ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Заинтригованная, Саманта вошла в детскую. То, что она увидела, поразило ее. Три железные кровати, застеленные тонкими пледами, стояли вдоль стены. На подоконнике ровными рядами были рассажены куклы. На дощатом полу не было ни ковра, ни разбросанных игрушек, как обычно бывает в детской. На окнах – простые шторы. Это спальня девочек, с удивлением отметила про себя Саманта, хотя больше всего это место походило на спальню в приюте для сирот, а не на комнату любимых отпрысков богатого семейства.

Через несколько минут, когда все шестеро детишек – те, что махали ей у двери, и те, что ожидали внутри, – выстроились перед ней в ряд, Саманта поняла, что все шестеро детей полковника Грегори – девочки.

Она чуть не рассмеялась.

С того памятного разговора с Адорной Саманта все время волновалась, сумеет ли справиться с возложенными на нее обязанностями.

Но девочки из аристократических семейств – это нежные, скромные существа, с которыми очень легко управляться, и только такому безмозглому солдафону, как полковник Грегори, могло прийти в голову превратить их детскую в подобие казармы.

– Здравствуйте, юные леди, – с улыбкой произнесла Саманта. – Так вы и есть мои воспитанницы?

Самая старшая девочка, черноволосая красавица с уже наметившейся грудью и суровым выражением лица, достала из-за спины хлыстик и щелкнула себя по голенищу черного сапожка.

– А вы – наша новая гувернантка?

Слегка растерявшись, Саманта внимательно рассматривала девочку и ее сестер. Все они были одеты в безликие темно-синие платья и белые передники. Волосы девочек были заплетены в тугие косы, перевязанные синими лентами. На всех были одинаковые сапоги. Все смотрели на Саманту с одинаковым выражением отвращения и агрессии на хорошеньких личиках.

– Да, – произнесла Саманта. – Я – мисс Саманта Прендрегаст. Вы можете звать меня мисс Прендрегаст.

– Я – Агнес. – Старшая девочка сделала знак стоящей рядом с ней, давая понять, что та может подать голос.

– Я – Вивьен, – вторая девочка была почти такой же высокой, как ее старшая сестра, с темными волосами и высоко поднятыми бровями.

Агнес показала кнутом на следующую девочку, тоже. темноволосую, с голубыми глазами.

– Мара, – отрапортовала та.

Овладев собой, Саманта улыбнулась:

– Что ж, очень приятно познакомиться с вами, Вивьен и Мара. Сколько же тебе лет, Вивьен?

– Одиннадцать, – ответила Вивьен.

– А тебе, Мара?

– Девять.

Агнес исподлобья посмотрела на Саманту.

– Не перебивайте!

– Ты слишком молода, чтобы отдавать приказы, – тихо сказала Саманта. – Подумай над этим, прежде чем мы продолжим.

Удивленная этой неожиданной отповедью, Агнес часто заморгала, затем решительно произнесла:

–Нет!

Ее тон кого-то напомнил Саманте. Кого-то, с кем она виделась совсем недавно – но кого? Девушка нахмурилась, пытаясь вспомнить.

Агнес указала хлыстом на следующего ребенка.

– Генриетта, – малышка с темными глазами явно не понимала схемы устрашения новой гувернантки. Она улыбнулась и присела в реверансе.

Саманта вовсе не собиралась плясать под дудку маленькой грубиянки Агнес. Она снова прервала церемонию и сказала:

– Какое красивое имя! Тебе семь, Генриетта?

Девочка кивнула, глядя на Саманту удивленными глазами.

– А откуда вы знаете?

– Я очень догадливая, – доверительно сообщила малышке Саманта.

Агнес стукнула хлыстом по сапогу, привлекая всеобщее внимание, и указала на улыбающееся создание с дырами между зубами.

– Эммелин, – прошелестела малышка.

– Тебе пять? – спросила Саманта.

– Да, – кивнула девчушка. – И у меня выпали жубы.

– О, я вижу, – улыбнулась Саманта.

Агнес, хмурясь, указала на самую маленькую сестричку. Такую же черноволосую и темноглазую, как и старшие.

Малышка стояла, засунув в рот палец, и смотрела себе под ноги.

– Это Кайла, – со вздохом сказала Агнес.

Кайла подбежала к ней и спрятала личико в складках ее платья.

Агнес погладила малышку по голове и с вызовом посмотрела на Саманту.

– Кайла обожает тебя, – сказала гувернантка. – И я ее понимаю. Ведь это ты хранишь мир и гармонию семьи, не так ли?

– Да, – Агнес гордо вскинула голову. – И поэтому вы не нужны нам. Мы позвали вас, чтобы объяснить, почему вам лучше уехать домой.

Саманта серьезно посмотрела на Агнес и произнесла, копируя безапелляционный тон девочки:

– Я не могу.

– Можете! И вам придется уехать!

– Меня направили в Кумберленд с четкими инструкциями оставаться здесь, чтобы учить тебя и твоих сестер всему, что я знаю по географии, естествознанию, музыке, письму, литературе, и изящным манерам.

– Мне ничего этого не нужно! – воскликнула Агнес.

Саманта подняла брови.

– А по-моему, очень даже нужно. – Она оглядела девочек. – Нужно всем вам.

Мара выступила вперед. Эта девочка выглядела не слишком аккуратной. На ней была та же одежда, что и на остальных, но юбка помялась, а на фартучке красовалось огромное розовое пятно. И волосы ее были так же заплетены в косу, но непослушные пряди выбивались и торчали вокруг лба и щек.

– Папа не любит гувернанток, – выпалила она.

– Ваш папа нанял меня.

– Он уволил пять гувернанток подряд, значит, он их не любит, – вступила в бой Вивьен.

– Сколько же всего гувернанток здесь побывало?

– Одиннадцать, – сказала Агнес.

– Одиннадцать! – Саманте не хотелось демонстрировать свое изумление, но она ничего не могла с собой поделать. Если победу в этой схватке обеспечивало равнодушное высокомерие, то на сегодня она явно проиграла. – И что же случилось с остальными?

Мара переминалась с ноги на ногу.

– Они уехали.

Саманта взяла девочку за руку.

– Почему?

Все шестеро одновременно раскинули руки и недоуменно пожали плечами.

– Что ж. Одиннадцать, – Саманта вздохнула. – Но можете не волноваться. Я понравлюсь вашему папе. Я нравлюсь всем, особенно детям. – Ей было ясно, что этим детям просто необходима гувернантка. Саманта сделала шаг в сторону Агнес, которая явно была инициатором происходящего. – Даже если я не понравлюсь мистеру Грегори, не беда. Потому что я понравлюсь вам.

Генриетта тоже решила поучаствовать в маленьком бунте.

– Нет, не понравитесь, – заявила она.

– Обязательно понравлюсь, – твердо произнесла Саманта.

– А мне она уже нравится, – сказала Эммелин. – Она смешная.

Саманта улыбнулась малышке.

Кайла подняла головку от юбки Агнес.

– Мне тоже нравится, – сказала она.

Эммелин застыла с выражением негодования на лице.

– Нет, тебе не нравится! Она моя – только моя!

Взяв Эммелин за руку, Саманта постаралась успокоить ее.

– Все в порядке, малышка. Я же говорила, что нравлюсь всем. – Она присела на небольшую тумбочку для игрушек и сказала, обращаясь к Вивьен: – И поэтому ваш папа не уволит меня.

Вивьен подошла поближе.

Эммелин крепче прижалась к Саманте.

– Кстати, я из Лондона и ничего не знаю о жизни в деревне.

– Правда? – спросила Агнес.

Саманта почти видела, как вращаются в ее головке маленькие колесики – девочка старалась побыстрее придумать новую пакость для гувернантки.

Но у Саманты были совсем другие планы.

– Зато я многое знаю о моде и нахожу надетые на вас платья поистине ужасными.

Агнес и Вивьен посмотрели друг на друга, потом на свои платья.

– У меня есть кое-что, чем их можно расшить, чтобы они стали красивее, – продолжала Саманта.

– О, правда? – воскликнула Вивьен. – Мне так надоело носить изо дня в день это старье!

– Может быть, ваш папа привезет нам какой-нибудь ткани для новых платьев. Для занятий рукоделием, разумеется, – она подмигнула Агнес.

Та отвела глаза.

Кайла подбежала к Саманте и спросила:

– А можно мне тоже новое платье?

Агнес нахмурилась и отвернулась.

Саманта понимала, что ее не перетянуть на свою сторону за один день.

– Ну конечно, малышка, – сказала она, похлопав Кайлу по щеке.

6
{"b":"7263","o":1}