ЛитМир - Электронная Библиотека

– А что считать важным?

– Переезд считается, – великодушно ответила я. – А со мной ничего важного не происходило. Я скучная.

Сьюзан посмотрела на меня как-то странно. Я внезапно поняла, что называть себя скучной в первый день знакомства – не лучший способ заводить друзей. Я открыла было рот, чтобы как-то исправить ситуацию, но ничего не могла придумать. Ну и ладно. Пусть думает что хочет. Это всего лишь какая-то школьная подруга Рози. Какая мне разница, что она там считает.

4

– Ну что, нашла себе бойфренда?

Тэрин приехала домой в воскресенье вечером. Загорелая, сияющая, с подарками и новой татуировкой (три взлетающие птицы на левом запястье). Недавно они с парнем внезапно сорвались в Турцию, и она пропустила и мой день рождения, и первую неделю школы.

– Не-а, – безучастно отозвалась я. – Если найду, сразу отправлю тебе СМС.

– Когда, – тут же поправила меня Тэрин. – Когда найдешь.

Я с улыбкой закатила глаза. Сложно было не улыбаться, когда Тэрин была в хорошем настроении. Переменчивая, энергичная, Тэрин была душой любой компании. Она наполняла мои детские воспоминания. То водовороты красок и энтузиазма, то грозовые тучи, из которых сестру было не вытянуть. Теперь, через шесть лет после постановки диагноза, перепады ее настроения сгладились, но она все еще оставалась Тэрин, моей невероятной, удивительной сестрой.

– Вот, – она протянула мне пакет. – Прости, что без подарочной упаковки. С днем рождения.

В пакете был шарф – лилово-серебристый, мягкий, волшебный. Я осторожно протянула материал между пальцами.

– Роскошный. Спасибо.

Я поднесла шарф к лицу и попыталась понять, как завязать его, чтобы получилось похоже на шарфы Тэрин.

– Ничего себе, уже шестнадцать, – сказала она. – Поверить не могу. У меня в голове тебе все еще пять.

– Ну уж спасибо.

Я понятия не имела, что делать с шарфом. Я обернулась посмотреть в зеркале, настолько ли глупо выгляжу, как я себя ощущала. Казалось, мне внезапно раздуло голову до размеров воздушного шара: волосы, бесконечный источник моего недовольства, распушились под шарфом. Мои непослушные космы с детства потемнели, и, чтобы скрыть скучный мышиный цвет, мне приходилось их мелировать. Мне не подходит никакая длина: с короткой стрижкой мои волосы превращаются в гриву (не в хорошем смысле слова!), а на длинные уходит слишком много времени. Как и со многим другим в жизни, мне пришлось согласиться на вариант «ну ладно, вроде не кошмар» и оставить волосы до плеч. Обычно я завязывала их в хвост и старалась забыть об их существовании.

Я вздохнула. Когда я вытащила волосы из-под шарфа, тот как-то скособочился. Я раздраженно его одернула, и Тэрин подошла, чтобы мне помочь.

Она часто вела себя со мной по-матерински: нас разделяли восемь лет разницы в возрасте и целая прорва ее жизненного опыта.

– А у Рози есть парень?

– Да как сказать. Она встречалась с каким-то чуваком из класса, но недолго.

– Думаю, выбор у нее побольше. – Она вздохнула с притворным сочувствием. – Ты-то, бедняжка, совсем зачахла в этой эстрогеновой темнице.

Я рассмеялась:

– Не так уж там и плохо.

– Ну уж. Ты обездолена. Совершенно возмутительная ситуация. А ведь я говорила родителям, я так им и сказала: не заставляйте Кэдди расти без мальчиков. Это жестокое обращение с ребенком. Но разве они меня послушали? Не-е-ет!

Сама Тэрин окончила обычную школу: не частную, не с раздельным обучением. Ее не заставляли носить ярко-зеленые кофты и гольфы до колен. Она могла как угодно измазываться косметикой и вплетать в волосы ленты.

– Я решила, что в этом году у меня точно будет парень, – сказала я в надежде, что если произнесу это, то мое желание исполнится.

– А, вот оно как? – Тэрин расплылась в улыбке. – Ты решила?

Я закивала.

– Да, это моя цель на год. И еще у меня будет секс. И я сделаю что-нибудь значительное.

– А нельзя все эти цели объединить в одну? Погнаться за тремя зайцами? Чтобы один парень своим чудесным пенисом раскрыл все замки?

– Да ты дразнишься.

– Ага, ты меня подловила. – Она ласково потрепала меня по волосам. – И каков план?

Я помолчала.

– Знать, чего хочешь, – это прекрасно, но еще неплохо как-то поспособствовать исполнению своих мечт.

Ей легко говорить. Тэрин никогда не приходилось ничему способствовать.

– Ммм… – протянула я, уже жалея, что начала разговор.

– Но это не значит, что у тебя будут с этим проблемы, – быстро добавила она. – Может, тебе просто стоит проводить время вне школы. Знакомиться с новыми людьми.

– Кстати, о новых людях. – Я ухватилась за возможность перевести разговор в другое русло. – У Рози в классе новенькая.

– Да ладно!

Тэрин взяла шарф, обернула его себе вокруг шеи и расправила свои светло-каштановые волосы. Ей шарф шел куда больше, чем мне.

– Рози от нее в восторге.

– А, вот оно что. – Она посмотрела на меня со смутной понимающей улыбкой. – Ты что, ревнуешь?

– Это так заметно?

Она рассмеялась.

– Нет, но я хорошо тебя знаю. Вы с Рози всегда были неразлейвода, и это несмотря на то, что вы ходите в разные школы. А теперь, под конец учебы, в школе появляется новенькая, и Рози от нее в восторге!

Тэрин драматично охнула и снова заулыбалась.

– Новые люди всегда вызывают интерес. Я бы на твоем месте не переживала. Это все эффект новизны. Вы с ней уже виделись?

– Ага, в пятницу.

– И какая она?

Я помедлила с ответом.

– Она ничего.

Тэрин издала звук, как в викторине, когда участники отвечают неправильно.

– Попробуй еще раз. Но теперь выбери слово, которое что-нибудь значит.

– Она очень уверена в себе. Но как-то непринужденно, не выпендриваясь.

Я поняла, что описываю ее теми же словами, что и Рози, когда она рассказывала мне о Сьюзан по телефону.

– И забавная. Саркастическое чувство юмора. Ах да, и еще она очень красивая.

– Звучит ужасно.

Я невольно рассмеялась.

– Она гораздо круче меня.

Тэрин шлепнула меня по руке:

– Не говори так! И вообще, какая разница, кто круче.

Только родившиеся крутыми люди могут так говорить.

– Тебе она нравится?

Я подумала над ее вопросом.

– Не могу сказать, что она мне не нравится.

– А ты хотела, чтобы она тебе нравилась?

– Не-а.

– Может, дашь ей шанс? Если она нравится Рози, значит, она и правда ничего. И прошла всего неделя. Может, через месяц они вообще перестанут разговаривать.

Я попыталась напомнить себе об этом, когда вечером зашла на «Фейсбук» и обновила ленту. Я бездумно полистала новости друзей, пока мой взгляд не зацепился за одну строчку. Рози Кэрон и Сьюзан Уоттс стали друзьями.

Мою грудь сдавило совершенно иррациональной ревностью. Конечно, они добавили друг друга на «Фейсбуке». На самом деле даже удивительно, что это произошло только сейчас. И все же. Я подвела курсор к имени Сьюзан, помедлила и кликнула по ссылке. Оказалось, что абсолютно зря: вся ее информация, кроме профильной фотографии, была скрыта. Я склонилась к экрану, чтобы разглядеть фото. Помимо Сьюзан, на нем были еще какие-то мальчик и девочка. Все трое были одеты в незнакомую школьную форму и стояли, крепко обнявшись и запрокинув головы от смеха.

Я вернулась на профиль Рози и увидела, что Сьюзан опубликовала на ее стене видео. Сходя с ума от нелепого волнения, я щелкнула на ролик. Коротколапый щеночек безуспешно пытался выбраться из палатки. Милое видео. Оно очень меня успокоило: я знала – а Сьюзан, очевидно, нет, – что Рози была не в восторге от собак. Сьюзан следовало бы выбрать что-нибудь про котов.

Преисполнившись оптимизма, я выключила ноутбук и пошла в ванную чистить зубы. В этой гонке я опережала новенькую на десять лет, и какой бы интересной или крутой она ни была, время тут очевидно играло самую важную роль.

5

К среде мне уже казалось, что никаких летних каникул не было. Школьная жизнь стремительно потекла по привычному руслу, и я едва могла продохнуть от домашки. Все свободное время захватили факультативы, которые лишь на бумаге были необязательными. Возродились коалиции, разгорелись прежние распри – все то, что зрело последние четыре года, а то и дольше.

4
{"b":"726501","o":1}