ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я кажусь вам смешным, мисс Прендрегаст?

– Вовсе нет, полковник.

– Но вы только что смеялись надо мной.

Саманта не могла смотреть ему в глаза. Она слишком хорошо помнила вкус его поцелуев, помнила, как он склонился над ней, и сейчас она не могла говорить от смущения и… надо признаться себе в этом… от восхищения этим человеком. Ей хотелось находиться рядом с ним, слышать его голос, представлять, что он снова хочет ее поцеловать.

– Я вовсе не смеялась. Я просто… вы были так похожи на офицера на плацу.

– Я и есть офицер. Я служил в Индии более десяти лет. И некоторые привычки засели во мне навечно. Вас это смущает?

Пораженная, Саманта подняла на него глаза.

– А вас заботит, что я об этом думаю?

– Я вообще очень заботливый человек, – улыбка играла на его губах, Уильям казался весьма довольным собой и немного напоминал сейчас озорного мальчишку.

Или он просто смеялся над ней?

Саманта сжала губы. Лучше ему этого не делать, иначе она… иначе за обедом она поможет Кайле разлить молоко прямо ему на колени. Саманта расслабилась. Месть, доступная гувернантке, выглядит немного смешно, зато, несомненно, доставит ей удовольствие.

Повернувшись к детям, полковник сказал:

– Мы направляемся в комнату для игр. Все за мной!

И он повел их вверх по лестнице.

Саманта шла позади Агнес и старалась изо всех сил не смотреть, как плотно облегают бриджи стройные бедра мистера Грегори. Девчонки на лондонских улицах иногда обсуждали проходящих мимо мужчин, но, поскольку Саманта давно решила для себя, что мало кто из них достоин внимания, она никогда их не разглядывала.

Однако полковник Грегори оказался исключением из правила. От его подтянутой фигуры Саманта буквально не могла отвести глаз.

Они вошли в комнату для игр, и Саманта увидела миниатюрную женщину лет пятидесяти, которая поднялась им навстречу из кресла-качалки. У нее было приятное круглое лицо и добрая улыбка.

Дети улыбнулись в ответ, немного смущенно и в то же время радостно.

Подойдя к пожилой леди, полковник Грегори взял ее за руку и подвел к Саманте.

– Миссис Честер, позвольте представить вам мисс Прендрегаст, нашу гувернантку.

– Рада познакомиться с вами, мисс Прендрегаст, – снова улыбнулась миссис Честер. – Вы уже стали знаменитостью в Хоксмуте, – миссис Честер присела в реверансе. – До сих пор никому не удавалось приручить дерзких девчонок полковника.

К удивлению Саманты, девочки заулыбались еще шире.

– Миссис Честер, позвольте представить вам моих дерзких дочерей, – полковник представил каждую, называя по имени. Девочки продолжали внимательно изучать миссис Честер.

Не переставая улыбаться, пожилая леди сложила руки на груди.

– Так вы и есть те самые милые дети, которые любят забираться по ночам в чужую постель?

Саманта посмотрела на полковника Грегори. Он тоже улыбался. Ей снова стало жарко. И когда она наконец перестанет краснеть, видя его улыбку?

– Я – ваша новая горничная, – объявила миссис Честер. – Думаю, мы отлично проведем время. Мне не приходилось заботиться о таком количестве милых крошек с тех пор, как выросли мои собственные дети.

Девочки, словно по команде, удивленно посмотрели на отца.

– Миссис Честер, – сказал он, – согласилась быть вашей горничной до тех пор, пока вам требуется горничная, а она особенно потребуется вам на этой неделе, во время праздника, потому что мы попросим мисс Прендрегаст быть нашей гостьей.

В полной тишине девочки перевели глаза на опешившую Саманту.

– О, мисс Прендрегаст, – первой опомнилась Генриетта. – Так вы пойдете на праздник!

– Да, мисс Прендрегаст, вы пойдете на праздник, – Агнес со значением посмотрела на Вивьен. – Вместе с папой.

Глаза Вивьен стали круглыми.

– Да, на праздник. И вы будете танцевать… с папой.

– Вы будете царицей бала! – Агнес положила руку на локоть полковника Грегори. – Она будет самой красивой на балу, не правда ли, папа?

– Все леди будут красивыми, – дипломатично ответил Уильям, но при этом одарил Саманту таким взглядом, что у той сладко заныло под ложечкой.

Она тут же напомнила себе, что симпатия, возникшая между ней и полковником Грегори, не доведет до добра. Она была бывшей воровкой, дочерью вора, женщиной с необузданным темпераментом, неспособной молчать при виде несправедливости. Черт побери! Как ей не хотелось идти на этот прием!

– Вы ничего не перепутали, полковник? – спросила она. – Вашим гостям вряд ли понравится сидеть за одним столом с гувернанткой.

– Мои гости слишком хорошо воспитаны, чтобы делать замечания по поводу других моих гостей.

– Мисс Прендрегаст, вы будете самой красивой леди, – подхватила Мара.

– Спасибо, дорогие мои, но я гувернантка, а не леди. – «И бывшая воровка», – добавила она про себя. Но в этом Саманта не могла признаться. Она обещала Адорне. К тому же ей не хотелось, чтобы Уильям узнал. Только не сейчас. И вообще никогда.

Мара обняла себя за плечи.

– Вы будете как Золушка – отправитесь на бал и выйдете замуж за принца.

– Да, мисс Прендрегаст, вы наверняка найдете там свою истинную любовь, – подхватила Вивьен.

– Надеюсь, что нет, – оборвала ее Саманта. – Я не ищу никакой такой любви.

Агнес и Вивьен обменялись едва заметными улыбками.

– Большинство гостей на этом приеме, – почти с досадой произнес полковник Грегори, – мои друзья по военной службе. Среди них много младших отпрысков весьма уважаемых семейств, есть даже те, кто сам добился дворянского чина за свои выдающиеся заслуги. Они жалуются на отсутствие в их жизни женщин, так что я решил обеспечить им достойное общество.

– Сэр, мое прошлое, к сожалению, не таково, чтобы даже младшие сыновья и простые солдаты наслаждались моим обществом.

Полковник посмотрел на нее с таким раздражением, что Саманте вдруг захотелось плакать.

– Мисс Прендрегаст, не стоит волноваться из-за подобной ерунды. Вы – всего-навсего недостающая персона женского пола за нашим столом.

– Хорошо, – пробормотала Саманта. – Только не говорите потом, что я вас не предупреждала.

– Что? – все так же раздраженно переспросил мистер Грегори. – Я не расслышал.

– Ничего, сэр.

– А сейчас я оставлю девочек наедине с миссис Честер, чтобы они получше познакомились друг с другом, – он взял Саманту за руку. – А мисс Прендрегаст отправится со мной, и я введу ее в курс новых обязанностей.

Уильям подтолкнул Саманту вперед.

– Подождите! – попросила девушка, но полковник словно не слышал ее.

– В три часа у девочек примерка, – бросила Саманта через плечо миссис Честер.

– Я позабочусь об этом, – заверила ее пожилая женщина.

– Затем им надо попрактиковаться в игре на фортепиано и пении.

– Я прослежу и за этим.

– Новые туфли Кайлы не ее размера. Замена прибудет с почтовой каретой.

– Не волнуйтесь, мисс Прендрегаст, – улыбнулась миссис Честер. – Я справлюсь, а девочки мне помогут.

Полковник Грегори буквально выволок ее за порог и захлопнул дверь комнаты для игр.

Саманта немедленно вырвала руку.

– Не смейте обращаться со мною, как со строптивым ребенком!

– Но вы иногда ведете себя именно как строптивый ребенок!

– Я отвечаю в этом доме за ваших детей!

– Я временно освободил вас от исполнения прямых обязанностей.

Саманта открыла было рот, чтобы возразить, но Уильям знаком остановил ее.

– За расписанием будет следить миссис Честер. Думаю, она справится.

Ну конечно, как она могла забыть! Ведь это не ее семья. Она здесь только для того, чтобы учить девочек. А потом им предстоит расстаться.

Глядя прямо перед собой, Саманта упрямо произнесла:

– Лучше было бы оставить меня в детской. По крайней мере до тех пор…

– Пока не кончится праздник?

– Да. Мое прошлое…

– Независимо от того, каким было ваше прошлое, леди Бакнел научила вас держаться с изяществом и грацией, – сказал Уильям. – Неужели вы думаете, что я отвел бы вам роль гостьи, не понаблюдав за вами во время наших совместных трапез, во время уроков, во время наших разговоров?

33
{"b":"7263","o":1}