ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет.

— Реймонд — мой друг, — заявил Уильям, для него тут и обсуждать было нечего. — Давай лучше поговорим о двух других и о том, как они влияли на Артура.

— Николас. — Лорд Питер потер лоб, потом брови, словно его неудача в воспитании рыцарей вызывала та кую боль, что даже вино не способно было снять ее. — Николас был тихим и основательным, малоразговорчивым. Он никогда и ничем не делился со мной, даже когда был мальчишкой. Если в нем и была гниль, то я ее никогда не замечал.

— Я тоже. А он имел влияние на Артура?

— У Артура не было своей головы, он шел туда, куда дул ветер или несло течение. Николас мог бы убедить его, но зачем? Титулом владел старший брат Николаса, но он умер три года назад, вскоре после того как Николас вернулся в родовой замок. Теперь Николас — лорд и один из самых богатых людей в Южном Суссексе.

— Тогда нам остается только Чарльз.

— Чарльз. — Лорд Питер отхлебнул вина и откинулся на подушки.

— А что такого в Чарльзе, — резко вмешалась в их разговор Мод, — что заставляет вас напускать на себя столь задумчивый вид, когда вы произносите это имя? Разве он не лорд и не владеет какими-нибудь обширными землями?

— Он лорд, — согласился Уильям. — Но владения его вовсе не обширны.

— Когда Чарльз унаследовал свой титул, прекрасные замки, которые он должен был бы получить, превратились всего в один. Ему досталось только одно земельное владение, да и оно было разорено долгами и воровством. Его отец всегда был мотом. Крепости его приходили в упадок, а он все пребывал при дворе старого короля Генриха. Чарльз вырос ненамного лучше. Он хвастается своей удалью, а сам боится выйти на турнир, опасаясь потерять коня и доспехи. А в этом ужасном хаосе, который правит нами всеми, боюсь…

— Да, и я тоже. — Уильям разминал свой лоб, так точно и естественно копируя отца, что Мод засмеялась и принесла кувшин, чтобы вновь наполнить их кубки. — Если это Чарльз, то как нам заманить его в ловушку, прежде чем он успеет навредить нам?

— Пригласи его на свадьбу, — быстро нашелся лорд Питер. — На таком празднике он точно выдаст свои намерения. А мы будем следить за ним, как ястребы, и свидетели будут поблизости.

Уильям радостно потер руки.

— А какой чудесный довод для Соры. Наверняка она пойдет за меня замуж, если ее согласие сможет спасти меня от такой угрозы.

— Я бы на это не очень рассчитывала, — заметила Мод.

— Что же, это лучшее из того, что пока пришло нам в голову, — откликнулся Уильям. Он поднялся с табурета и стукнул по нему кубком.

Уильям вышел из отцовских покоев, ободренный состоявшимся разговором и принятым планом, а Мод смотрела ему вслед с молчаливым одобрением.

— Я никогда бы и не подумала, что такой болтливый и тупой человек, как Чарльз, способен на столь изощренное предательство, — задумчиво промолвила она.

— Я бы тоже, — сказал лорд Питер. — Хотя никогда нельзя быть полностью уверенным.

— Точно я знаю только одно. Сора никогда не со гласится выйти замуж за лорда Уильяма, если мы не предпримем необходимые шаги. Вы, милорд Лис, ни за что не выдадите наш план. Вы слишком уж хитры для этого. А я слишком умная женщина, чтобы подсказывать нашему помощнику. — Она свернулась калачиком под одеялом и улыбнулась лорду Питеру, демонстрируя крепкие белые зубы и неподдельную радость. — Он уверенно разыграет свою роль, если мы ему ничего не скажем и ни в коем случае не насторожим Сору через его голос, не дадим ей понять, что ее провели. Придвинься поближе, — поманила она. Мод дождалась, когда ласковая рука обвила ее, и откинулась назад, увлекая лорда Питера с собой. — Теперь послушай, что я придумала.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Сора выбиралась из глубокого изнеможения, побуждаемая брюзжанием Мод и твердым убеждением, что она опоздала на утреннюю мессу.

— …соскакивает с кровати и, как последний эгоист поедает свой завтрак, после того как полночи использовал тебя и замучил так, что ты не можешь встать и приветствовать рассвет, как подобает приличной женщине. Половина народа в замке тихонько посмеивается. Они уверены, что тебя поставили на место и ты теперь выйдешь замуж за лорда Уильяма без особого шума. Но не тревожься, леди Сора! — Сильные руки Мод взяли ее за плечи и усадили на кровати. — Я помогу тебе бежать. Я не позволю никакому хвастуну заставлять тебя делать то, чего ты не хочешь.

Сознание Соры оставалось неясным, и слова Мод звучали для нее как-то пугающе задорно.

— Я не думаю…

— Насилие! Это же было насилие!

— Нет, нет. — Сора откинула волосы от глаз и потерла виски, словно они болели.

Как какой-то дикарь, он утащил тебя на плече.

— Мод, это не было насилием.

Мод оттолкнула руки Соры и принялась массировать ей голову сильными и умелыми пальцами.

— А как же еще это назвать?

— Это было бы насилием, если бы это мне не…

— Что тебе не?

— Если бы это не принесло мне такого наслаждения! Сора соскочила с кровати.

— О, разве это не похоже на поведение любого муж чины, — посетовала Мод. — Совсем не подумал о тебе, совсем не подумал о твоей репутации. Полагаю, через девять месяцев ты родишь ребенка.

— Ребенка? — Сора вдруг остановилась, Мод хватило этого времени, чтобы надеть на нее рубашку.

— О да. Всем известно, что, когда женщина наслаждается с мужчиной, появления ребенка не приходится ждать очень долго. Но не стоит беспокоиться, с таким пустяком мы легко справимся. — Она говорила без остановки, совсем почти не делая пауз, чтобы у Соры не было времени задуматься над ее словами. Мод просунула руки Соры в рукава и сказала. — Я, однако, не так уж и уверена, придется ли мне помогать тебе бежать. Лорд Питер попросил меня вчера передать тебе, чтобы ты пришла поговорить с ним утром, сразу же как встанешь.

— Зачем? — Сора потерла губы, а Мод вручила ей чашу со свежесваренным элем.

— Это придаст тебе силы для разговора с лордом Питером. Очень непохоже, что он всему этому рад. Ведет себя непочтительно и грубо, ворчит что-то о твоей и сына женитьбе, о том, как его оскорбили.

— Он не желает меня в невестки? — спросила Сора, изумленная тем, что она почувствовала при этих словах боль.

— Я бы сказала, что ты унизила его высокое положение. Ну что же, я ответила ему, что он не выглядел таким суровым, когда рядом с ним был Уильям, а он фыркнул. Может быть, мы уйдем отсюда с нашими баулами, уже уложенными лордом Питером. Это ведь принесет тебе радость, не правда ли, миледи?

Сора кивнула. Мод подняла ее на ноги и быстро закончила одевание.

— Разумеется, нам придется возвратиться к твоему отчиму. Я очень надеялась этого избежать, но мы не можем оставаться здесь, поскольку лорд Уильям полон решимости жениться на тебе. Было бы жестоко мучить его. Итак, я думаю, нам остается только вернуться к этому мерзавцу Теобальду. — Голос Мод был просто наполнен ненавистью, и Сора сжала кулаки, когда задумалась, когда действительно задумалась о том, что снова придется жить у отчима. А оживленный голос служанки все журчал, выписывая для нее все детали предстоящих событий.

— Замок Пертрейд покажется жалкой и грязной дырой после жизни в Беркском замке. Там ты не сможешь ездить верхом, а Клэр останется здесь пажом, и у тебя не будет компаньона. Нам снова придется остерегаться мужчин, поскольку они так и не станут проявлять к тебе ни капельки уважения. Хотя, может быть, сейчас эта пустая девчонка, на которой женился старый Теобальд, уже научилась управляться со своим хозяйством и не будет в этом так зависеть от тебя. Думаю, слуги уже привыкли бежать к ней за распоряжениями. — Мод одернула Соре юбку и расправила рукава. — Ну вот, теперь ты выглядишь премило, как раз так, как нужно выглядеть при встрече с лордом Питером после утренней мессы.

Лорд Питер не желает видеть ее своей невесткой? Эта мысль не оставляла Сору, пока шла месса, и они вместе со слугами ломали хлеб в большом зале. Вполне естественным было то, что Сору это расстроило. Человек, о котором она думала так хорошо, не хочет, чтобы она вошла в его семью. В уме она прокручивала разные варианты своего разговора с лордом Питером, в каждом из них она приводила собеседнику различные доводы того, что она достойна его сына. Иногда ткань мысленной беседы раздваивалась, и она превращалась в спор, поскольку Мод заронила в сознание Соры два очень неприятных зерна. С первым, связанным с ее физическим недостатком, Сора вполне могла справиться, так как справлялась с ним всю свою жизнь. Но второе, наиболее неприятное, Сора все время отбрасывала, хотя оно и терзало ее ужасно. Ей не хотелось возвращаться в дом отчима и быть там бесполезной иждивенкой, запуганной и презираемой, обузой на плечах своих братьев, постоянно испытывающей страх за свою жизнь.

41
{"b":"7262","o":1}