ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
BIG DATA. Вся технология в одной книге
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
Боевой маг. За кромкой миров
Я вас люблю – терпите!
Строим доверие по методикам спецслужб
Бавдоліно
Ласковый ветер Босфора
Президент пропал
Школа спящего дракона. Злые зеркала
A
A

— Вы, моя леди Сора, именно та женщина, которая спасет меня от моего отчаяния. Да. И прямо сейчас.

Он перебросил ее через плечо, словно она была снопом соломы. На Сору, свисавшую лицом вниз вдоль его спины, волной накатился одобрительный возглас присутствовавших мужчин. Некоторое облегчение она нашла для себя, когда вцепилась ногтями в оголенное тело у него под рубашкой. Его немедленное возмездие обожгло унизительной болью ту часть ее тела, которая более всего возвышалась у него на плече. И снова мужчины радостно вскрикнули. Однако вовсе не его тяжелая рука заставила ее убрать ногти, а то, что тело, на котором она покоилась, сотрясла вызванная яростью судорога. Это чувство осторожности еще более усилилось и разрослось, когда он повернулся и направился к двери, которая вела в верхние покои.

Прямо перед ними заговорила Мод, и это заставило Уильяма резко остановиться.

— Вы не можете этого сделать, милорд, — резко за явила служанка, в твердой решимости остановившись у двери. — Эта леди Сора — милая и благородная жен щина, и я отвечаю за ее репутацию. Вы не можете взять ее в свою постель.

— Женщина! — проговорил Уильям сквозь зубы, и дрожь в его теле стала еще сильнее. — Уйди с моей дороги!

— Черт побери, Мод, ты совсем лишилась ума? — крикнул лорд Питер. Он вскочил из-за стола и бросился к старухе. — Уйди с его дороги!

— Не уйду! — промолвила Мод, и Сора услышала перед собой звуки схватки. — Как ты смеешь! — вскричала Мод, и следом за этим послышались крики из толпы, которая подалась вперед, чтобы было лучше видно.

Рука его обхватила под юбкой ее оголенное бедро, когда он бросил ее на кровать.

— Мой отец, — отчетливо произнес Уильям, — обращается со своими женщинами так, как они того заслуживают. Я тоже.

— Болван! Как будто женщины заслуживают, чтобы им создавались еще большие препятствия помимо тех, что уже понаставили недалекие мужчины! — Она приподнялась на локтях, но он отправил ее назад толчком в грудь.

Давление руки у нее на бедре чуть ослабло, а ее частое дыхание сказало ему о трепете, возникшем у нее глубоко в груди.

— Ты не понимаешь, когда следует заткнуться, но я научу тебя. Сегодня ночью я научу тебя многому.

Уильям осторожно спустился с кровати и посмотрел на спящую там удовлетворенную женщину. Спящую! Он засмеялся. Это слово было слишком слабым, чтобы охарактеризовать состояние полного изнеможения, отключившее этот слишком уж деятельный ум. Сегодня ночью он устранил по крайней мере одно из ее опасений, он знал это, так же, как успокоил и свое негодование. Для их женитьбы не было препятствий, помимо тех, что возвела она в своей голове. Но данные препятствия, а известно это было ему из личного опыта общения с леди Сорой, были так же тверды, как скалы, тянущиеся вдоль побережья Англии.

Только один человек способен был помочь ему сейчас. Очень осторожно Уильям оделся и открыл дверь. Посреди главного зала пылал огонь, почти все слуги лежали на разбросанном по полу камыше, завернувшись в одеяла, либо в объятиях своих возлюбленных. Переступая через тела, Уильям обнаружил наконец несколько закаленных бойцов, которые все еще сидели за столом и пили за здоровье своего господина.

— А вот и жених, — приветствовали они его. Он улыбнулся их веселой и пьяной шутке.

— Где Мод?

— Мод? — удивилась одна из женщин, криво улыбнувшись онемевшим от выпитого эля лицом. — Когда последний раз мы видели Мод, она все еще лежала на плече у вашего отца.

— Да, правда? И куда же пошел мой отец?

— Да в свои покои, храбрый же он человек, — усмехнулся один из мужчин.

— А кто-нибудь выходил оттуда?

— Нет, милорд. И он, и женщина, видимо, бились друг с другом до полного усмирения.

Вся компания попадала на скамьи, заливаясь смехом от этой шутки, а Уильям покачал головой и оставил их, хорошо понимая, что в шутке был и оттенок благоговения. Несмотря на возраст лорда Питера, а было ему за сорок, он был мужчиной энергичным, ценившим женщин и в постели, и вне ее. Мод же терроризировала слуг, с тех пор как только нога ее ступила в Беркский замок. Она была из тех женщин, с кем шутки плохи. Похоже было, что связь лорда Питера и Мод могла изменить их жизнь так, что пока это и представить было трудно.

В ответ на решительный стук Уильяма в двери покоев лорда Питера раздраженный мужской голос лишь только глухо крикнул:

— Убирайся прочь!

Не обратив на него никакого внимания, Уильям распахнул дверь и переступил через порог. Лорд Питер с ревом возник из-под покрывал. Рев сразу же затих, когда он увидел, кто пришел.

— Лучше будет, если повод для твоего прихода действительно окажется важным, сын, — сказал он, не веря своим глазам.

— Клянусь тебе, окажется.

Из-под разбросанных на кровати меховых покрывал показалась голова Мод.

— И миледи Соре лучше бы пребывать в добром здравии.

— С ней все в порядке. — Уильям приблизился к возвышению, взял табурет и уселся на него верхом, удивленный тем, что голова у Мод подергивается. — С ней все замечательно. И спит она очень крепко. — Он посмотрел на Мод в тусклом свете ночной свечи. Что случилось с этой женщиной?

Лорд Питер выпрямился и сел, меха съехали с его обнаженной груди. Он отпихнул сваленную на кровати одежду, потер тыльной стороной ладони глаза и спросил:

— Итак, в чем же дело, сын?

— Мне требуется помощь с Сорой. Она противится мне. Она противится самой мысли о замужестве, и есть только один человек, который мне может помочь.

Оба мужчины посмотрели на Мод, на ее седую косу, перекинутую через плечо. Она покраснела и откинулась на подушки.

Боже, подумал Уильям. Эта женщина смущена. Смущена, в ее-то возрасте! Как бы ему хотелось поддеть ее, подразнить ее и немного помучить. Но именно в руках Мод находился ключ к согласию Соры, поэтому он тактично произнес только те слова, которые наверняка отвлекли бы ее от мыслей о неловкости.

— Сора хочет остаться здесь как моя сожительница. Мод цокнула языком.

— У этой девчонки совсем нет мозгов. — Поняв, что прозвучало это как комплимент, она поспешно добави ла. — Не то чтобы выйти за вас замуж — это так чудесно, но все же лучше, чем возвращаться в дом отчима.

Отец поскреб подбородок.

— Ладно, сын, но ты уверен, что хочешь жениться на ней? В конце концов, зачем обладать всем деревом, если все, что ты хочешь, — так это срывать яблоки.

Удар Мод в самую середину груди отбросил его на подушки и сбил дыхание на хрип. Мод сложила руки на груди, а в глазах ее загорелся воинственный огонек.

— Я же шучу! — выдохнул он.

Уильям приложил два пальца к губам, убирая с них улыбку.

— Шутишь или нет, это ничего, не решает. Эта дама не желает выходить за меня замуж, а если учесть силу ее характера, то она сможет отказать мне и перед алтарем:

За этими словами последовала непродолжительная тишина, потом лорд Питер кивнул.

— Да, она откажет тебе, даже невзирая на предложенный брачный договор.

— Откажет вам перед лицом сотни свидетелей, — мрачно согласилась Мод.

Уильям вздохнул.

— Ее необходимо убедить еще до этого. Что же мне делать?

Мод покачала головой.

— Подействовать на мою госпожу почти невозможно. Она понимает, когда вы говорите ей неправду, чувствует, когда пытаетесь убедить ее поступить так, чтобы ей было хорошо, а вам плохо.

Кулак Уильяма мощно и резко стукнул по стойке кровати.

— Мне плохо? Женитьба эта будет в моей жизни благословением Божьим. Разве нельзя ее убедить, что зрение, вновь подаренное мне в ее объятиях, — это знак божественного расположения?

— Да, знаком божественного расположения является то, что она осталась с вами. Ей хочется остаться с вами, я уверена. Но вы не понимаете, какие чувства испытывает она по отношению к своей слепоте, к себе самой. Вам непонятен весь ужас жизни у Теобальда, прокляни Господь его имя. Он бил ее с тех пор, как она научилась ходить. Он любил поиздеваться над ней, подносил ее завтрак, чтобы она смогла только почувствовать запах, приказывал ей взять завтрак, а потом убирал его. И смеялся, словно придумал что-то умное. — А что же ее мать? Что она делала?

39
{"b":"7262","o":1}