ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Академия невест
Су-шеф. 24 часа за плитой
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума
Моя судьба в твоих руках
Мастер клинков. Клинок заточен
Тараканы
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Украшение китайской бабушки
A
A

По правде говоря, Саманта рада была, что Тереза прервала их напряженный диалог. Ее так захватила ссора с Уильямом, что теперь сердце учащенно билось, а воздух с трудом проникал в легкие. И чего ради? Он был всего лишь мужчиной. Мужчиной, который волновал ее – да, она вынуждена была это признать. Но также мужчиной, который может захотеть использовать Саманту, как использовал отец ее мать, а Саманта была слишком гордой, чтобы позволить мужчине посягнуть на свою личность и свое достоинство. Взяв со стола стакан, наполненный для нее леди Маршан, Саманта подняла его в сторону женщины, которой Уильям предложил роль хозяйки в своем доме.

– Благодарю вас, миледи. Глоток воды – это как раз то, что мне сейчас нужно.

– Очень хорошо, – леди Маршан снова откинулась на спинку кресла. – Постойте-ка. Прендрегаст… Прендрегаст… мне кажется смутно знакомым это имя.

Руки Саманты непроизвольно сжались в кулаки. Если леди Маршан вспомнит, откуда ей известно имя мисс Прендрегаст, ее роль гостьи на празднике закончится, не успев начаться. И с местом гувернантки полковника Грегори тоже придется расстаться.

– Вы из тех Прендрегастов, что из Соммерсета? – продолжала допрос леди Маршан. – Мне казалось, я знаю их всех, но вас почему-то не припоминаю.

Саманта понимала, что этот допрос будет продолжаться до бесконечности, все три дня, что займет праздник.

– Я из Лондона, миледи.

Саманта понимала, что Терезу не удовлетворит столь краткий ответ.

– Только из Лондона?

– Мисс Прендрегаст – городская девушка, – пришел ей на помощь Уильям. – Она боится всего, что связано с деревней. Боится, что на нее упадут горы, что ее укусит змея или проглотит целиком какое-нибудь чудовище, вылезшее из озера.

Рука Саманты невольно потянулась к горлу, у нее снова перехватило дыхание.

– Откуда вы узнали про чудовище из озера?

Уильям заливисто рассмеялся, и Саманта поняла, что он ничего не знал о ее страхах – просто догадался, и весьма проницательно.

– Чудовище из озера? – переспросила леди Маршан. – Ты, должно быть, просто дразнишь мисс Прендрегаст, дорогой.

– Ну да. Разумеется.

Саманте хотелось залепить ему пощечину, чтобы он не смел смеяться над ее страхами, но тут она почувствовала, как его нога касается ее ноги под столом – куда более чем откровенно, и все это в присутствии женщины, которую он, по мнению окружающих, включая его собственных детей, собирался сделать своей женой.

Саманта не понимала, на каком свете находится. Ей хотелось узнать правила игры, в которую ее заставили играть. Пока она узнала только, что наказанием за нарушение этих неведомых правил является унижение и ссылка. Но теперь правила, похоже, нарушал сам полковник Грегори, хотя Саманта с трудом могла себе представить, чтобы столь респектабельный джентльмен способен был на такое. Может быть, он считает себя выше всех законов? Глядя прямо в глаза Уильяму, она отодвинула свою ногу.

– Здесь действительно очень страшно, полковник.

– Ничего, – улыбнулся мистер Грегори. – Мы научим вас любить наши места.

Голос его звучал, как всегда, абсолютно уверенно.

– Тут все такое огромное, – Саманта указала на горы. – Вода в озерах голубая, а не серая, как в городе. А воздух такой прозрачный, что его почти не видно.

– Это потому, что здесь нет угольной пыли, – пояснила леди Маршан.

Глаза полковника снова встретились с глазами Саманты, и она прочла в них какое-то… заговорщицкое выражение, словно он давал понять, что их все же связывает что-то, непонятное Терезе.

Но тут и Тереза, видимо, поняла, что на самом деле хотела сказать Саманта.

– О, так это была просто красочная метафора, – она издала неестественный смешок. – Как мило! Но откуда мне все-таки знакомо ваше лицо, мисс Прендрегаст? – Тереза напоминала хорошо обученную охотничью собаку, которая ни за что не упустит свою добычу.

– Я не жила нигде, кроме Лондона, вот почему это место кажется мне таким странным. Я работаю гувернанткой последние четыре года. Может быть, вы видели меня в доме кого-то из прежних хозяев.

«А может быть, вы видели меня в галереях Ньюмаркета, где я вытаскивала у людей кошельки, но в этом я ни за что не признаюсь».

Полковник Грегори внимательно прислушивался к беседе двух женщин.

– Я очень хорошо знаю Лондон. Скажите мне, на кого вы работали, и я… – Тут Тереза вдруг нахмурилась и приставила к глазам ладонь, вглядываясь в сад. – А что это за молодой человек шагает сюда от конюшни?

Саманта не знала, кто это, но заранее прониклась теплыми чувствами к незнакомцу, спасшему ее от допроса Терезы.

Между тем высокий и красивый молодой человек, одетый в коричневые бриджи, подходящий по цвету сюртук и черный цилиндр, уже взбегал по ступеням веранды, улыбаясь присутствующим. Мужчина снял цилиндр, и на Саманту глянули живые черные глаза. Вместе с тем она отметила, что нос незнакомца слегка распух.

– Я прибыл, Уильям, – радостно объявил незнакомец. – Праздник можно начинать.

Полковник Грегори рассмеялся и встал, чтобы пожать своему гостю руку.

– Только тебя мы и дожидались, чтобы начать, Монро.

Итак, мистер Монро был другом полковника Грегори.

– О, – скучающим тоном произнесла леди Маршан, едва взглянув на молодого человека. – Дункан Монро. Так это вы.

Дункан явно не был любимцем Терезы.

Уильям представил ему Саманту. Дункан поднес к губам ее руку. Затем поклонился, не переставая оценивающе разглядывать девушку.

– Я так рад наконец-то познакомиться с вами лично, – сказал он, улыбаясь. – О вашем очаровании уже ходят легенды.

Саманта сразу поняла, что за человек стоит перед ней. Дункан Монро только казался легкомысленным. За маской праздности скрывались тонкая натура и живой ум.

– Что ж, наверное, у меня действительно неплохая репутация, – в тон ему ответила Саманта. – Среди обитателей детской.

Даже леди Маршан рассмеялась на этот раз абсолютно искренне.

Продолжая держать Саманту за руку, Дункан сказал:

– Вам известно, что у вас весьма необычные глаза, мисс Прендрегаст? Цвета виски – по-моему, этот цвет называется именно так.

– Достаточно, Дункан, – нахмурившись, произнес полковник Грегори.

Саманта забрала у Дункана руку.

– Благодарю вас, мистер Монро.

По тону Дункана, по реакции полковника было отлично понятно, кому принадлежат слова о цвете ее глаз. Все за столом понимали это, и леди Маршан была недовольна, очень недовольна. Саманта понимала, что это глупо, но при мысли о том, что полковник говорил о ней со своим другом, она вдруг почувствовала себя счастливой.

– Думаю, Монро, вы уже знакомы с графиней Маршан, – все тем же свирепым тоном продолжал Уильям.

Дункан поклонился так низко, с таким напускным подобострастием, что шляпа его коснулась пола веранды.

– Для меня всегда огромное удовольствие видеть леди Маршан.

У Терезы было такое лицо, словно она только что проглотила какое-нибудь насекомое.

– Мистер Монро, я думаю, успех нашего праздника вряд ли зависит от вас.

– Нашего праздника? – Монро перевел взгляд с Терезы на Уильяма. – Нашего? Так нам следует ожидать объявления о помолвке?

Саманта затаила дыхание. Леди Маршан и полковник Грегори отлично подходили друг другу – статный темноволосый офицер и изящная аристократка. Но всего две ночи назад он целовал Саманту, и девушка почему-то чувствовала, что это странным образом дает ей какие-то права. На его роскошное тело. На место в его мыслях.

Это надо немедленно остановить! Саманта внимательно смотрела на полковника, а тот – на нее. Он не смотрел с обожанием на леди Маршан, но и не торопился возразить Дункану. Уильям жадно сверлил взглядом Саманту, словно наблюдая за ее реакцией.

Саманта изобразила на лице вежливую улыбку светской дамы, одарила ею Уильяма, затем повернулась к Дункану.

– Меня пригласили быть хозяйкой приема, – подала голос Тереза. – Так что это и мой праздник.

– Ах да, – Монро уселся за стол, продолжая ехидно улыбаться. – Вы ведь всегда любили устраивать приемы. Помню, в Индии именно на ваших приемах всегда можно было встретить самых интересных людей.

35
{"b":"7263","o":1}