ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Саманта чуть не рассмеялась ему в лицо, но это было бы несправедливо по отношению к Уильяму.

– Как вы наивны, сэр. Мой отец не испытывал ко мне ничего подобного. И достопочтенные родители моей матушки – тоже. Она говорила им, что у них есть внучка. Она умоляла их забрать меня к себе. Она, которая так ненавидела унижаться и просить, – пальцы Саманты впились в плечи Уильяма. – Но они отказали ей. Эти люди считали, что мама заслужила свою судьбу, а я – свою, хоть я и была тогда невинным ребенком.

– Ты должна пожалеть этих людей с их черствыми душами.

– Или возненавидеть за то, что они отвернулись от нас, – Саманта действительно ненавидела их. – Когда умерла мама, отец послал им весточку. Я была ему не нужна, и он, видимо, рассчитывал сбыть меня маминым родственникам. – Саманта покачала головой. Не зашла ли она слишком далеко? Не пора ли остановиться и замолчать? Она никогда не рассказывала никому того, что говорила сейчас Уильяму. Слишком больно и унизительно было оказаться отвергнутой теми, кто должен был бы любить ее, чьей плотью и кровью она была.

– И как же ты выжила? Семилетняя девочка, о которой некому позаботиться?

– Я пела на площади. Попрошайничала. Подметала улицы. Делала все то, что делают бездомные дети в Лондоне. Тебе ведь наверняка не раз приходилось это видеть.

Уильям ничего не сказал. Наверное, теперь он презирает ее. Саманта выболтала все свои секреты. И он понял, что за женщина лежит в его объятиях. Саманту пробирала дрожь при одной мысли о том, что придется заглянуть ему в глаза. Но это нельзя было оттягивать до бесконечности. Саманта медленно повернула голову.

Уильям смотрел на нее… с сочувствием. И с прежним восхищением.

– Ты – замечательная женщина, – нежно взяв в ладони ее лицо, он поцеловал Саманту.

На глазах девушки появились слезы. Она отвечала на его поцелуй, глубокий и страстный. Ни с кем больше не будет она так близка, как с этим человеком. Саманта отдала ему себя целиком и полностью. И надежда начинала предательски шевелиться в ее душе. Но глупо, глупо было думать, что, если у Уильяма вызвали сострадание ужасные события ее детства, он примет также и все, что было с ней потом. И все же Саманта уже не могла остановиться. Кто знает, может быть… может быть, она и вправду обретет наконец свой дом.

Прижавшись лбом ко лбу Уильяма и глядя ему прямо в глаза, Саманта тихо сказала:

– Я поведала тебе все мои секреты. Теперь ты поделись своими.

Саманта не знала, что она ожидала услышать, но только не то, что услышала.

– Мои секреты? У меня есть только один. Я ловлю шпионов.

– Что-о? – Саманта удивленно заморгала.

– Вот видишь, как я доверяю тебе, – синие глаза его сверкали. Уильям задиристо улыбался и был похож сейчас на мальчишку. – Клянусь тебе, это правда. Я ловлю шпионов.

Какой же дурочкой была она до сих пор!

– Той ночью на дороге… ну конечно! – Саманта крепче сжала плечи Уильяма. – Но ведь это очень опасно!

– Опаснее, чем ловить разбойников? – поддразнил ее Уильям.

– Думаю, да, – серьезно ответила Саманта. – Разбойники – это зачастую люди, которым нечем больше заработать себе на жизнь.

– Ты слишком добра к людям, которые не заслуживают жалости, – довольно резко произнес Уильям.

Он ничего не понял! Она заботится о нем! О его безопасности!

– А шпионы холодны и безрассудны. Им не надо грабить тебя.

– Ты не совсем права. Шпионы крадут у нас наши жизни, нашу честь, наши земли, наших товарищей, верно служивших отечеству. Наших детей… наших жен!

Ситуация становилась все более странной.

– А я думала, твою жену убили грабители, – осторожно вставила Саманта.

– Перед смертью эти негодяи во всем признались. Им заплатили русские, чтобы они напали именно на Мэри, дождавшись, когда та выедет из лагеря. Я ведь и там, в Индии, делал все, чтобы очистить окрестности от русских шпионов. Вот они и решили избавиться от меня таким образом.

– Черт побери!

– После смерти Мэри я покинул Индию вместе со своими детьми, полный решимости расследовать это дело до конца, найти гнездо этих ядовитых гадов. И мне это удалось. Я пригласил на свой праздник тех, кто предавал все эти годы свою страну…

Открывались все новые, все более удивительные подробности. Значит, этот праздник был для Уильяма не просто предлогом поухаживать за леди Маршан. Он был ловушкой.

– И кто же они?

– Ты – такая честная, такая… искренняя. Боюсь, если я скажу тебе, ты не сумеешь скрыть своего отношения к этим людям.

Саманта вспомнила, какой невинной овечкой притворялась, когда ее руку кто-нибудь ловил в своем кармане. А сколько раз она ускользала от ареста, имитируя великосветский выговор и изображая праведный гнев несправедливо обвиненной.

– Я так искренна только с тобой, Уильям, – сказала она. – А вообще могла бы украсить собой театральные подмостки.

– Лорд и леди Фезерстоунбо! – Уильям внимательно смотрел на Саманту, ожидая ее реакции.

Девушка на секунду задумалась. Сначала она вспомнила старого болтуна Руперта с его дурацкими попытками флиртовать и пощипывать проходивших мимо молоденьких барышень. Затем – его супругу, которая, прищурившись, внимательно наблюдала за всем происходящим.

– Только не он, – покачала головой Саманта. – Она.

Уильям восхищенно присвистнул.

– Но как ты догадалась?

– По этой женщине видно, что она что-то скрывает.

– Ты права. Она украла одну важную карту. Тереза подслушала разговор супругов Фезерстоунбо между собой. А теперь мы знаем все еще и от того человека, у которого пропала карта. И нам надо добыть ее. Но еще больше хотелось бы подменить на такую же, только с ложной информацией. – Уильям сжал плечи Саманты. – Если бы это удалось, мы спасли бы жизни сотен англичан.

Саманта тяжело вздохнула. Воздух словно обжигал легкие. И произнесла хриплым шепотом:

– Вам нужен опытный вор.

– Ну да! Ты знаешь, где найти такого? – Он усмехнулся, но тут же осекся и внимательно посмотрел на Саманту. – А впрочем, ты-то как раз и знаешь. Ведь ты наверняка знакома с преступным миром Лондона.

–Да.

Потирая подбородок, Уильям смотрел куда-то вдаль.

– Но ведь обыкновенный вор не сможет изобразить из себя джентльмена. Думаю, его придется провести на прием в качестве слуги. Но нет – мы не сумеем так быстро доставить нужного человека из Лондона. – Тут Уильям заметил, что Саманте явно не по себе, и поспешил утешить ее: – Не волнуйся, дорогая. Что-нибудь придумаем. Не забивай себе голову этой чепухой.

Через несколько минут, крепко прижимая к себе Саманту, он заснул, оставив ее лежать с широко открытыми глазами под гнетом своих мыслей.

Уильям проснулся с первыми лучами солнца, разогнавшего утренний туман. В камине весело потрескивали поленья, но Саманты рядом не было. Уильям снова закрыл глаза, вдохнул исходивший от подушки запах ее волос и стал ждать, когда она вернется, чтобы он мог рассказать ей, каким предстоит жить дальше. Они будут вместе до конца дней. Еще надо поговорить о свадебном путешествии. Возможно, о детях.

Размышления его прервал тихий шелест ткани.

Уильям открыл глаза. Саманта сидела за столом, одетая в простое зеленое платье, и смотрела на него выжидающе, но при этом довольно холодно. Ни тени восторга, который ожидал увидеть Уильям. Что ж, может быть, она просто смущается. Или боится, что Уильям отвергнет ее, как отверг отец ее мать.

Ну да. Своим вчерашним рассказом Саманта показала, что имеет все основания не доверять людям его круга. И теперь ему придется постараться, чтобы переубедить ее.

Улыбнувшись, Уильям похлопал ладонью по одеялу.

– Иди сюда, дорогая. Присядь, я объясню тебе, как надо правильно покидать супружеское ложе.

Холодность исчезла с лица Саманты, но на смену ей пришел неподдельный ужас.

– Супружество? Но разве речь шла о супружестве?

Недоумение Саманты лишило Уильяма дара речи ровно настолько, сколько требовалось, чтобы рассмотреть ее повнимательнее.

53
{"b":"7263","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любовь насмерть
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
Рельсовая война. Спецназ 43-го года
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
Сделай сам. Все виды работ для домашнего мастера
Вы ничего не знаете о мужчинах
Академия семи ветров. Спасти дракона