила служанку Сора, но лорд Питер согласился с пожилой женщиной.

— Мне действительно приходилось бывать и в более суровых условиях. Даже сегодня, когда снежная буря заставила меня воспользоваться гостеприимством замка Пертрейд. Уверяю вас, леди Сора, на мне сухая и теплая одежда и, как справедливо заметила ваша горничная, я большой и сильный мужчина.

Лорд Питер повернулся лицом к Мод и улыбнулся ей с таким очарованием, что пожилая женщина от удивления отступила на шаг.

— Тогда чем же я обязана такой чести, милорд? — Сора снова завернулась в одеяло.

— Мне нужно кое-что узнать. Вы можете мне помочь. В голосе его звучали печаль и тревога, и, поскольку он после этих слов замолчал, Сора промолвила:

— Буду рада рассказать вам все, что знаю, милорд.

— Вы, кажется… — лорд Питер замялся, не зная, как продолжить свой вопрос. Взглянув на Мод, он заметил, что в глазах служанки блеснул веселый огонек ожидания. — Кажется, вы распоряжались подачей ужина, когда сидели на своем месте в конце стола. Не так ли?

На лицо Соры набежала легкая тень.

— Как вам известно, мой отчим взял в жены леди Бланш, и она…

— Нет! — резко и нетерпеливо прервал ее лорд Питер. — Вы не поняли. Мне нет никакого дела, шевельнула ли леди Бланш хотя бы пальцем или нет. Меня интересуете вы. Вы! Вы слепы?

Сора подняла палец и прикоснулась к уху, словно она не поверила в то, что вопрос этот прозвучал, а лорд Питер запустил пальцы в свои редеющие волосы.

— Мне не хотелось, чтобы это прозвучало так резко. По правде говоря, я и приехал сюда в расчете на встречу с вами, поскольку Реймонд Авраше поведал»мне то, что он слышал о вас. Я знаю, что вы слепы. Но вы так хорошо со всем управлялись, что это показалось мне чуть ли не розыгрышем.

— Вы бы не говорили так, если бы вам приходилось видеть ее в те моменты, когда она падала через скамью или натыкалась на дверь, — жестко сказала Мод.

— Или в те моменты, когда Мод колотила какого-нибудь дурня за то, что он позабыл задвинуть за собой скамейку, — добавила Сора, звонко рассмеявшись.

— Вы были слепы всю жизнь? — спросил лорд Питер с тревогой в голосе.

Сора одарила его легкой улыбкой и ответила:

— Еще нет.

Лорд Питер резко повернул голову. Потом, поняв иронию ее слов, он вздохнул.

— Вы так замечательно управляетесь со всем, несмотря на отсутствие зрения. — Почти с отчаянием в голосе он добавил: — Вы так молоды. Вы грациозно двигаетесь, вы едите без посторонней помощи, вы опрятно одеваетесь. Это ведь вы управляете хозяйством здесь? — Мод кивнула ему. — Или ваша горничная делает все это за вас?

Мод нахмурилась, а на лице Соры появилась приятная улыбка.

— Нет, лорд Питер, мод — моя крепкая правая рука и мои глаза, но справляюсь я со всем сама. Моя мать приучила меня заботиться о себе самой, о слугах, о семье, о доме.

— Каким образом?

— Милорд?

— Как ей удалось научить вас всему этому? Она тоже была слепой? Она советовалась с кем-нибудь, училась у кого-либо? Откуда она знала, что нужно было делать? — Голос его дрожал, в нем слышалась какая-то личная боль.

Взволнованная, Сора услышала эти нотки его боли, но не могла понять, чем они вызваны.

— Моя мать была осторожной дамой, и если она когда-либо и беспокоилась обо мне, я этого не замечала. Я делала то, что она мне говорила, потому что я и не знала, что я этого не могу. И если бы я хоть раз поддалась отчаянию, она бы наказала меня за это.

— Как можно наказать слепого человека? Нанести ему удар, которого он не видит и от которого не способен увернуться? — спросил лорд Питер. Вопрос его был полон горечи.

— Вы говорите не обо мне, сэр. Кто-то из тех, кто дорог вам, потерял зрение?

— Кто-то из тех, кто дорог. Да. Мой сын, мой единственный сын. Самый здоровый и крепкий мужчина из тех, кто ходил по земле, теперь не может ходить по этой земле без того, чтобы не споткнуться, издав проклятия, чтобы не упасть, не наткнуться на что-нибудь. — Он закрыл голову руками. — Он нуждается в помощи, миледи, в помощи, а я не могу ничем помочь ему.

В комнате воцарилась тишина, ее нарушало только потрескивание пламени в очаге, а доблестный воин тем временем пытался успокоить свои чувства. Сора положила руку ему на локоть и, когда он поднял голову, протянула сэру Питеру чашу с сидром, согретым на огне. Мод стояла рядом с ней и ободряюще улыбалась.

— Расскажите мне о нем, — попросила Сора.

— С тех пор как Стефан Блуасский предъявил королеве Матильде свои права на трон, пошли сплошные несчастья, сплошные несчастья. — Он потер живот, вспоминая о тех временах. — Мы с Уильямом балансировали на острие меча, пытаясь не нарушить своей клятвы, сохранить свои владения и свою честь. Мы беспрестанно подавляли какие-то бунты арендаторов или просто горячих голов, когда какому-нибудь из баронов приходило на ум, что он владеет акром земли, до этого не принадлежавшей ему.

— И вашему сыну пришлось сражаться во всех этих бесконечных битвах за корону?

— Нет, нет. Матильда удалилась в Руан. Да и зачем ей было воевать со Стефаном, когда его собственные бароны так здорово справлялись с разрушением Англии своими бесчисленными мелкими стычками? — с горечью в голосе промолвил лорд Питер. — Она сидела за Ла — Маншем, наблюдала и выжидала. Час ее мести приближался. Она готовила к битве сына.

— Он ведь уже пытался захватить Англию, — заметила Сора.

Лорд Питер был удивлен.

— Значит, вы следите за великими деяниями наших суверенов?

Она опустила голову, как и приличествовало скромной девушке, но голос ее прозвучал твердо:

— Я владею землями, через которые маршируют армии. Своим слабым женским разумом я стремлюсь понять то, что ему доступно. Но мы здесь живем на краю света, и мне приходится слышать об очень немногом, и то с опозданием на два года.

Лорд Питер почувствовал, что за ее словами скрывается острый интерес к происшедшему, и попытался все разъяснить.

— В последний раз это случилось, когда Генриху было только четырнадцать, но говорят, из него вырос могущественный правитель. Он доставлял много бед Стефану из своих владений в Нормандии, а кое-кто говорит, что он уже высаживался с войском и в Англии. — Внимательно глядя на девушку, он добавил: — Генриха сделали герцогом Нормандским, после того как король Шотландии посвятил его в рыцари.

Улыбка, осветившая лицо Соры, была для него словно награда.

— Король Шотландии — его дядя, не правда ли? Вспомнив о том, кто она, Сора снова опустила голову и сложила руки, но лорда Питера уже невозможно было обмануть. Перед ним проявился острый, пытливый ум, томимый неведением. Он же был человеком, который не позволил бы угаснуть такому разуму в мужской голове и который был в свое время научен собственной женой тому, насколько опасно не обращать внимания на это качество у женщин.

— Да, он приходится Генриху дядей. По-моему, все короли и крупные феодалы Европы ему родственники. По наследству от матери к нему перешло Герцогство Нормандское. От отца он получил провинции Мэн и Анжу. Бог свидетель, этот мальчик уже унаследовал столько земель и столько власти, а он еще добивается трона властителя всей Англии.

— Король Стефан не уступит трон на милость Генриху.

— Нет, но годы прошедших битв состарили Стефана. Человек не может жить вечно, — сказал он, не вполне убежденно и надеясь на обратное.

2
{"b":"7262","o":1}