ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Форма воды
Как не стать неидеальными родителями. Юмористические зарисовки по воспитанию детей
Лицо удачи
Аромат невинности. Дыхание жизни
Земля живых (сборник)
Бумажная принцесса
Ловушка для тигра
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Совсем не женское убийство
A
A

– Миледи? – Саманта вопросительно посмотрела на свою наставницу.

– Ты посягнула на доходы мистера Уордлоу, на его положение в обществе и на его мужскую гордость. Можешь мне поверить, судья весьма мстителен и не остановится ни перед чем, чтобы окончательно разрушить твою репутацию. Я не смогу найти для тебя место в Лондоне.

– Но… я никогда в жизни не покидала Лондон.

– Ты сама обрекла себя на это. Настала пора пожинать плоды своей дерзости. – Адорна в упор посмотрела на Саманту. – Решено, ты едешь в Кумберленд.

Все оборвалось у Саманты внутри. Только сейчас она поняла, что попала во власть обстоятельств, которые не в силах изменить.

– Я уже написала полковнику Грегори, чтобы он ожидал твоего приезда недели через две. И вот еще что, Саманта…

Тон Адорны был серьезен как никогда.

– Да, миледи? – настороженно переспросила девушка.

– Ни при каких обстоятельствах не рассказывай полковнику Грегори о своем прошлом. – Адорна сложила руки перед собой на столе. – Я навела о нем справки. Это честный, справедливый человек. Но терпимость к порокам ближних не входит в число его добродетелей.

– И он наверняка считает, что, «кто украл однажды, останется вором до самой своей смерти». – Саманта вдруг почувствовала, что горло предательски сжимается. – Что ж, в этом нет ничего нового. Я могу вести жизнь святой, но эти тупые ослы все равно не простят мне моего прошлого.

– Перестань сквернословить. И обещай мне, что ничего не скажешь полковнику ни при каких обстоятельствах.

– Обещаю, миледи, – печально улыбнулась Саманта. – Я ничего не скажу этому самодовольному тирану.

2.

Саманта стояла посреди дороги рядом с чемоданом и смотрела, как исчезает в облаке пыли экипаж, в котором она только что ехала.

– И что я такого сказала! – крикнула девушка вслед юному кучеру, который проигнорировал ее слова с самым неуважительным видом.

А ведь она всего лишь поинтересовалась, едят ли волки местных жителей или ограничиваются домашним скотом. И часто ли ей придется спасать своих юных воспитанников от медведей. Ну, разве что еще решила узнать, держит ли полковник Грегори скот в доме или у него есть скотный двор. Все это были очень важные вопросы, которые ей не терпелось выяснить как можно скорее. Но вместо того чтобы ответить, кучер из гостиницы Хоксмута обиделся и буквально выбросил ее из экипажа посреди дороги.

Место, куда занесла ее судьба, оправдывало худшие опасения Саманты. Деревья обступали дорогу плотной стеной, превращаясь в лес, в котором, она не сомневалась, водились огромные медведи со зловещими длинными когтями и запачканными кровью клыками. Медведи, которые уже наверняка учуяли ее и собираются к краю леса в ожидании темноты, чтобы наброситься и разорвать на мелкие кусочки.

Однако перед ней простирались зеленые луга, перегороженные низкими белыми заборами. По лугам мирно бродили белые овечки с огромными влажными глазами, овечки жевали травку, опасливо поглядывая, не появятся ли из леса волки.

Да, волки. Саманта не сомневалась – здесь наверняка водятся волки. Она так и представляла, как серый хищник крадется, невидимый, вдоль опушки леса, глядя с вожделением на белую кучерявую шерстку, затем вдруг оборачивается, утратив к добыче всякий интерес. Так как унюхал в воздухе запах другой жертвы, с куда более нежным и вкусным мясом…

Поежившись, Саманта медленно опустилась на стоящий в пыли дорожный сундук. Наверное, Адорне все же было жаль свою протеже, потому что леди Бакнел позаботилась о том, чтобы снарядить девушку всем необходимым для жизни в ссылке. Она накупила ей кучу платьев, шалей, шляпок, туфель и сапожек. К сожалению, все это так и сгниет, ни разу не надетое, на обочине дороги, потому что вскоре наступит ночь, а Саманта так и будет сидеть тут, и каждый обитатель этого жуткого леса, имеющий клыки, получит возможность полакомиться ею, и никто не услышит ее криков, ведь кругом нет ни души.

Заставив себя подняться на ноги, Саманта медленно побрела в сторону Сильвермера. Юбки ее волочились по грязи. Девушка огляделась вокруг. Тени становились длиннее, солнце двигалось к горизонту, скрытому за вершинами видневшихся вдалеке гор. Если бы она была умнее, то вернулась бы к сундуку и приготовилась бы встретить достойно свой конец. Но Саманта была не из тех, кто сдается без боя. Она понимала, что это глупо, но все же решила попытаться добраться до Сильвермера.

Девушка решительно поправила небольшую сумочку, которую держала в руке. Что ж, вперед, к полуразрушенному замку, который ожидает ее в конце пути.

Путь ее лежал мимо озера, холодного и глубокого синего озера, в глубине которого жили огромные чудовища. Саманта не сомневалась в этом – время от времени поверхность воды покрывалась мелкой рябью, иногда слышался плеск. Это вполне могла быть рыба, но могли быть и чудовищные монстры, притаившиеся на дне. Саманте приходилось слышать о чудовищах, обитавших в озерах. Она даже читала роман об одном таком монстре, поселившемся в Шотландии.

Саманте вспомнились готические романы, с десяток которых она заботливо положила в чемодан. Если только она переживет эту ночь, то выкинет их все… нет, не в озеро – это могло бы потревожить чудовище. Она просто выбросит их и забудет о них навсегда.

Саманта пристально вглядывалась в темноту, надеясь заметить хоть какие-то признаки жилья. Но впереди было пусто. Ничего, кроме дороги, петляющей по полю, то поднимаясь, то спускаясь с небольших пригорков. Деревья, равнодушно шелестящие зеленой листвой. И над всем этим – горы, неумолимые, холодные и равнодушные. Юный возница, так безжалостно бросивший ее на обочине, сказал, что местные называют их холмами. Саманта спросила, часто ли с них падают люди и часто ли. камнепады губят тех, кто решил по неосторожности прогуляться в горах. Вопрос казался ей вполне логичным, но противный мальчишка нахмурился. Наверное, именно в тот момент ему впервые пришло в голову сделать то, что он сделал.

Солнце садилось слишком быстро, вершины гор уже окрасились в багровый цвет. Дымка поднималась над лесом и плыла, подгоняемая ветром. Словно клубы пара, вырывающиеся изо рта тяжело дышащего огромного великана, притаившегося в чаще. Сумерки между тем сгущались.

У Саманты закололо в боку. Она остановилась и прижала ладонь к корсету.

Вообще-то ни один уважающий себя волк не стал бы есть ее сейчас. Саманта была в пути уже четыре дня – сначала два дня на поезде, потом, после короткой ночевки в гостинице в Йорке, два дня в экипаже. Платье ее было все заляпано грязью, а ноги… Саманта привалилась спиной к ближайшему дереву.

– Господи, как же у меня болят ноги!

Впрочем, сейчас это не имело значения. Потому что слева от себя Саманта вдруг услышала оглушительный треск ломавшихся веток. Не тратя времени на то, чтобы рассмотреть, кто же ломится к ней сквозь чащу, девушка кинулась бежать.

Но огромный зверь выскочил на дорогу прямо перед ней, и пришлось остановиться.

– Черт побери! – прежде чем девушка успела развернуться и кинуться в другую сторону, ее схватила за шиворот чья-то сильная рука.

– Стоять! Что вы делаете здесь?

Конь! Это был конь с всадником!

От нахлынувшего облегчения у Саманты вдруг болезненно сжалось горло, и она едва смогла произнести:

– Я пытаюсь добраться до Сильвермера.

– До Сильвермера? Зачем?

Только в этот момент Саманта обратила внимание, что мужчина по-прежнему держит ее за воротник, словно она была нашкодившим щенком. Девушка резко обернулась и посмотрела на таинственного всадника.

– А кто вы, собственно, такой, чтобы задавать мне подобные вопросы, да еще так грубо?

В мозгу Саманты тут же прозвучал ответ на ее собственный вопрос. «Огромный, высокий и потрясающе красивый мужчина». Она не могла в деталях разглядеть его лицо, так как было уже совсем темно, но то, что она видела, было поистине великолепно. Густые черные волосы, коротко подстриженные над ушами. Правильный овал лица, чуть выступающий вперед квадратный подбородок, тонкий нос, пожалуй, чуть длинный, но не портящий лица.

3
{"b":"7263","o":1}