ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вот как? И какое же тебе дело до того, выйду ли я замуж за Уильяма?

– Но ведь тогда ты не смогла бы выйти за меня.

Тереза затянулась так сильно, что закашлялась, поперхнувшись дымом.

А Дункан – о, этот человек никогда не научится вести себя как джентльмен – не нашел ничего лучше, как хлопнуть ее по спине.

– Дай-ка мне это, – он вырвал сигару из рук леди Маршан и зашвырнул ее подальше в кусты. Затем, сжав плечи Терезы, грубо и сильно поцеловал ее в губы.

Она оттолкнула его и залепила звонкую пощечину. Боже, как она ненавидела этого человека!

Тереза замахнулась для следующего удара, но Дункан перехватил ее руку.

– А вот это было ошибкой, дорогая моя.

Обвив рукой талию Терезы, он рывком привлек ее к себе, запрокинул назад ее голову и снова впился ей в губы долгим, страстным поцелуем.

Тереза пыталась сопротивляться, но язык его властно проникал к ней в рот. Отпустив руку, которой Тереза пыталась замахнуться, Дункан гладил ее по спине. Чтобы не потерять равновесие, Терезе пришлось схватить его за плечи. Перила веранды впивались ей в бедра. Как ей хотелось бы сейчас потерять сознание и не чувствовать ничего – ни гнева, ни унижения.

Но она не могла не чувствовать страсти, которая поднималась из глубин ее существа в ответ на то немыслимое, что проделывал с нею Дункан. Это не вписывалось ни в какие рамки. Это было то, о чем мечтает каждая женщина. И это происходило с ней. Закрыв глаза, Тереза отдавалась во власть новых для нее ощущений. Теперь ей хотелось прижаться к Дункану как можно крепче, двигаться в такт его движениям. Но руки Дункана продолжали крепко держать ее, прижимая к перилам. Когда он прервал поцелуй, чтобы перевести дыхание, здравый смысл чуть было не напомнил о себе. Но Дункан снова целовал ее – ее подбородок, висок, глаза, затем он легонько укусил Терезу за мочку уха.

– Мне больно! – воскликнула она.

Дункан лишь усмехнулся в ответ.

– Моя дорогая, – прошептал он. – Ты даже не представляешь, что тебе нравится на самом деле.

И он снова укусил ее.

– Боже, Дункан! – Тереза впилась в его волосы, желая тоже сделать ему больно.

Но Дункан, казалось, и не заметил этого. Он продолжал целовать ее за ухом, ее шею, ее плечи.

Тереза услышала откуда-то издалека собственный стон. Она, словно сумасшедшая, не способна была сдерживать охватившие ее чувства.

Дункан целовал и целовал ее, будто пробовал на вкус и никак не мог насытиться.

Открыв глаза, Тереза посмотрела на звезды в черном небе. И ей захотелось вдруг, чтобы руки его сжали ее груди, чтобы голова оказалась между ее бедер… Черт побери, как она хотела этого мерзавца!

Дункан снова целовал ее в губы, и она радовалась каждому движению его языка, отвечала на его поцелуй, как не отвечала еще никому на свете. Никогда еще все ее тело не горело такой страстью в ответ на поцелуи, никогда еще она не хотела с такой силой мужчину, который держал ее в своих объятиях.

Когда поцелуй наконец закончился, Тереза, обессилевшая, провела пальцами по волосам Дункана и хрипло произнесла:

– Я жду тебя в своей спальне.

– Да, дорогая, – прошептал Дункан. – Но позже.

Тереза не верила своим ушам. Растерянно моргая, она пыталась понять, что это такое он говорит ей.

– То есть… как это… позже?

– Милая моя, ведь ты сама только что отправила Уильяма навстречу его любви. Он – хозяин этого праздника. А ты – хозяйка. Значит, теперь тебе придется развлекать гостей.

Тереза отказывалась верить услышанному. Она вся горела от страсти. А он? Значит, Дункан вовсе не хотел ее так же сильно, как она хотела его? Он вовсе не потерял голову.

– Так ты… сделал это специально?

– Что именно? Поцеловал тебя? Черт побери, да! Я должен был сделать это еще много лет назад!

Унижение и отчаяние овладели Терезой.

– Ты… ты ворвался на веранду, ты силой принудил меня… пока я… Ты заставил меня!

– Моя милая, но я ведь вовсе не держу тебя!

И это было правдой. В какой-то момент во время их второго поцелуя Дункан поставил ее прямо, а Тереза все еще продолжала цепляться за его плечи.

Тереза отдернула руки и сжала их в кулаки. Ей хотелось кричать от отчаяния и унижения. Хотелось ударить Дункана, выцарапать ему глаза!

– Когда закончится бал, – сказал Дункан, – я обязательно приду в твою спальню.

И снова эти невыносимые ямочки на его щеках! Да он просто смеется над ней! Сначала заставил ее трепетать от страсти, а теперь дает понять, кто из них истинный хозяин положения.

– Вряд ли тебе будут там рады! – гневно выпалила Тереза.

– Поначалу, может быть, и нет, – кивнул Дункан. – Но я, похоже, знаю способ тебя переубедить.

Тереза размахнулась, чтобы снова залепить ему пощечину. Дункан не стал перехватывать ее руку, но произнес неожиданно серьезно и твердо.

– Не смей больше бить меня! Никогда!

Тереза, поколебавшись секунду, опустила руку. И только тут поняла истинный смысл происходящего. Ей ведь и вправду надо было возвращаться к гостям, а она стояла здесь и целовалась с Дунканом Монро. Мерзавец просто хотел поквитаться с нею за то, что она так высокомерно отворачивалась от него все эти дни. О, он хотел отомстить, и ему это удалось!

– Ты испортил мне прическу?

– Нет. Я старался, чтобы этого не произошло, – он поднес дрожащие руки Терезы к ее голове. – Посмотри сама. Ни одна шпилька не выскочила.

– Ты успел что-нибудь расстегнуть? – Тереза попыталась ощупать свою спину.

– Все пуговицы застегнуты. Твой наряд выглядит так же безукоризненно, как в тот момент, когда ты вышла на веранду, – Дункан отступил на шаг назад и внимательно оглядел Терезу. – Ну, может, он чуть более помят, но это вполне можно объяснить бурными танцами.

– Да. Да. Уверена, что ты прав, – тяжело вздохнув, Тереза расправила плечи. – Ты уверен, что в моем виде нет ничего, способного скомпрометировать меня?

– Моя дорогая, ты просто чересчур подозрительна по натуре.

– А ты всегда готов перепутать черное с белым!

Дункан рассмеялся. Этот мерзавец запрокинул голову и смеялся от души.

Тереза пошла было прочь, но Дункан поймал ее за руку.

– Твое платье и твоя прическа в полном порядке. И не моя вина, если глаза твои горят страстью и у тебя вид женщины, которую хотят.

– Я должна вернуться к своим обязанностям!

– Я приду сегодня ночью к тебе в спальню!

– Не стоит беспокоиться!

Леди Маршан вплыла в бальную залу с чересчур высоко поднятой головой, словно пытаясь почерпнуть в этой позе уверенность в себе, которая была ей так необходима сейчас. Гости улыбались, приветствовали ее поднятыми бокалами, Тереза улыбалась в ответ. Сегодня она, как никогда, полна была осознанием важности своей роли. Да-да, она – хозяйка этого великолепного праздника, леди из высшего общества. А это безумие на веранде… это было всего лишь безумие. То, что не должно повториться.

Подойдя к сцене, Тереза велела музыкантам играть потише. Затем, убедившись, что ей удалось завладеть всеобщим вниманием, леди Маршан произнесла:

– Полковник Грегори почувствовал легкое недомогание, но просил всех продолжать веселиться. И я думаю, нам следует выполнить его просьбу. – По залу прошел шепот. – А теперь приглашаю всех на ужин – его накрыли в большом зале.

Все улыбались, пока она не сошла со сцены. Это вызвало у Терезы самые неприятные подозрения. Она невольно поискала глазами Дункана. Его силуэт выделялся на фоне открытых дверей – мерзавец стоял и спокойно курил сигару. С трудом отведя глаза, Тереза направилась в большой зал, ведя за собой гостей. Проходя мимо зеркала, Тереза окинула себя беглым взглядом и едва сдержала крик, готовый вырваться из горла. Ну, так и есть! Небольшое малиновое пятнышко на том месте, где кончалась шея и начиналось плечо. След от его укуса. Тереза готова была заплакать. К тому же она видела в зеркале Дункана, который шел через бальную залу от двери прямо к ней. На глазах у всех. А на щеке его красовался след от ее ладони.

49
{"b":"7263","o":1}