ЛитМир - Электронная Библиотека

Р. Пешков

Начало большой игры

Подготовка к свадьбе

Прошел месяц с момента, когда Алексей сделал Насте предложение. Они оба были по уши в процессе подготовки, день свадьбы назначен на 1 сентября. Это должна быть выездная регистрация, где будут присутствовать только наиболее близкие люди. Никто лишний не должен был быть здесь, поэтому людей предполагалось мало. Но для Миллер принципиально, чтобы все было идеально. Она себе несколько раз прокручивала в голове, как же все должно произойти, поэтому он знал, что в качестве украшений должны использоваться лилии, салфетки обязательно будут кремового цвета, а платье невесты белоснежное. Их первый танец не будет чем-то необычным, планируется венский вальс, поэтому пришлось записаться, чтобы взять несколько уроков. На случай, если день будет пасмурным, предусмотрены достаточно большие палатки.

В течение дня Настя и Алексей работали, а вечерами занимались подготовкой к свадьбе. Миллер постоянно клевала мозг своему жениху, что у них очень мало времени, считая дни до торжественной регистрации. У них было чуть меньше двух месяцев в запасе и достаточно большой бюджет, чтобы поручить все специалисту, однако Анастасия была категорически против этого. Девушка знала, что никто не сможет залезть ей в голову, чтобы сделать все так, как она хочет.

Лаврентьев не был особо принципиален в большинстве вопросов, но он очень хотел, чтобы его ребенок присутствовал на свадьбе. Все хорошо, но его бывшая жена готова пойти на это при условии, что тоже будет среди приглашенных. Она не доверяла Алексею и на то были причины. Дело в том, что в прошлом году он взял свою дочь Катю, которая училась тогда в 3 классе, на задержание одного преступника, когда сам должен был находиться с ней дома. Сначала действительно отец проводил время со своей дочерью, это был выходной, но потом поступил звонок с требованием срочно подключиться к операции. Лаврентьев решил, что ничего не случится, если Катя будет вместе с ним, так как одну оставлять дома он ее побоялся. Как всегда бывает, жена обо всем узнала и устроила скандал.

Настя не была против Кати, но ей было неприятно, если бывшая жена ее будущего мужа окажется среди гостей. Даже сама мысль причиняла ей эмоциональный дискомфорт, а в день свадьбы она будет на нервах. Зная, что каждое ее действие изучается и анализируется, расслабиться и наслаждаться праздником не получится. Но, если этой свадьбе быть, то придется идти на компромиссы.

По воскресеньям Анастасия и Алексей проводили время с Катей. Миллер необходимо было наладить связь с дочерью Лаврентьева. Это довольно неплохо ей удавалось, но девочка упорно не подпускала новую пассию отца слишком близко. Охотно принимая подарки и беседуя на разные темы, Екатерина не делилась тайнами: все разговоры были только на общие темы.

Однажды вечером Настя, занимаясь разработкой дизайна пригласительных к свадьбе, решила поговорить с будущим мужем о его дочери.

– Леша, мне кажется, что Катя мне не доверяет. Более того, я уверена, что не нравлюсь ей.

Алексей подошел к Анастасии, обнял ее, посмотрел, что она делает и сказал:

– Мне кажется, что приглашения лучше делать не розовыми, а нейтральными. Например, красными или зелеными. Не понимаю, почему тебе не нравятся просто белый.

– Ты сейчас выходил? Ты не слышал, что я тебе только что сказала?

– Я тебя прекрасно слышал, дорогая. Уверен, что ты надумываешь, так как вы прекрасно общаетесь с моей дочерью.

– Да, но на общие темы. Как только я пытаюсь узнать у нее что-то личное, она убегает под разными предлогами, меняет тем разговора или молчит.

– Потерпи, она ребенок. В конце концов, у вас есть общие темы для разговоров.

– Какие? Да, ей нравится получать от меня подарки, но я хотела бы взамен получить немного доверия к себе.

– Настя, ты должна понять, что для нее любая девушка, кроме мамы, представляет потенциальную угрозу, так как эта девушка забирает у нее отца. Попробуй доказать, что это не так, поговори с ней об этом.

– Ты уверен? Ребенок в 4 классе, поэтому она, скорее всего, не думает, как ты сказал.

– Может, не думает. Но я рекомендую тебе с ней поговорить об этом. В конце концов, все может происходить на подсознательном уровне.

– А ты можешь узнать у своей бывшей жены, что Катя думает обо мне?

– Уверен, что это не самая лучшая идея. Если хочешь все испортить, то я могу организовать этот разговор.

– Нет, не надо, ты прав. Как тебе такие приглашения?

Алексей посмотрел: Настя решила сделать градиент, что получилось очень неплохо.

– Великолепно. Можешь набивать текст и отдавать в печать.

– Спасибо, милый.

Они поцеловались, после чего Анастасия снова занялась подготовкой к свадьбе, пока ее будущий муж заполнял отчеты по очередному закрытому делу.

Насте казалось, что после дела об убийце девушек, которые ранее были беременны и сделали аборт, все изменилось. Она перестала наслаждаться «разговорами» с мертвыми. Нет, ей по-прежнему нравится ее работа. У Насти отлично получается находить мелкие улики, которые другие патологоанатомы могли пропустить. Некоторые коллеги ее звали «говорящая с призраками», так как Миллер всегда докапывалась до правды, во что бы то ни стало. Но девушке стало приятно общаться с живыми. Если конкретно, то с ее будущим мужем, своими коллегами и дочерью Лаврентьева – Катей. Правда, разговоры с последней Настю немного напрягали из-за того, что она хотела бы получать большую отдачу.

На работе у Насти дни проходили рутинно: интересных случаев не было, поэтому ей приходилось делать несколько стандартных вскрытий, после чего она бежала домой, чтобы продолжить предсвадебные хлопоты. Но все изменилось, когда в лабораторию доставили остатки руки неизвестного человека. Это дело должно быть действительно интересным, благодаря нему удастся снова доказать эффективность дуэта Миллер-Лаврентьев, чтобы в ФСБ не поднимался больше вопрос о том, чтобы дать Насте нового напарника из-за родственных связей. Но обо всем по порядку.

Интересная находка

– Анастасия Романовна, доброе утро. Мы вас ждем, у нас тут что-то непонятное.

– Доброе утро, коллеги, сейчас посмотрю, только переоденусь.

На этот раз Настя не стала проводить свой ритуал, который сводился к чашечке кофе в кабинете. Она положила сумочку и надела белый халат. Войдя в комнату для вскрытий, она не увидела на столе тела. Вместо него была часть руки от кисти до середины плеча.

– Что это?

– Это рука. Вернее, ее часть.

– Я вижу, что не нога, но где тело?

– Анастасия Романовна, это все, что нам доставили?

– Кто принимал?

– Я.

– В каком смысле вы? У вас же, насколько я знаю, нет ночных смен. Я специально себе брала помощника, который будет выкладываться на все 100% днем, так как ночью будет высыпаться.

– Я приехал сегодня пораньше, поэтому дежурный ушел. А тут привезли это, вот мне и пришлось принять.

– Ясно. Хорошо, Юлий Романович, давайте начнем.

Настя надела перчатки и начала визуальный осмотр.

– Рука мужская, визуально возраст человека определить невозможно из-за сильного повреждения кожных покровов. Судя по месту отделения конечности, она не была отрезана или отпилена. Больше похоже, что ее оторвали, что очень необычно. В районе предплечья есть несколько следов укусов. Предположительно, они оставлены собакой, но есть вероятность воздействия других животных. Рентген показал, что лучевая и локтевая кости практически не повреждены, но они очень рыхлые. Разложение тканей не характерно для нормальных процессов, поэтому нужно выявить катализатор. Юлий Романович, возьмите, пожалуйста, образцы веществ из под ногтей и на месте отрыва. Также, пока еще есть возможность, возьмите образцы кожи, мягких и твердых тканей. Нам нужно понимать, с чем именно мы имеем дело. Мне же нужно сделать пару звонков. Я буду у себя в кабинете, поэтому, получив данные, не медлите: сразу идите ко мне.

1
{"b":"727566","o":1}