ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сердце Змея

Шана Лаут

Пояснения

Итак, для того, чтобы было легче ознакомиться с 1й главой не отвлекаясь, сразу выложу "Пояснения для понимания названий и сокращений". Останые появления будут после соответствующих им глав.

Мир этой книги - мир будущего, где планеты имеют названия с номерами, имеющими свои значения(например, "Абихаран П7-Д7-З"). Значения:

П - планета

7 – планета пригодная для жизни человека и всех дышащих кислородом углеродных гуманоидных форм.

Д – планета имеет свою гуманоидную цивилизаци.

И – планета имеет полуразумную жизнь

1 – сверхразвитая цивилизация

2 – цивилизация, только начавшая свои путешествия в космосе

3 – цивилизация, не вышедшая в космос, но хорошо развита

4 – цивилизация, достигшая начала технологического развития Земли

5 – цивилизация, не достигшая технологического развития

6 – цивилизация, застрявшая в средневековье

7 – цивилизация, застрявшая в древних языческих временах.

С – специальный доступ

О – ограниченный доступ

Н – нет, ограничений по доступу, доступен всем желающим

З – доступ запрещён законом

В – доступ только военным

Так же допускаются смешанные классы, например, ОВ – ограниченный доступ военных сил.

глава 1

Яркая вспышка озарила острые скалы горного хребта, укрытого непроглядной пеленой ночи. Земля задрожала под ногами. Но ни останавливаться, ни тем более оборачиваться не было ни сил, ни желания. Нужно было как можно дальше уходить с места приземления. Нет, меня не волновали возможные местные жители или местные хищники, что сбегутся на место шума. А вот попасть в зону воздействия возможной утечки радиации из блока питания капсулы спасения – это меньшее, чего желаешь, итак едва не расставшись с жизнью.

Действие адреналина давно прекратилось, и мысли ещё были спутаны. Но это не помешало осмотреть себя и скудные припасы на ближайшие несколько дней. Литра энергожидкости и трёх питательных батончиков хватит, чтобы поддерживать тело около ста двадцати стандартных земных часов. Улучшенный скафандр с облегчённым экзо-скелетом поможет двигаться без остановки примерно столько же.

Даже страшно подумать, что я не найду этому замену или не встречу хоть какие-то зачатки цивилизации. Абихаран – планета седьмого класса стандартной системы отслеживания пригодных для жизни небесных тел. Точное название Абихаран П7-Д7-З. Вот если бы не «Д7» и не «З», моему счастью не было бы предела. А так… подкласс «Д» значит, что на планете есть жизнь, цивилизация, но «7» - не дошедшая до технологического развития, застрявшая в древних временах. «З» - запрещена для посещения всеми космическими расами, во избежание контакта.

Иными словами, я выжила, нарушив пятую поправку в закон «о невмешательстве в развитие планеты», грозящий мне смертной казнью. Замечательно! Что ещё тут скажешь? Ещё год назад, до всей этой страшной войны с дэхаразами, такое приземление гарантировало бы мне пожизненную ссылку на Землю, без возможности её покидать. Даже, если я доживу до прибытия помощи и не выдам аборигенам своего здесь наличия.

Грёбаные шипастые ящеры! Жила бы я себе сейчас на Кварсаре П7-Д1-С, работала в посольстве мелким переводчиком или, на крайняк, в инженерном отсеке помощником главного инженера. Но нет же! Приспичило им, видите ли, показать свои клыки в пространстве Конфедерации и начать качать свои права. Тупые, агрессивные, кровожадные и властные ублюдки. Из-за них я оказалась на том крейсере, из-за них выжила только я, из-за них я волочусь посреди горного хребта где-то на одной из запрещённых планет. Мрази!

Ладно, мне себя не очень-то и жалко. Сама решилась взять на себя инженерские обязанности при гипер-переходе на Арлаар П7-Д2-Н, а не мчаться на Сидджер П7-Д1-О в роли переводчика в команде нашего дипломата. А вот мать, оставшуюся на Кварсаре совсем одну, жалко. Она без меня, конечно, справиться, но волнение за единственного выжившего ребёнка, пусть и взрослого, её не оставит, пока я не вернуть.

Адовы дэхаразы!

И в таком ключе самобичевания и проклинания агрессоров, я брела уже семьдесят с половиной часов – почти трое суток этой планеты - по безжизненным камням, скалам и пересекала невысокие хребты, предпочитая двигаться хоть немного по прямой. Рано или поздно мне встретится хоть что-то. Горные источники, мелкая растительность, любой вид живности или, в худшем случае, поселение аборигенов. Но я не видела ничего. Да где же всё? Только камни и горы до самого горизонта! А запасы у меня не бесконечны, как их не растягивай.

Чудо, если это можно так назвать, случилось на восемьдесят втором часу хода. После очередного бесчисленного подъёма на высокую скалу, передо мной оказалось каменная равнина в небольшой низине. В её середине стояли разрушенные строения из камней, дерева и ткани. Если присмотреться, то местами ещё виден дым. Да и разрушения совсем свежие, - отметила я, приблизившись к руинам.

Остальные мысли и слова исчезли от увиденного. Повсюду лежали оторванные части или почти целые тела, заливая светло-бурые камни плато пурпурно-красной и желто-зелёной кровью. Боже! Что здесь случилось? Но больше в голове звенел вопрос: «что за существа здесь жили?». Если раньше, я не присматривалась, то теперь видела части тел животных: змеиные хвосты и конские ноги.

Но, если в начале поселения было чистое месиво, то вскоре, почти в самой глубине и в домах, стали попадаться более цельные экземпляры тел, заставившие глаза на лоб лезть. То тут, то там лежали наги, а вперемежку с ними - асуры, трёхрукие и копытоногие существа, некоторые даже с рогами. Мужчины, женщины, дети, старики – все были мертвы.

У нагов кровь была от оранжевой с жёлтой до салатовой с изумрудно-зелёной. Если подумать, то это зависело от того, насколько сильно его тело было больше змеиным или человеческим. У асур тот же принцип, но кровь была либо фиолетовой, либо пурпурно-красной, а у одного – того, что с рогами, - больше синей.

Обходя поселение в поисках выживших или хотя бы того, что могло бы пригодиться в дальнейшем мне, я услышала в лёгком вое ветра тихое шуршание. И замерла. Режим ночного видения у забрала шлема недавно перешёл в смягчающий режим – до рассвета несколько минут, не хотелось бы ослепнуть, - так что рассмотреть мелкие признаки движений я успела. Под развалинами небольшого дома мелко дрожала ткань упавшего навеса, заменявшего когда-то дверь. Жаль, у шлема отказал при аварии тепловизор, зато работает усилитель звука. Шуршание стало громче, как и еле сдерживаемое испуганное дыхание с биением маленького сердечка.

Ребёнок?

Тело передёрнуло от ужаса, вспоминая всё увиденное. И малыш выжил в этом месиве? Выжил, напуган и не проживёт без помощи взрослых, особенно, если напавшие вернуться. Осторожно двинувшись в его сторону, я специально делала шаги погромче, чтобы не напугать сильнее резким появлением. Вот только, кажется, сработало это в обратном порядке. Малыш вообще перестал дышать и шевелиться.

Остановившись точно перед ним, я присела на корточки и протянула руку к ткани. Лёгкое движение - и она откинута, а ребёнок, пискнув, весь сжался и зажмурился, будто в ожидании удара. Ого! Этот малыш – наг. Бледно-салатовый метровый хвостик с более тёмными пятнами, идущими сужающейся полосой от середины спины, где начинается хвост, до места, где должна заканчиваться попка. Ну, я так думаю, потому что бёдра перевязаны куском ткани, как юбкой. Кожа человеческой части ребёнка была буквально алебастровой с чуть салатовым оттенком. Короткие волосы белые, как снег. На ручках, закрывающих рот от рвущегося крика, маленькие белые коготки. В остальном же – просто ребёнок, малыш лет четырёх-пяти.

Ожидаемого им удара не последовало, так что мальчишка открыл сначала один глаз. А потом резко открыл второй, заметив мои ноги. Ого! У него и глаза почти нечеловеческие. Полностью салатового цвета и с чёрным кошачьим зрачком. Хотя, если присмотреться, радужка потемнее склеры будет. И это чудо стало поднимать удивительные глаза всё выше, раскрывая их всё шире, пока в уже полном ужасе не уставился на шлем, в предположительное местонахождение моих глаз. Дрогнул всем телом и закатил глаза, теряя сознание.

1
{"b":"728223","o":1}