ЛитМир - Электронная Библиотека

И она решительно захлопнула дверь.

Я отступила назад. От чувства вины на меня накатила усталость. Я была уверена, что машина вот-вот отъедет, но потом оконное стекло опустилось, и передо мной появилось лицо Сьюзан.

– Сара говорит, это было невежливо.

– Ну… – сказала я.

Сьюзан отвернулась от окна. Я услышала, как она переспрашивает («Что?»). Она снова повернулась ко мне.

– Похоже, мне надо сказать тебе, что ты не виновата в случившемся.

Я прижала ладонь к груди.

– Ага, я вас услышала.

По ее лицу пробежала короткая, почти невольная улыбка.

– Тогда до встречи.

– Ага. Пожалуйста…

– Не извиняйся больше. Пока, Кэдс.

Я не успела больше ничего сказать: она подняла стекло и помахала мне, пока машина отъезжала от обочины. Я неловко помахала в ответ. Автомобиль доехал до поворота и скрылся.

Когда я позже вернулась домой, на «Фейсбуке» меня поджидало одно уведомление и одно сообщение. Я заранее знала, от кого они. И правда: Сьюзан Уоттс подала заявку в друзья. Перед тем как принять заявку, я кликнула по сообщению.

«Сим разрешаю шпионить за моей страницей во имя Дружбы. Подруга (КЭДНАМ ОЛИВЕР) в любое время может воспользоваться правом:

1. Заходить на страницу ко мне (СЬЮЗАН УОТТС).

2. Посылать мне сообщения, включая а) последние новости, б) ссылки на статьи (только хорошие), в) видео и/или фотографии собак (не кошек).

3. Смотреть информацию о моих других друзьях, если она находится в общем доступе.

Принятие заявки будет рассматриваться как юридически обязательное согласие на эти условия.

Я сидела и улыбалась, как дебил.

Я, подруга (КЭДНАМ ОЛИВЕР), сим соглашаюсь на данные условия. Подруга также желает еще раз выразить сожаление о прошлых проступках.

Буквально через минуту раздался звук уведомления.

Данные условия подразумевают начало дружбы с чистого листа.

От облегчения и радости у меня закружилась голова. Я нажала на кнопку «Подтвердить» рядом с ее именем и обновила ленту новостей, чтобы проверить, прошла ли заявка. Все было официально.

Кэдди Оливер и Сьюзан Уоттс теперь друзья.

Часть II

8

Когда мы увиделись со Сьюзан через четыре дня (в присутствии Рози), казалось, что ничего не изменилось. Сьюзан вела себя точно так же, как до происшествия в дайнере: дружелюбно болтала и осыпала нас с Рози вопросами о том, что она пропустила. Она уезжала в Кардифф навестить своего брата – его, кстати, зовут Брайан. Не знаю: то ли это совпадение, то ли Сьюзан запаниковала, когда рассказала Рози правду, и на некоторое время решила исчезнуть.

Сьюзан поделилась всем с Рози наутро после происшествия в дайнере. По словам Рози, она «будто говорила о ком-то другом». Сама Рози восприняла новости очень спокойно, будто ей было все равно.

– Ну, – сказала она мне тем вечером по телефону. – Я догадывалась, что там что-то в этом духе. Если кто-то не хочет о чем-то говорить, там наверняка творился ад. Так что я не собиралась заставлять ее мне рассказывать. Но я рада, что она рассказала. Сбросила груз с души, понимаешь?

От ее слов мне стало еще хуже.

– Они там живут впятером, – рассказывала Сьюзан про жилье своего брата.

Она держала покрывало за два угла и энергично его встряхивала.

– Вы вообще можете в это поверить? Впятером! Круто было бы жить с друзьями!

Мы пошли на пляж в странной, почти глупой надежде, что поймаем последние лучи солнца. Вместо этого пляж встретил нас серыми тучами и холодным ветром. Казалось, Сьюзан и Рози это ничуть не смутило: когда я предложила поменять планы и вместо этого пойти ко мне домой, они стали яростно возражать. Даже перейти в парк аттракционов на берегу они не согласились.

– Зато представь, если они поссорятся. – Рози наморщила нос. – Как жить в одном доме с человеком, который тебя не выносит?

– Ну, к двадцати годам люди уже почти взрослые, – сказала Сьюзан. – Может, они и не ругаются особо.

Она расстелила покрывало на гальке и присела на него. Достала сумку для пикника.

– Сара наготовила тут всего, – провозгласила она, размахивая пластмассовым контейнером. – Даже валлийское печенье испекла.

– Валлийское печенье? – с сомнением спросила Рози.

– Ну, вроде расплющенных сконов.

Сьюзан запустила руку в сумку и достала стопку бумажных тарелок.

– Ого, ты подошла к делу основательно.

Я не смогла удержаться от улыбки.

Сьюзан замерла и пристально на меня посмотрела, словно выискивая признаки сарказма. Потом заулыбалась и слегка встряхнула волосами.

– К пикнику я всегда готова.

Это была ее идея. Она написала нам с Рози накануне вечером, объявляя, что вернулась, и приглашая провести день на пляже. Я переживала, что после случившегося она станет вести себя со мной иначе. Однако она осталась такой же, какой была.

Рози тоже опустилась на покрывало и принялась снимать крышки с контейнеров, чтобы посмотреть, что внутри.

– И какие у твоего брата соседи? – спросила я, доставая что-то похожее на самсу и вгрызаясь в тесто.

– Отличные, – ответила Сьюзан. – Очень дружелюбные. Не возражали, что к ним внезапно приехала какая-то пятнадцатилетка. Пока я гостила, они устроили вечеринку. По сравнению с ней наши тусовки просто утренники в детском саду.

Она набила рот кукурузными чипсами и медленно захрустела, глядя вдаль на волны. Ветер крепчал, вода с бешеной яростью билась о камни.

Я попыталась представить себя на студенческой вечеринке, окруженную двадцатилетними парнями. Да еще и пьяными. От одной мысли мне тревожно свело желудок. Я пожевала самсу, пытаясь отогнать неприятное чувство.

Мы налегли на еду – все было невероятно вкусным – и почти не разговаривали. Вот он, идеальный день перед началом учебы. Ну и подумаешь, что тучи грозили разразиться дождем, а ветер пробирал насквозь.

– В школе скоро начнется жесть, – мрачно заявила Рози, вылизывая шоколадную прослойку из кекса. – Куча домашки. Куча проверочных.

– И не говори.

Я еле удержалась, чтобы не добавить, что у меня в частной школе заданий еще больше, чем у них.

– Кстати, – спросила Рози у Сьюзан, – а как твое сочинение? Длинное получилось? Я написала на триста слов больше чем надо, но она же не заметит, да?

– Наверняка нет. Я еще свое не закончила.

Рози удивленно нахмурилась.

– Не закончила? Но ты помнишь, что его сдавать уже завтра?

– Ну да. Вечером допишу.

– А, ну раз ты почти дописала…

Сьюзан пожала плечами.

– Ну как сказать. Половину где-то.

– Сьюз! – Рози шокированно всплеснула руками. – Это же важное задание!

– Угу, – безмятежно ответила Сьюзан.

– И тебе все равно?

– Вроде того.

Рози посмотрела на меня, словно ожидая поддержки, но мне нечего было добавить. Мне тоже нужно было сдать несколько заданий, и я все сделала в первые же дни каникул. Мне бы и в голову не пришло дописывать сочинение накануне вечером и уж тем более относиться к этому с таким спокойствием.

– Домашка – это вообще бессмысленное занятие, – добавила Сьюзан после недолгого молчания.

– Вовсе нет. – Рози говорила медленно, словно Сьюзан была совсем тупая и могла ее не понять. – Ты ведь сама знаешь! Даже если тебе лень, то это все равно важное дело.

– Мне не то чтобы лень. Просто в этом вообще никакой пользы. Наверное, это глупо звучит… – в ее беспечном тоне появились напряженные нотки, словно она пыталась оправдаться. – В детстве я всегда делала домашку, никогда не пропускала… Всегда все сдавала вовремя. И оценки у меня были хорошие, и учителя меня хвалили. Но когда я приходила домой, все было по-прежнему – а ведь это гораздо важнее. Ну, я и перестала стараться. Пару лет назад, около того. И знаете что? Ничего не изменилось! Так что домашка – бессмысленное занятие.

11
{"b":"726501","o":1}