ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Куда он их окунул, сестрица? — с усмешкой поинтересовался Дадли.

— В корыто, из которого поят лошадей.

Сора удовлетворенно улыбнулась и с приподнятым вновь настроением просунула свою руку под локоть Дадли.

— Пошли в замок, я угощу вас освежающими напитками.

— Вы необычайно деловая женщина.

Николас усвоил урок, подумала Сора. Он больше не превозносит ее красоту. Он отмечает те ее качества, которые она считает важными. Деловитость, скорость, собранность. Голос этого мужчины ласкал ее слух: вкрадчивый, с заметным нормандским акцентом в его аристократических интонациях.

— Это потому, что я могу быстро приготовить еду для моих братцев, пока они моются? — беззаботно поинтересовалась она. — По сравнению со сбором провизии для готовящейся свадьбы состряпать небольшой обед, разумеется, не представляет сложностей.

— Вы прекрасны. Представьте, чего бы вы могли достичь, если бы у вас было зрение.

Отвернувшись, Сора произнесла:

— Если бы у меня было зрение, я бы позволила себе не быть деловитой. Заверяю вас, лорд Николас, я не прекрасна.

— Нет, милорд, она всего лишь человек.

Сора улыбнулась при звуках донесшегося из галереи глубокого баритона старшего из ее братьев.

— Благодарю вас, сэр Ролло. Это просто чудо, что при таких комплиментах я сохраняю свою скромность.

— К твоим услугам, сестрица.

Он с грохотом сбежал вниз по винтовой лестнице и влетел в комнату.

— Лорд Николас, рановато вы прибыли на свадебные торжества.

Сора с удивлением подумала о том, что же заставило Ролло обратиться с таким резким, почти что грубым приветствием.

— Вы уже знакомы с лордом Николасом?

— Мы не встречались до того, как Уильям представил нас друг другу. Однако он, должно быть, добрый друг нашей семьи, раз прибыл так рано.

Ролло вновь подчеркнул слово «рано», и Николас ответствовал с чарующей вежливостью.

— Так оно и есть. Я один из воспитанников лорда Питера.

Он поднялся со скамьи.

— И у меня не было возможности поговорить с Питером. Вы не знаете, где мне его найти?

— Он внизу, во дворе замка, осматривает с Уильямом конюшни. Я уверена, что он будет рад видеть вас.

Облегчение, испытанное Ролло, было очевидным, и Сора, склонившись, ущипнула его за руку. Он дернулся, но не стронулся с места, пока Николас не вышел из комнаты.

— Чем он тут занимается наедине с тобой? — сурово спросил Ролло.

— Он странный, но, Ролло, — он же наш гость.

— Не мой гость.

— Нет, он гость Уильяма, и ты не имеешь права оскорблять его.

Ролло просто промолчал, но затем нехотя выразил согласие:

— Ты права, но мне не понравилось, как он на тебя смотрел.

Сора поморщилась, и он поинтересовался:

— Он тебе мешал?

— Нет, нет, от него есть толк. Он помогал, когда я считала бочонки с мясом и вином в подвале. У него были дельные предложения относительно того, как сварить огромное количество эля, который потребуется для свадьбы. Он на удивление хорошо разбирается в том, как вести домашнее хозяйство.

— Но зачем? И почему он не помогает Уильяму?

— Уильям говорит, что не любит, когда рыцари возятся по дому.

— Ты права, он странный. — Быстрое согласие брата вызвало у Соры смех.

— А вообще-то не волнуйся, что я его оскорбил. Когда я нагрубил, то он посмотрел на меня крайне надменно, как это делают взрослые, проявляя снисходительность к наглому поведению молодцов, подобных мне.

Сора рассмеялась над столь выразительным сравнением.

— А что ему оставалось делать?

Ролло обхватил ее за шею и влепил громкий, смачный поцелуй в щеку.

— А что у нас на обед, очаровательная девочка? Я умираю от голода.

Растерявшись, Сора указала на стол.

— Если ты хочешь застать меня врасплох, то тебе придется обойтись холодной закуской.

Ролло сделал выпад и получил по рукам.

— Подожди, пока явятся остальные маль-чики, свиненок!

— Хорошо, подожду, но не ради хороших манер. Мне надо с тобой еще кое о чем поговорить.

Ролло произнес это так, словно ему было страшно неловко, поэтому Сора взяла брата за руку и подвела его к скамье возле очага.

— Конечно же, говори.

Рука Ролло в ладони Соры дрожала, и она с удивлением сжала эту руку.

— Ты ведь всегда была рядом? Моя старшая сестра, на которую можно положиться. Добрая, щедрая, вечно готовая уделить время и войти в положение другого человека.

Он помолчал и затем поинтересовался с надеждой в голосе, которая выдавала желание оттянуть неизбежный разговор:

— А что вы сделали с Блэйзом?

— Мод накормила его и положила отдохнуть, — терпеливо разъяснила Сора.

— А зачем ему отдыхать? С того момента, как мы вывезли его из Пертрейда, и до тех пор, пока мы не прибыли сюда, он сидел у нас на шее.

Сора засмеялась, как и полагалось, но затем настояла на своем:

— Ролло? Что у тебя за неприятности, ну же?

— Неприятности не у меня. Это… у жены.

— Рука Соры опустилась.

Ролло вздохнул.

— Я боялся, что ты к этому так и отнесешься. Прости, милая, надо было мне это предусмотреть, — но я ведь решил, что она станет поступать во всем, подобно мне. Я просто счел, что она полюбит тебя так же, как я. Она восприимчива, легко уступает, и я мог бы поговорить с ней.

Сора ничего не сказала, и Ролло предпринял еще одну попытку:

— Господи, Сора, она так молода. Она боится слуг. Если бы не помощь старой Луфу, то прямо и не знаю, что бы сталось с нашим хозяйством. Ей страшно разговаривать с матронами так, как это пристало замужней женщине, потому что она боится, что над ней станут смеяться.

Сора сидела, выпрямившись, неподвижно, по-прежнему отвернув от Ролло лицо, и он в отчаянии взмолился:

— Сора, выслушай меня. Алиса все еще играет в куклы.

Сора вздохнула и опустила голову.

— Хорошо. Я не стану обижать ее.

Ролло обнял Сору и поцеловал ее в голову.

— Я никогда не думал, что ты станешь ее обижать. Мне просто хотелось объясниться, возможно, смягчить нанесенное тебе оскорбление. Мы научим ее ценить тебя, сестра.

— Научим ее?

В смехе Соры прозвучал едва уловимый оттенок горечи.

— А почему мы должны учить ее? Почему она не может относиться ко мне как ко всем другим? У меня две руки, чтобы работать; одна голова, чтобы думать, и одно сердце, чтобы любить. Неужели я хуже других женщин? Если бы я, старая, слепая, сидела в кресле, то люди гладили бы меня по головке и сюсюкалась. А теперь они, вместо этого, не обращают на меня внимания и разговаривают поверх моей головы так, словно меня нет рядом, или обращаются со мной, как с дурой.

— Им страшно. Они боятся, что ты владеешь волшебной силой, потому что ты узнаешь их по запаху и по звуку шагов. Им страшно, что ты можешь заглянуть в их души, потому что ты сумеешь поймать их на лжи.

— Это так глупо! Неужели они не понимают, что я могу видеть окружающий мир, лишь слушая, нюхая и прикасаясь? Разве они поступали бы иначе?

— Они просто не задумываются над этим. Особенно Алиса. Но она прекрасная девушка, всегда готовая услужить, трогательно неуверенная в себе. Если бы ты смогла увидеть ее, ты бы поняла это. Она похожа на щенка, сплошные руки да ноги, большие стопы, большие ладони. Моя жена настолько незрела, что у нее еще нет форм.

Что-то в его голосе насторожило Сору.

— Твоя жена? А она действительно твоя жена?

Ролло рассмеялся, коротко и иронично.

— Значит, ты догадалась?

— Благодаря моей волшебной силе, — парировала Сора. — Волшебной силе и твоему отчаянию.

— Неужели это так заметно? То, что она мне не жена?

— Это заметно только мне. Я ведь так хорошо знаю тебя. Как же ты с этим управляешься?

Ролло встал и заходил по комнате взад и вперед.

— Как правило, это не составляет труда. Я еще не посвящен в рыцари и буду жить у лорда Дженнингса до тех пор, пока не завершу свое обучение. Алиса живет в моем главном имении в Пенбридже и изучает то, чем она должна была научиться у своей матери. Когда я дома, то мы спим в разных покоях. Единственная трудность возникает только тогда, когда…

51
{"b":"7262","o":1}