ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Назад, судари!

Одна собака отскочила, а вторая осталась и принялась обнюхивать юбку Соры, словно это была мясная кость.

— Прочь, пес! — Мод хлопнула в ладоши, но собака глухо и недвусмысленно зарычала, и она отступила.

Сора спокойно протянула руку и позволила собаке обнюхать ее.

— Миледи, эта бродячая тварь откусит вам руку, — запротестовала Мод.

— Ерунда, — отозвалась Сора.

Собака лизнула руку и попыталась подлезть под нее головой. Когда псу сделали одолжение и почесали ему за ушами, он затрепетал от восторга.

Мод невольно рассмеялась.

— Если бы вы только могли его видеть, миледи. Он стоит, а на его морде такое блаженно-глупое выражение.

Щелкнув пальцами, Сора приказала собаке встать у себя за спиной, и та подчинилась с рвением преданного слуги. Положив руку на плечо Мод, Сора спросила:

— А выглядит здесь все так же плохо, как я слышу это?

— Я не стану в такой компании закрывать здесь глаза, чтобы выяснить, как все тут слышится, спасибо. Я думала, Теобальд вскормил злобную свору, но здесь вообще собаки предоставлены сами себе. Мы приехали вовремя, миледи. Они уже берут верх над лордом Питером.

Тяжелый стук шагов за спиной прервал их беседу.

— Не заблудились, леди Сора? — заботливо спросил лорд Питер. — Подойдите к огню. Вы с головы до ног засыпаны снегом и вся дрожите от холода. Надеюсь, до весны больше не будет снежных бурь.

— Не знаю, хватило бы у меня смелости отправиться сюда, милорд, если бы я знала, по каким дорогам придется ехать, — посетовала Сора.

— Ужасные дороги, не правда ли? — согласился он. — С тех пор как наступило безвластие, никто с ними ничего и не делал, а они и прежде были вовсе не безупречны. В повозке было ехать лучше?

Мод с раздражением выразила свое недовольство.

— Ухабы и тряска почти всю дорогу.

— Почти всю дорогу? — переспросил лорд Питер.

— Да, за исключением случаев, когда повозка застревала в снегу и грязи и нам приходилось выходить, чтобы лошади смогли вытянуть ее. Что за сумасшедшая блажь — не обращать ни на что внимания и отправляться в путь в такую непогоду?

— Вам надо благодарить меня за это. — При этих словах Мод замолчала, а он продолжил: — Если бы не буря, на нас бы, непременно напали разбойники. Это еще одна плата за то, что нами правит хаос.

— Лорд Питер, — воскликнула Мод, — вы напугаете мою госпожу.

— Черт возьми, вы правы. Я не хочу, чтобы она убежала сейчас, когда только все окинула взглядом, то есть ощутила аромат того развала, в который я привез ее. Замок выглядит еще хуже, чем когда я уезжал.

Лорд Питер взял Сору под локоть, но она мягко высвободила руку.

— Пожалуйста, позвольте мне держаться за вас, — попросила она, положив ладонь на сгиб его руки. — Так будет лучше.

— Дед!

Крик эхом разнесся в задымленном зале. Высокий мальчик быстро шел к ним по камышу, на лице его было волнение.

— Дед, наконец ты вернулся! Мы уже беспокоились.

— Кимбалл, ведь ты не мог тревожиться за такого бывалого воина, как я? — Лорд Питер нагнулся, чтобы обнять улыбающегося внука. — Меня же не было всего три недели. А ты вырос, с тех пор как я уехал.

— Ты так говоришь всякий раз, когда возвращаешься откуда-нибудь. Я не могу все время расти. Но у меня выпал еще один зуб, видишь? — Кимбалл скривил губы, чтобы показать деду щель в зубах, а потом понизил голос: — Я не волновался, не очень. Но когда пошел снег, заволновался отец. Он сказал, что от холода у него болят суставы и что ему надо будет объехать земли, если ты долго не вернешься… — Бросив взгляд на незнакомых дам, он неловко закончил. — Ну, ты знаешь.

— Я знаю. Спасибо, что присмотрел за отцом. — Лорд Питер бережно положил руку на плечо Кимбалла.

— Рад помочь, сэр, но кто это? — Кимбалл указал пальцем на семилетнего мальчика, устало входившего в зал. За спиной у мальчика шел его слуга.

Лорд Питер повернулся и посмотрел на жалкую группу прибывших из замка Пертрейд. Они сгрудились все вместе и не желали приближаться к огню, пока, их не пригласят соответствующим образом.

— Боже правый, леди Сора, простите меня. Примите мою руку. — Он снова предложил свой локоть. — Позвольте мне проводить вас к очагу. Кимбалл, это леди Сора. Она приехала к нам и будет у нас экономкой. Она приходится кузиной твоей бабушке. А этот мальчик — Клэр. Он кровный брат леди Соры. Я взял его на обучение. Ты проводишь его к огню, Кимбалл?

— Разумеется, сэр. Для меня большая честь познакомиться с вами, леди Сора. Надеюсь, вам будет приятно в нашем доме.

Кимбалл послушно отступил назад к Клэру, и Сора услышала, как он говорит ее брату:

— Огромное спасибо, что приехал. Мой дед отлично обучает, и у меня всегда были товарищи для сражений. Но с тех пор как случилась беда с отцом, все мои друзья уехали. — Лицо мальчика отобразило его печаль. — Ты спас меня от этой скуки.

— Ваш внук так же галантен, как и его дедушка, — заметила Сора.

— Надеюсь, это комплимент. — Лорд Питер засмеялся, и Сора подхватила его смех.

— Именно это я и имела в виду.

— Как прелестно, — протараторила у них за спиной Мод. — Лорд Питер так мил, если не принимать во внимание его склонность к подкупу и шантажу.

— Кресло, леди Сора, — предложил он.

Сора прикоснулась к спинке и опустилась в кресло, но прежде чем она уселась, у ног ее улеглась собака.

— Була! Назад! — скомандовал лорд Питер. Собака фыркнула в ответ и осталась лежать у ног девушки, удобно развалившись.

— Эта собака, леди Сора, считается охотничьей, — с раздражением в голосе сказал лорд Питер. — Бог свидетель, пока она не принесла ни одного зайца, но это не означает, что я хочу, чтобы она превратилась в комнатную собачку. И вам не следует поощрять такое ее поведение.

— Просто ее так любят животные, — проворчала, Мод, и он повернулся к горничной, чтобы снова начать пререкаться с ней.

— Мои посулы могут быть очень приятными.

— Все, что мы слышали до сих пор, — это только слова, — отозвалась она. — Вы обещали для миледи отдельную комнату с очагом, и лучше уж разжечь в нем огонь сейчас, чтобы ночью было хоть какое-то тепло.

— Хоиса! — Выкрик лорда Питера заставил Сору поморщиться. — Где эта распроклятая Хоиса?

— Наверное, внизу, на конюшне, делает там в соломе одного из своих бесконечных ублюдков.

Голос, прозвучавший по другую сторону от очага, встревожил Сору. Он был глубоким и мягким, как заморская ткань. Такие мужские голоса доставляли ей удовольствие. И все же кое-что внушало ей в нем отвращение: язвительность, и страдание, и ярость.

— Нет. — Лорд Питер чуть усмехнулся. — В конюшне слишком холодно. Наверно, она в моей постели, или я не знаю эту шлюху. — Его голос стал серьезным. — Как ты себя чувствуешь, Уильям?

Уильям что-то проворчал. От его неучтивости воцарилась неловкая тишина, которую прервало только вмешательство Мод.

— Если вы сможете приказать некоторым из этих ленивых грубиянов захватить дрова и показать мне дорогу, то я сама разведу огонь и согрею комнату. У моей госпожи ноги уже, должно быть, как лед.

— Мои ноги всегда, как лед, — возразила Сора. Мод не обратила на ее слова никакого внимания.

— И пусть они принесут вещи моей госпожи, она промокла до нитки.

— Промокла до нитки! Подумать только! Это может быть интересным, — снова медленно произнес тот же восхитительный голос. — Если бы я только мог это увидеть.

— Поездка прошла хорошо, Уильям. — Лорд Питер понизил голос, намеренно успокаивая его. — Жаль, что ты не поехал со мной.

— Ехать в повозке, словно старуха? Как бы смеялись надо мной вассалы, — горько произнес этот голос.

— Мервин спрашивал о тебе с величайшим участием. Он приглашал и тебя, когда я поеду следующий раз. И Рауль очень сожалел, что не сможет воспользоваться твоим воинским искусством и ты не поведешь его в бой, когда летом начнутся набеги.

В глубоком голосе прозвучал интерес, и из него исчезла горечь:

5
{"b":"7262","o":1}