ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Леди Маршан ответила на это с такой откровенной враждебностью, что брови Саманты удивленно поползли вверх.

– А вы всегда вели себя как полный идиот на моих приемах!

– О да, – Дункан принялся раскачиваться на стуле. – Как мило с вашей стороны напомнить мне об этом.

Саманта не понимала взаимоотношений этой парочки. Они явно не выносили друг друга, но в то же время им, похоже, доставляла удовольствие эта перепалка.

Луч солнца упал на лицо Дункана, и в этот момент леди Маршан, казалось, впервые как следует взглянула на сидящего перед ней мужчину.

– Постойте-ка… эти отметины на вашем лице. Откуда они? – Она вдруг стукнула по столу ладонью. – Так это вы остановили в ту ночь на дороге мой экипаж!

Теперь Саманта, не отрываясь, смотрела на леди Маршан.

– Он остановил ваш экипаж?

– Дункан – тот человек, который остановил ваш экипаж? – эхом отозвался полковник Грегори. – Не думаю, что это возможно: его не было в здешних местах в тот день.

– Очень даже возможно, – злобно кинула полковнику Тереза, и Саманта вдруг усомнилась в правдивости Уильяма и Дункана. – Я схватила того негодяя за волосы и ударила коленом в лицо. Посмотри-ка на мистера Монро. Он явно наткнулся на что-то…

– На дверь! – с самым невинным видом перебил ее Дункан.

– И ты еще смеешь врать! Обвиняю тебя в том, что это ты разбойничаешь на большой дороге. – Тереза повернулась к полковнику Грегори и накрыла своей маленькой ручкой его ладонь. – И знаешь, что я тебе скажу – я уверена в том, что я права.

– Но, Тереза, ты ведь говорила, что разбойников прогнал твой кучер, – в голосе полковника звучал сарказм, почти издевка. Саманте трудно было поверить, что он может говорить с Терезой в подобном тоне.

Пойманная на лжи, леди Маршан слегка смутилась. Но ненадолго.

– Боюсь, я слегка исказила факты.

– Тут вообще происходит что-то странное, – вмешалась Саманта. Между двумя мужчинами явно существовала какая-то тайна, что-то не сходилось в их словах. – В ту ночь, когда я направлялась сюда, полковник Грегори остановил меня на дороге и обыскал мою сумочку. Разумеется, он охотился на бандитов, но с чего он взял, что я, одинокая женщина, путешествующая пешком, могу быть чем-то опасна? Может быть, мистер Монро работает вместе с полковником Грегори?

Уильям и Дункан растерянно переглянулись.

– Боже правый! – воскликнула Тереза. – А ведь вы попали в точку. Эти двое выглядят виноватыми, словно солдаты, надравшиеся на посту.

– Мисс Прендрегаст права, – вынужден был капитулировать Уильям. – Мы действительно патрулируем окрестности по ночам, пытаясь поймать бандитов, которые продолжают нам досаждать. – Он строго посмотрел на обеих женщин. – Но я буду очень признателен вам, если вы сохраните это в секрете.

– Ты обеспечиваешь безопасность, грабя проезжающих по большой дороге? – леди Маршан была в ярости.

– Я вовсе не грабил вас, – подал голос Дункан.

– Потому что я направила на тебя пистолет, грозясь прострелить тебе голову!

Саманта с уважением посмотрела на хрупкую, субтильную леди Маршан. Наверное, она была несправедлива к этой женщине – Тереза оказалась куда умнее и куда сильнее, чем делала вид. Что ж, надо запомнить это.

– Я не собирался обыскивать вас, – оправдывался Монро. – Вашу карету остановили по ошибке.

– Неужели того, кто путешествует в карете с крестом, можно принять за бандита?

– Уверяю тебя, Тереза, Дункан говорит правду, – заверил ее Уильям.

Леди Маршан внимательно изучала полковника. Вдруг глаза ее сузились. И Тереза воскликнула:

– Так ты тоже был одним из бандитов!

Саманта с наслаждением наблюдала, как лицо мистера Грегори утрачивает свое обычное невозмутимое выражение.

– Да, я вынужден признаться, я тоже был там, но, как я уже сказал…

– Не верю ни единому слову, – перебила его Тереза. – Все, что ты нагородил тут, абсолютно бессмысленно. А прибывающих к тебе гостей ты тоже поедешь грабить?

– Нет, вовсе нет. Все и так под контролем.

Леди Маршан повернулась к Саманте, и впервые девушка почувствовала солидарность со стороны этой женщины.

– Вы что-нибудь понимаете? – спросила Тереза.

– Нет, миледи. Кроме одного. На месте мистера Монро я бы в следующий раз подумала дважды, прежде чем становиться у вас на пути.

Глаза Дункана сверкнули.

– В следующий раз я буду обращаться с леди Маршан с заботой и нежностью!

* * *

Валда поднялась на второй этаж, молча пройдя мимо череды слуг, склонившихся в почтительном приветствии. Она слышала за спиной попискивание горничных, которых щипал за все места идущий следом за женой Руперт.

Глаза ее сузились. Этот старый идиот вздумал приставать накануне даже к ней. И у Валды хватило глупости уступить. А потом, когда она спала, Руперт попытался улизнуть. Старый дурак до сих пор не верил, что им действительно угрожает опасность. Если бы только он не знал так много, она давно убила бы его!

И сделала бы это с наслаждением.

Дворецкий поспешил забрать у нее плащ и шляпу.

– Мы не знали, когда нам ждать вас, миледи.

Валда огляделась вокруг. Мейтланд-Мэнор был красивым поместьем – дом постройки восемнадцатого века находился посреди солнечной долины. Дом был буквально напичкан картинами известных мастеров и разными дорогими безделушками. Все это придется оставить. Валде становилось плохо, когда она думала о предстоящих потерях.

– Это не имеет значения, – рассеянно ответила она дворецкому. – Ничего больше не имеет значения.

Кроме карты, которую ей удалось раздобыть по пути сюда. Кретин по имени капитан Фарвелл оставил ее в запертом чемодане, и хотя раньше Валда не брала вещи, которые так легко отследить, сейчас было уже абсолютно все равно, даже если капитан узнает, в каком именно направлении уплыла его карта. Потому что в ближайшие дни они отплывают в Ирландию, затем в Италию, и уж там никто их не найдет.

На карте значились места работы и номера всех английских шпионов на территории России. Валда продаст ее за кругленькую сумму, которая будет ее гарантией на случай, если что-то пойдет не так. Впрочем, в ней просто говорила ее обычная осторожность. Если не считать несносного Руперта с его глупостями, все шло пока что просто замечательно.

Хотя разговора, подслушанного в доме Трокмортона, было достаточно, чтобы напугать ее до смерти.

– Но ваш гость предупредил, что, как только вы приедете… – продолжал дворецкий.

Валда резко обернулась к нему.

– Мой гость? – у нее вдруг задрожали колени. – Кто бы это мог быть?

Голос, который ей меньше всего хотелось услышать – густой бас с легким акцентом, – эхом отразился от стен фойе.

– Разумеется я, миледи. Граф Гаев, ваш старый друг. Неужели позабыли Пашеньку?

Валда медленно повернулась на голос.

Граф Павел Гаев стоял в дверях, держа одну руку на спрятанном, впрочем, не слишком удачно, под его длинным плащом пистолете, дуло которого было направлено прямо ей в сердце.

17.

Коттедж был очень милым. Крошечным, но весьма удобным. Отличное убежище для того, кто старался избегать гостей, наводнивших Сильвермер.

Стены внутри и снаружи оказались белыми, коттедж буквально утопал в белых флоксах, сиренево-розовых анютиных глазках и пурпурных бегониях. Перед дверью находилась крытая терраса с креслами-качалками, на случай, если обитатели домика захотят посидеть на воздухе и полюбоваться видом, открывавшимся на горы.

Но Саманта, разумеется, не хотела. Вместо этого она растерянно бродила по двум небольшим комнатам, укоряя себя за то, что не проявила большую твердость и не отказалась наотрез развлекать гостей полковника Грегори. Она провела бессонную ночь, рисуя себе картины ужасов, которые ожидают ее, если она встретит здесь кого-нибудь из лондонских знакомых. Адорна отправила ее в Кумберленд, чтобы вокруг не было никого, кто знает о прошлом Саманты. Но, похоже, леди Бакнел просчиталась.

36
{"b":"7263","o":1}