ЛитМир - Электронная Библиотека

Хватило трех штук, чтобы заставить Бродяг заткнуться на полуслове. Судя по всему, я накрыл цели очень удачно. Большинство выявленных точек замолчало, наша же стрельба продолжилась с удвоенным энтузиазмом, отдельные бойцы уже взбирались вверх по склону, швыряя в сплошную черную пелену дыма гранаты. Кажется, мы все-таки прорвались в квадрат-ноль…

Стиснув зубы, я начал карабкаться вверх по осыпающимся скалам. Камень скал был теплым. Пришлось на ходу выпить батарейку, чтобы восстановить Азур, залп «Копий» полностью осушил мой запас. Их у меня оставалось не так много – три больших А-конденсатора, прощальный подарок Цирцеи.

– Я-Волк, я в квадрате-ноль! Боевые морфы потеряны… пытаемся закрепиться… Наблюдаю азур-активность противника… веду ответный огонь, нужна поддержка!

– Я-Гнездо! Подтверждаю! Внимание всем группам, детекторы фиксируют в квадрате-ноль всплеск А-излучения. Свыше пятисот и продолжает расти!

К сожалению, даже в состоянии полной концентрации меня хватало только на поддержание психокинетических щитов в визуальной близости, «Ауры Света» и воодушевления своих товарищей. Вести одновременный контроль пси-поля я уже не мог, вражеский лагерь напоминал гудящий рой сознаний, исходящий тысячами сильных эмоциональных флюидов. Боль, страх, смерть, гнев – касаться этого было почти физически неприятно.

Однако вариантов не оставалось. Получив тревожное сообщение, я тут же потянулся вперед, расширяя зону восприятия, – и почти мгновенно наткнулся на чужое присутствие. Там были Инки, злая, мощная пульсация Азур, нарыв, готовый выплеснуться. Стрела дрожала на тетиве. С неожиданной ясностью я вдруг понял, что чужая воля на другом конце ниточки выбрала целью именно меня. Алиса в моем пси-поле тоже ощутила это – и среагировала быстрее, чем я, быстрее, чем все остальные, – обратившись зверем, она в длинном прыжке сгребла меня, снося вниз, в сторону, подальше от чего-то жуткого, готового нас уничтожить…

– Я-Дракон! Перенацеливаюсь по азур-активности. Готов ударить всеми средствами, жду подтверждения!

– Гнездо, Прометей, я-Сталкер! Немедленно стоп! Повторяю, всем группам…

Субвокал прервался треском помех, а затем мертвой тишиной.

В следующей миг скалы и песок под ногами взорвались. Я успел разглядеть нечто вроде толстой голубой молнии, вспучившей берег, а потом тряхнуло так, что Мико исчезла, а передо мной мигнула знакомая надпись.

Активация № 129…

Носитель мертв.

Восстановление повреждений носителя…

Инкарнация успешно завершена!

Расход энергии: 25000 Азур.

Общее количество: 65200/90200 Азур.

Скалы, рассыпавшись грудами обломков, пылали. Песок превратился в оплавленную борозду со стекловидными краями. След от удара исполинского меча до самого океана, несколько ярдов шириной. Солдаты, находившиеся рядом, бесследно исчезли. Моя легионная броня почернела и раскалилась так, что тихо шипела от контакта с мокрым песком. Алиса безжалостно втащила меня под защиту уцелевших обломков, крикнула, тяжело дыша:

– Смерть! Одержимые! Там!

Да, они били в меня, нахального светлячка. И могли прихлопнуть, если бы спутница вовремя не среагировала. «Аура Света» погасла. Задело лишь краешком, но мы все равно умерли – оба, от разрыва энио спасли мои двойные щиты и азур-сопротивляемость. Это оружие, чем бы оно ни было, разило не хуже плети Оскала, и сейчас я пожалел, что ее со мной нет.

Нейросети тоже досталось. Ее иконка дрожала, а сама Мико болезненно кривилась.

Мико: Неизвестный вид электродугового оружия, содержащий А-компонент. Скорее всего – мощная азур-способность Инкарнатора! Вокс-сеть взломана, нас всех выкинули. Грэй, с большой долей вероятности…

Но я уже и сам знал, что она скажет. Все донесения, азур-активность и моя собственная интуиция говорили об одном – во вражеском лагере находится Инк-Техномант, и, скорее всего, не один! Поэтому Сталкер, позывной легата Седьмой Когорты, и останавливал атаку, он хотел избежать бессмысленных жертв.

С Инками должны разбираться Инки. Значит, пришел мой черед.

Мимо нас пролетел, кувыркаясь, штурмовик в тяжелом кибернетическом Доспехе. Он был уже безусловно мертв, а поврежденный «Гоплит» дымил и искрил, размозженный ударом невероятной мощи. Следом со склона хлестнула плотная, рыжая волна пламени, но не обычного, а как будто текучего и живого. В ней с ужасными воплями корчились, чернея и съеживаясь на глазах, несколько легионеров, первыми ворвавшихся в лагерь. Даже термоустойчивая экипировка не помогала от такого огня, ничуть не уступающего моей солнечной энергии. Алиса без слов прижала меня к песку за камнями, спасая от очередного удара, но я успел заметить за огненной завесой громадный черный силуэт, похожий на шипастую башню.

Моргот. Я чувствовал троих Инков, значит, здесь же и Грендель…

Да! Они вступили в дело, все. Стремительный крылатый силуэт перечеркнул небо, просто разрубив пополам заходящий на посадку винтокрыл. Вингер промчался сквозь него, вращаясь, как сверкающая юла. Кайра – Мико идентифицировала третью Одержимую по модификации крылатой брони, напоминающей совиное оперение. Если «Черное Братство», одна из сильнейших групп Одержимых, вступила в бой, наша атака имела все шансы захлебнуться в крови. Инки могут устроить тут настоящую бойню, люди им не противники.

А мы здесь только с Алисой, и связи с Седьмой, как назло, нет. И еще жаль, что рядом нет Ворона…

За нашими спинами вдруг прогремел невообразимый силы взрыв. Гораздо более мощный, чем все предыдущие. В воздух взлетел многометровый огненный фейерверк осколков – там, на побережье, немного поодаль, рвануло нечто очень крупное, сдетонировав так, что земля дрогнула под ногами, а до нас спустя несколько секунд докатилась ударная волна. Я отразил кинетическим щитом водопад океанской воды, песка и множества разнокалиберных осколков, султан которого краешком захлестнул побережье.

Это, вероятно, объект «Левиафан», субмарина глубинников. Больше нечему. Седьмая все-таки сделала свое дело, непонятно только, какой ценой.

Мико: Грэй, внимание! Они нас нашли, готовься!

Интерлюдия. Вессон

Он очнулся в темном холодном каземате. Четыре мрачных стены, маленькая и очень толстая дверь. В одной из стен, над самым потолком, узкая зарешеченная щель, откуда дышал ледяной ветер.

Запястья и шею схватывали леденящие кольца металла, притянутые цепями к стене. Из одежды – лохмотья, пропитанные подсохшими багровыми потеками. Запекшаяся кровь? Она же покрывала его лицо и руки.

Это его кровь? Его что, били?

Или чужая? По крайней мере, ран под ломкой кровавой чешуей не было. Ничего не болело.

Это тюремная камера. Он знал, что это такое, хотя и не понимал откуда. Он вообще ничего не помнил, ни имени, ни прошлого, ни того, как угодил в заточение. Кто он? Что здесь делает? Как сюда попал?

Неправильная, звенящая пустота. Ни-че-го, даже имени.

– Ты – Инкарнатор!

Голос был женским и мелодичным. И раздавался как будто внутри головы. Он вдруг увидел – прямо в поле зрения появилась рамочка, откуда на него строго смотрела красивая рыжеволосая леди. Изысканная и аристократичная до последнего ноготка, она сразу же вызвала подсознательное «ах!».

– Ты кто?

– Спокойно, не волнуйся. Я твоя помощница. Когитор. Меня зовут Гвендолин.

Он почувствовал, что сходит с ума. Это галлюцинация? Что происходит?

– Хотела бы я знать, что произошло и кто за это в ответе! – процедила Гвендолин. – Мы в состоянии стартовой активации, Инкарнатор! Полное обнуление!

– Что это значит?

– Сейчас попробую объяснить…

Гвен говорила долго. После того, как она закончила, он откинулся назад и задумался.

– Где мы находимся? И… когда?

– Мы в плену, Инкарнатор. Это Авалон, Гнездовье. Год триста пятьдесят восьмой от Импакта, или две тысячи семьсот семьдесят второй по календарю Утопии.

12
{"b":"727026","o":1}