ЛитМир - Электронная Библиотека

Советская мода была однотипной. В магазине 2-3 наименования, особо и выбрать родителям было нечего для нас.

Отец стал периодически ездить на вахту на север, решив подзаработать денег, и в один из своих приездов, он привез множество собачьих шкурок.

– Откуда столько, и зачем? – спросил я у него.

– Да, вот хочу себе унты сшить для зимней рыбалки, очень они теплые будут. Да и тебе шапку-ушанку из собачьего меха, она теплая будет, и голова в ней не мерзнет и не болит, – ответил он, – на Севере все в них ходят.

Так через несколько дней, я вышел на улицу в собачьей шапке-ушанке. Была она теплая большая и напоминала охапку сена. Вот из-за этой шапки я и начал периодически драться с друзьями во дворе. После кроличьих, она особо выделялась на моей голове.

– Жека, держи!

– Юра, лови!

– Серега, пасуй мне, – сорвав с меня ее играли пацаны в баскетбол, или того хуже в футбол.

Я бегал за ними пытаясь отнять, иногда они доводили меня до слез, и я с психу шел домой с открытой головой, которая парила от моего пота.

Мать выходила на улицу и отчитав моих друзей, приносила мне опять мою собачью шапку, которую я всю больше стал ненавидеть.

Росли мы все бесстрашными пацанами. В этом у нас преуспевали: Толя «Ветер» и Жека «Русалей». Еще маленьким пацаном он мог с первого этажа по балконам залезть к себе домой на 4 этаж и через форточку мог оказаться дома. Делал он это на спор, и в основном когда терял ключ от квартиры играя во дворе. Толик и "Женьтяпа" как ласково мы его называли мог запросто подойти к краю крыши и кидать снежки с высоты пятиэтажного дома.

ОБЕД

В отличие от нас высоты он не боялся, а нам приходилось подползать к краю крыши, чтобы хотя бы посмотреть сверху на наш двор.

Как обычно, мы дурачились во дворе на игровой коробке.

– Женя! Женя! – донеслось до нас.

Возле бровки стояла его мать Светлана Александровна. Это была очень интересная, красивая женщина интеллигентного вида. Одета она была в строгий женский костюм, с красивой уложенной прической из черных волос.

Женя подошел.

– Ты, давай, завязывай носиться, еще уроки делать, я пошла на работу.

Работала она в одном из престижных детских садов города, заведующей.

– Приду поздно. У нас еще собрание с родителями, ты давай кушай и готовься к школе.

– Да, ладно, знаю я, – огрызнулся Коротя.

– Не, знаю, а иди домой! – возразила она.

Когда силуэт матери скрылся за углом дома, Женя крикнул:

– Пацаны, у меня хата весь вечер свободная, айда ко мне в карты играть.

– Давай! – одобрили мы разом, – сейчас по телеку еще «Приключения Электроника» начнутся, – крикнул кто-то

– Да, сто раз его видели… Ури, Ури… – посмеялся кто-то.

Мы прошли в зал и расположились всей толпой на полу включив телевизор.

– Русалей, – позвал его Жека на кухню, – иди сюда!

На столе стоял приготовленный обед, под кухонным полотенцем: суп гороховый, гречка с котлетой, салат и компот из сухофруктов, рядом лежали домашние булочки.

– Давай ешь, – сказал Жека Русалею и усадил его на стул.

– Да, не, Жека! – отказывался Русалей.

– Ешь, сказал, – еще громче приказал Коротя.

– А ты как?

– За меня не парься.

У Русалея детство было не такое вкусное и красочное, мы все знали об этом, и Коротя подкармливал его иногда.

– Ну, ладно.

Взял ложку и начал неторопливо наяривать Женькин обед.

От котлеты, приготовленной заботливой матерью друга, отказаться было сложно. Ведь все выглядело как в старые добрые времена детсада.

За питанием сына, мать следили не хуже, чем за своими подопечными в детсаду.

Коротя был сентиментальным, я это знал и оценил его поступок, увидев мельком эту ситуацию.

В карты играть не хотелось, и мы опять дурачились у Женьки долго и краем глаза смотрели «Электроника».

ГОРА

Была у нас любимая затея, ходить на высокие горы 2 Ачинска, и кататься с них на санках. Увлечение это было опасным, попадались горки с которых было страшно сойти, не то что съехать на простых санках. Вот и тут Толик с Русалеем показывали нам свое бесстрашие, граничащее с бравадой. Несчастный случай мог произойти в любую секунду. Мы скатывались с крутых гор, переворачивались и получали шишки и ссадины. А показал нам эти горы Вадим, затем это стало нашим увлечением, мы получали безумный «адреналин»

Ну, что, кто первый? – спросил Вадим у нас стоящих на снежной горе второго Ачинска.

– Ого, – страшно, в один такт произнесли мы с Валерой, держа в руках позади себя алюминиевые санки.

Гора действительно была очень крутая, вниз даже смотреть было страшно, не то, чтобы съехать. Угол был даже меньше 45 градусов.

–Градусов 35 не меньше, – определил Валера.

– Да, ну страшно, ты куда нас привел? – задавали вопросы мы Вадиму.

– Ну сами же хотели испытать себя, и кто-то кричал, что бесстрашный, – улыбался ехидно Вадим, оглядывая нас.

– А, была-не-была!

И мы с ужасом увидели, как Жека Русалей прыгнул в свои санки и покатил вниз. Мы ахнули от такого поворота событий.

– А-а-а! – неслось эхо, удаляясь от нас все ниже и ниже с горы.

Видно было как он куражился и выделывал крутые повороты своими санками, управляя телом. В этот момент, санки подпрыгнули на трамплинчике и мы увидели картину, как он кубарем покатился вниз переворачиваясь по инерции кувырками. Санки поехали в другую сторону и остановились. Жека лежал без движения.

– Что делать? – спрашивали мы друг у друга.

Катиться вниз было реально страшно, мы межевались. Жека лежал без движения.

– Ладно, я попробую потихоньку, – произнес Толик, и лег на санки, которые были чуть мощнее и с хорошими полозьями.

– Толян, ты только едь прямо, не вертись.

Толя съехал, и не упал ни разу, правда, санки его застряли в уже начинавшем таять, ручье под горой. Он бросил их и бросился к Русалею.

Жека лежал на спине без движения, лицо было в снегу.

– Русалей, ты как? Живой, нет? – тормошил его Толик.

И вдруг, на лице у Жеки, с хитрым прищуром открылся один глаз.

– Дай закурить, – произнес он.

– Ты, че, козел! Мы все напугались! – заорал Толик и рассмеялся. – Вставай давай, – наезжал на него друг.

Они закурили и сидели у нас на виду под горой.

– Все нормально, – кричали они. – Но вам спускаться не советуем, трасса зверь. Мы пошли домой, идите в обход, по дороге встретимся! – кричали они нам.

Больше из нас никто не рискнул испытывать судьбу.

КАТЬКА

На дворе стоял январь, холод был собачий и с Жекой Коротиным мы зашли как обычно в подъезд погреться у батареи.

– Сегодня какое число, 6 января уже? – произнес я

– Да, а что? – спросил Женька.

– Да скоро в школу, даже не заметил, как зимние каникулы подошли к концу, осталось 4 дня.

– Олег, у меня идея! «А пойдем в поход», – произнес Жека.

– В поход?! Ты, что совсем? Такие холода стоят. Да и куда и с кем? – выпалил я.

– А пошли в лес за Чулымом на той стороне.

– А кто пойдет-то? – опять спросил я.

– Ну, кто… Русалея возьмем, Витька с сестрой его Катькой, ты да я, может еще кто захочет, – говорил Женька.

– А что, пошли, только надо теплей одеться и пожрать с собой сгоношить. У тебя топор есть и котелок, можно будет супец забабахать на костре и чайку. Пойдем, костер разведем, думаю, не замерзнем, – все еще уговаривал меня Женька. Решено!

Как и полагается утром, мы двинули в путь. Идти решили налегке, взяв только съестные припасы, котелок, спички, топорик и хорошее настроение. Жека был заводила и компания, всех кого планировали, была в сборе.

Идти пришлось долго, ведь до Чулыма нужно было пройти километров 10 не меньше. Лед уже реально замерз, и мы переходили реку не опасаясь, что он треснет. Перебрались через Чулым, мы долго искали место где можно забраться на заснеженный берег. Был он крут. Кое-как, набрав полные валенки и рукавички снега, мы забрались на берег и оказались в лесной чаще. Снега было по пояс, и мы решили вытоптать место для стана.

3
{"b":"728945","o":1}