ЛитМир - Электронная Библиотека

Я вытаращила на нее глаза.

– Единый?! Скромному маскараду в маленьком городке? Не думала, что ты можешь верить в подобное…

Леди Риналия раздраженно топнула ногой.

– Да пусть у тебя будет память хоть о чем-то, до того как тебя заставят выйти замуж за принца!

Кажется, я задела ее за живое. Ни разу не видела маму такой! Убеждать ее в чем-то было бесполезно, и я, выставив ладони перед собой, успокоила самого дорогого для меня человека.

– Ладно-ладно, пойду, почему бы и нет? У тебя маска есть?

– У меня есть восемь масок! Нет, десять!

Ого! Мама неплохо подготовилась…

Следующие два часа стали самыми невероятными в моей жизни. Мама даже нашла мне «подружку» – ровесницу в ярко-оранжевой маске, открытом бежевом платье без рукавов и черными оборками по лифу. Мама утверждала, что мы часто играли с ней в детстве, но узнать ее не представлялось возможным. У девушки были огромные губы, намазанные толстым слоем красной помады, и внушительные, удивленно приподнятые черные брови на половину лба. Смотрелось жутковато…

А я всегда думала, что мои губы пухлые! Определенно заблуждалась.

– Мам, она больна? – тихо спросила я, наблюдая за девушкой из-за полуоткрытой двери.

– Нет, – хихикнула леди Риналия. – Просто Бетти заказала в магазинчике Мортена живых пчел, которые покусали ее губы.

– Э-э-э… что она сделала?!

Я точно не ослышалась?!

Но мама махнула рукой.

– Дочка, ты совсем не разбираешься в новомодных тенденциях. На Дне Суженого нельзя использовать магию для изменения внешности, даже легкую. Но красоты всем хочется, вот и арендуют пчел, чтобы губы увеличить, или к угольщикам ходят, чтобы брови накрасить… За неделю до праздника пчеловоды и угольщики получают едва ли не годовую выручку. Я уже про ягодниц молчу… Они придумали, как закреплять сироп от варенья на губах. Говорят, не стирается даже во время поцелуя. И вкус приятный.

Я снова посмотрела в щелку на свою будущую спутницу и поняла, что с ее помощью многие в Эстели обогатились.

– Пожалуй, я останусь замарашкой.

– Глупости! – отмахнулась мама. – Тебе не нужно подчеркивать красоту, дочка, ты и так очень красивая.

Кто бы спорил, для своей мамы мы все самые лучшие…

– Только вот ресничка на щеке лишняя, – заявила она. Пальцы леди Риналии увлажнились, и она провела ими по моей щеке. Я поймала ее за руку.

– Почему ты мне никогда не рассказывала? – напряженно спросила я.

Риналия вздохнула, отводя взгляд. Потом она мягко освободилась и шагнула к окну, уставившись куда-то вдаль.

– А что бы это изменило? Шестая дочь барона не могла иметь сильную магию. Более того… – ее голос дрогнул. – Поговаривали, что мой отец, барон Ширр, был настолько стар, что жена уже не могла от него понести. Честно скажу, Ариана, я не удивлюсь, если это правда и мама спуталась с каким-нибудь конюхом… Моя магия намного слабее, нежели у моей сестры Силмы, пятой дочери барона, которая старше меня всего на год. Она хоть струю воды могла обеспечить и тем самым наполнить котел на кухне. А я… сама видишь. Но! – Она резко обернулась, и ее глаза загорелись. – Пойдем покажу, что я сделала!

Я даже не пыталась сопротивляться, когда меня схватили за руку и потянули во внутренний двор. Но сочла своим долгом спросить:

– А как же Бетти?

– Подождет!

Хотела возразить, что это невежливо, но едва сделала несколько десятков шагов в глубь сада, как поняла, что не зря сюда пришла. Я оказалась на берегу небольшого прозрачного озера, круглого, как монета. Чистейшая вода шла рябью и подмигивала ласкающими ее солнечными лучами.

– Как красиво! – восхитилась я.

И мама с гордостью заявила:

– Это пруд, Ариана. Я лично выложила берега и дно камешками и заполнила его своей магией. – Помолчав, она добавила: – На это ушло восемь лет. Теперь ты понимаешь, что мне не о чем было рассказывать… Моя магия очень слаба.

Ох… ну ничего себе! Видимо, после того как отец забрал меня в свой дом, единственной отдушиной мамы стал этот пруд.

Я решила сделать свой вклад и, присев на корточки, протянула руку над поверхностью воды. Мысленно призвав вторую магию, я с удивлением смотрела, как с ладони падают редкие капли и растворяются в идеальной глади пруда.

– И у тебя никогда не случалось всплеска водной магии? – глухо спросила я.

Мама нервно вздрогнула, а потом рассмеялась.

– Один раз, в тот самый день, когда Колин заехал в мой дом. Сама не знаю, что на меня нашло, но я подняла руки и стрельнула ему в лицо водой. Он утверждал, что получил синяк под глазом. – Она помолчала. – Врал, наверное. Но поток был сильным.

Похоже, папа прав… Даже как-то не по себе стало. Надеюсь, герцог не будет предавать огласке подробности того, что его старшая дочь не только бастард, но и, возможно, дочь бастарда…

Ариана, тебе определенно повезло!

Мама внезапно засуетилась, посмотрев на склоняющееся к закату солнце, и развила бурную деятельность. Высокую прическу с ниспускающимися на плечи локонами она сделала мне еще пару часов назад, а сейчас, цапнув за руку, утащила меня в мою комнату и заставила надеть длинное струящееся красное платье в пол. Оно подчеркивало грудь и сидело на мне как влитое. В моем гардеробе никогда подобного не было!

На мой невысказанный вопрос мама только отмахнулась:

– Я купила его несколько месяцев назад. Сама не знаю зачем, ведь красный цвет в Фостерионе обычно носят только обладатели магии огня. К тому же оно мне слегка маловато… Наверное, чувствовала, что все так обернется.

Вот уж действительно! Платье было поистине волшебным, подчеркивало талию, оттеняло мои темные волосы и добавляло легкий румянец щекам. Не наряд, а мечта!

Черная бархатная маска с красным кантом, закрывающая половину лица, дополнила загадочный образ.

Ну что ж… Ариана готова встретить «суженого»!

– Только сними все украшения, – посоветовала мама. – На маскараде не принято кичиться благосостоянием.

Я с сомнением посмотрела на нее.

– А как же Знак дома Стертонов?

– Вот он тебе точно не пригодится. Еще узнает кто-нибудь, скандала не оберешься.

Ох, она права. Огненного скорпиона, заключенного в алом камне – фамильяра семьи лорд-маршала, – легко мог кто-то узнать. К слову, это чудовище я видела один раз, когда на нашу семью года три назад напали разбойники. Тогда я жутко испугалась, однако фамильяр помог отцу справиться с преступниками. Правда, стоит признать, что методы его были настолько кровавыми, что долго снились мне в кошмарах.

Поэтому я с легкостью сняла родовой кулон, витой браслет и изящное колечко с рубином, подаренные отцом. Они были еще приметнее кулона, а анонимность превыше всего!

Повторное знакомство с Бетти – моей подружкой на этот вечер – вышло каким-то неловким и скомканным. Она странно косилась на меня, зато потом без умолку болтала о самых перспективных женихах в Эстели. Мне показалось, что она перестала видеть во мне соперницу. Это было и смешно, и странно. И даже неприятно.

Через некоторое время я поняла, что оказалась права в своих подозрениях. Едва мы отдалились на значительное расстояние от моего дома, она искренне посетовала:

– Не думала, что у леди Риналии совсем нет денег, чтобы раскрасить тебя как следует.

Я закашлялась, стараясь скрыть смех. Боевая раскраска – это последнее, о чем я мечтаю. И жениха я найти не планирую! Мне и одного достаточно, как бы от него-то избавиться…

Но ответ Бетти не требовался. Едва увидев огни огромной площадки, которую окружали разноцветные торговые палатки, она затараторила:

– Ариана, я быстро найду своих подружек и вернусь!

Я махнула рукой, понимая, что лучше быть одной, чем вместе с… Бетти. А она, не дожидаясь ответа, резво скрылась в заполнившей площадь толпе.

Но ни страшно, ни скучно мне не было! Казалось, я попала в волшебный мир, доверху наполненный праздником и счастьем. Звучала медленная музыка, и многие пары в масках танцевали, едва ли не соприкасаясь носами. Неужели обзавелись сужеными? Так быстро?

5
{"b":"726918","o":1}