ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Уже уходите, мисс Прендрегаст? – раздался из спальни голос Кларинды.

– Пока нет, – Саманта ходила взад-вперед по гостиной, размахивая руками, словно солдат на параде.

Да, коттедж был просто замечательный. Высокие потолки с открытыми стропилами под кровлей, создававшими ощущение пространства. В гостиной стоял небольшой столик и два кресла – просто идеально для двоих гостей, которым, скажем, захотелось бы сыграть в какую-то игру, а также буфет, в котором стояла посуда и лежало постельное белье. Перед камином располагался диван, обитый блестящей синей парчой, а сам камин был двусторонним – он обогревал не только гостиную, но и находившуюся за стеной спальню.

Спальня тоже была просто идеальной. Здесь нашелся и туалетный столик с ящичками, куда Кларинда разложила белье Саманты, и шкаф с крючками для одежды. Над туалетным столиком висело зеркало в дубовой раме. Кровать, правда, оказалась поуже той, на которой спала Саманта в большом доме, но на одного человека места было вполне достаточно, а коричневое в полоску одеяло было таким же теплым, как и то, что пришлось оставить.

Словом, замечательное уютное гнездышко для романтической натуры.

Глаза Саманты вдруг сузились. Какова истинная причина, по которой полковник решил поместить ее сюда?

Но нет. Глупо было даже думать об этом. Да, он поцеловал ее. Но потом ясно доказал свое недоверие, отправив от себя подальше. Полковник явно подозревал, что его гувернантка способна на неблаговидные поступки. Например, на кражу миниатюры с портретом его жены. Или, может быть, он подумал, что Саманта решила его соблазнить. Ведь он считает, что всем женщинам хочется занять в жизни надежное положение и ради этой цели они готовы практически на все. На самом деле все было наоборот. Это Уильям чуть было не соблазнил свою гувернантку. А потом – это свойственно всем мужчинам – попытался свалить вину на нее.

– Полковник Грегори удивится, не увидев вас, мисс, – прервала ее размышления Кларинда.

Вот она – настоящая беда. Ей бы волноваться сейчас о том, не узнает ли ее кто-то из гостей. А вместо этого она снова думает о полковнике Грегори. Это просто недопустимо! Черт бы побрал этого нахала! Как она зла на него! Мало того, что он позволил себе поцеловать ее, на это еще можно было бы закрыть глаза. Но когда он сказал, что ей надо переехать в коттедж, потому что она стала для него почти непреодолимым искушением… такое трудно забыть. Особенно теперь, когда ей предстоит несколько дней встречаться с ним уже не в качестве его гувернантки, а как бы на равных, будучи одной из гостей.

Остановившись, Саманта потерла ладонью ноющий лоб.

В дверях спальни появилась Кларинда.

– Что же вы не сказали, мисс, что ждете прихода девочек? Они такие милые в своих новых платьицах!

Саманта подошла к окну и раздвинула кружевные занавески. Полковник Грегори знал, кого послать за ней. Девочки шли по дорожке, смеясь и громко переговариваясь, старшие вели за руки младших. Полковник Грегори послушался совета Саманты – на каждой было платье своего цвета, и все вместе они напоминали переливающуюся радугу – желтый, синий, красный, фиолетовый, зеленый и розовый.

Маленьких девочек одели в более темные цвета, на Агнес было розовое платье, прекрасно сочетавшееся с игравшим на щеках румянцем. Даже Мара умудрилась выглядеть опрятной в своем зеленом платье со скромным кружевным воротничком. Шляпки, завязанные под подбородком цветными лентами, были под цвет платьев.

Впервые за сегодняшний день Саманта улыбнулась.

– Какие прелестные получились платья! Девочки в них просто красавицы!

Кларинда подошла и встала рядом.

– Да, мисс, они такие миленькие. Вы сделали их счастливыми, не сомневайтесь. Они ждали, очень ждали, чтобы в их жизни появилась такая женщина, как вы, – Кларинда похлопала ее по плечу. – Помните об этом, мисс, когда вам покажется, что вы чужая среди знатных гостей.

Саманта скосила глаза на горничную:

– Неужели это так заметно?

– Вполне понятно, что вы волнуетесь. Каждый бы волновался, если бы его позвали сидеть за одним столом с такой знатью. Но вы ведь умеете держаться как следует! Мисс Шелбурн говорит, что манеры у вас как у настоящей леди, а разговор вы ведете лучше многих из них. И вы везде будете на своем месте.

Саманте вдруг стало тепло на душе.

– Леди Бакнел говорила то же самое, – пробормотала она. – Спасибо, Кларинда. Мне необходимо было услышать это вновь.

– Так идите же к детям и позвольте им отвести вас на праздник.

Что ж, если даже кто-то и узнает ее… Саманта сумеет справиться с ситуацией. Зачем жить грядущими бедами? Ведь раньше она всегда жила одним днем, борясь с трудностями по мере их возникновения. И не стоит позволять полковнику Грегори выбивать ее из колеи. Да и как можно обвинять этого человека в том, что он сделал правильную, в сущности, вещь, удалив ее от себя как можно дальше. А когда закончится праздник, Саманта вернется к своим обязанностям гувернантки. Ей надо пережить ближайшие три дня. А обо всем остальном будет время подумать позже.

Приняв решение, Саманта направилась к двери.

Но Кларинда опередила ее со словами:

– Нет, нет, мисс, это ваша горничная должна открывать дверь вашим гостям.

Распахнув дверь, Кларинда подождала, пока девочки поднимутся на террасу, затем присела в реверансе и серьезно произнесла:

– Как доложить о вас, юные леди?

– Это же мы, Кларинда! – растерянно произнесла Кайла. – Неужели ты нас не узнала?

– Конечно, узнала. Просто притворяется, будто мы – настоящие взрослые дамы, пришедшие к другой даме с визитом, – объяснила малышке Генриетта.

– О, – Кайла подняла свой пухленький подбородок с ямочкой посередине и важно произнесла: – Впрочем, я и сама это знала.

Стоя за порогом, Саманта наблюдала, как Агнес выстраивает девочек в ровную линию.

– Мы – мисс Грегори из Сильвермера, – представила всех Вивьен. – Пришли с визитом к мисс Саманте Прендрегаст.

– Я посмотрю, может ли она вас принять. – Отступив на два шага, Кларинда громко произнесла: – К вам барышни Грегори, мэм.

С сияющей улыбкой Саманта появилась на пороге.

– Как это мило с вашей стороны нанести мне визит, юные леди, – но смотреть на них было таким наслаждением, что Саманта не выдержала своей роли. Всплеснув руками, она воскликнула: – Ну какие же вы хорошенькие, милые мои девочки!

– Да, все так ждорово! – радостно запрыгала Эммелин.

– Вы тоже очень красивая, мисс Прендрегаст, – с восторгом произнесла Мара.

– Спасибо, милая, – Саманта расправила юбки. Кларинда достала для нее из сундука одно из платьев, столь неподходящих для гувернантки, по мнению полковника Грегори, зато отлично подходящих для светского приема, – сапфирово-синяя юбка, отделанная золотом, и золотая коса от плеча к плечу по линии выреза, которую Саманта пришила сама. Адорна наверняка одобрила бы это изменение – коса подчеркивала длинную стройную шею Саманты и ее красивые руки, и все это придавало девушке уверенности в себе.

– Могу я пригласить вас внутрь, леди? – поинтересовалась Саманта.

– Нет, нет, папа послал нас привести вас в дом, – Генриетта подбежала к Саманте. – Он сказал, – девочка вдруг заговорила басом, изображая голос отца: – «Неужели она боится прийти на наш праздник?»

– Вовсе я не боюсь! – быстро выпалила Саманта.

– Я сказала ему то же самое, – Мара схватила Саманту за руку. – Вы ведь вообще ничего не боитесь, правда?

Если бы только это было правдой!

– Все чего-то боятся, Мара.

– И чего же боитесь вы, мисс Прендрегаст? – спросила Агнес.

Саманта прекрасно представляла себе, чего боится в данный момент больше всего. Того, что кто-то из гостей ткнет в нее пальцем и объявит, что узнал известную лондонскую воровку. Милые личики детей исказятся от ужаса, а полковник Грегори укажет ей на дверь, и она покинет этот дом, униженная и несчастная. Адорна предупреждала, что ей не удастся убежать от своего прошлого. И Саманта думала, что смирилась с этим. Но никогда еще ставка в игре не была столь высока. Никогда еще ей не хотелось с такой силой остаться в семье, где она работала.

37
{"b":"7263","o":1}