ЛитМир - Электронная Библиотека

После невероятного всплеска эмоций и адреналина в командном зале воцарилась тишина.

На лицах операторов, военачальников, капитана и самого генерала застыл животный оскал. Хищники наслаждались победой. Слабый пал жертвой сильного – непередаваемое чувство насыщения после изнурительной погони.

Грозные воины Луакры превратились в космическую пыль. Перед слегка потрёпанной армадой Мирвара сияла беззащитная, осиротевшая планета.

– Группы захвата на все орбитальные станции! При отказе экипажей сдаться – уничтожить! – скомандовал Кентару.

В сторону Луакры устремились истребители и десантные корабли, яростно сверкая зелёным лихом. Судьба уцелевшей орбитальной группировки теперь была в их руках.

– Поздравляю, генерал! – захлёбываясь от переполняющего восторга, воскликнул Генау.

Кентару сменил оскал на улыбку.

– Ну что ты. Не стоит. Это всего лишь очередная победа. Общая заслуга, – с наигранным дружелюбием ответил он.

– Генерал! Есть данные по потерям! – обратилась к повелителю Серена.

– Докладывай, – посмотрел на неё Кентару.

– Потери в истребителях – 356, в десантных кораблях – 48, в эсминцах – 1, в кораблях технического обеспечения – 1, в планетарных перепахивателях – 12, потери в живой силе – 1469 солдат и офицеров. Флагман без повреждений. Оценка ущерба от столкновения – 17 процентов, – закончила Серена.

– Один из лучших моих боёв, – покачал головой Кентару. – Какой-то мизер.

Все закивали. Раздалась пара неловких хлопков от особо эмоциональных персон, желающих в порыве радости одарить повелителя овациями.

Генерал медленно и важно поднялся с трона, опираясь могучими руками на подлокотники, и с достоинством склонил голову.

– Право, не нужно комплиментов! Все же понимают, что это только начало и предстоит ещё много работы. Я думаю, вы согласитесь, что инцидент на выходе из Чрева слегка омрачает нашу победу.

– Да делов-то осталось! – расплылся в улыбке Генау.

– Завали пасть, – внезапно озлобился генерал.

Полковник изменился в лице.

– Всем спасибо! Я удаляюсь на беседу с военнопленным! – сказал Кентару благодарной аудитории.

– Браво! Браво! – послышалось с разных сторон.

Генерал отмахнулся и неспешной походкой направился к выходу из командного зала. Вечный спутник Генау последовал за ним.

***

– Подхалимаж в нашем коллективе зашкаливает, – сказал генерал, как только за ним и полковником сомкнулись двери.

– Что вы, повелитель! Это искренние эмоции преданных воинов, – мгновенно подхватил Генау.

– И ты, Генау, самый мерзкий из всех известных мне подхалимов, – прорычал Кентару.

Полковник округлил глаза, замедлил шаг и вскоре вовсе остановился.

– Пойдём! Я пошутил! – обернулся Кентару.

Генау вышел из ступора, бегом догнал военачальника и пошёл по коридору вровень с ним.

https://vk.com/howardhan

Глава 2

Энергетический захват затянул болид Вириара в шлюз флагмана, и на стоянке его окружили воины армады. Какое-то время все молча разглядывали корабль, пока группа техников не нарушила тишину, с грохотом подкатив к болиду телегу с оборудованием.

– Вот здесь дверь! Видишь рамку?! Настраивай резак! – сказал один техник другому.

Возле корабля появился начальник ангара, встал напротив лобового иллюминатора корабля, через которое виднелся контур луакрианского пилота, и жестами показал, чтобы тот надел дыхательное оборудование.

Тем временем в руках одного из техников затрещал плазменный резак. Но не успел он коснуться корпуса корабля, как по ту сторону послышался механический звук, и через несколько аркосий люк открылся. Перед солдатами возникла фигура Вириара – воина Луакры – в респираторе, трубки от которого уходили ему за спину, к ранцу, где находился баллон со сжатым луакрианским воздухом.

Вириар обвёл пленителей тяжёлым взглядом, медленно поднёс руку к лицу и отодвинул маску. Мирварианцы стояли молча и мрачно смотрели на него.

Вириар осторожно вдохнул, попробовав инопланетный воздух на вкус. Его лицо в тот же миг исказилось в гримасе отвращения: стоял терпкий запах жжёной резины. Но обонятельные рецепторы быстро адаптировались, и Вириар совладал с собой. Он перекрыл подачу дыхательной смеси и убрал маску за пояс. Превозмогая дурноту, он начал дышать воздухом Мирвара.

– Кто-нибудь, – вполголоса сказал техник, взгляд которого застыл на лице пилота, – принесите лестницу.

Солдаты стали перешёптываться и взволнованно переглядываться. Бластеры опустились, и от былой напряжённости не осталось и следа.

Воин Луакры молча стоял и ждал, пока один из техников добежит до корабля с лестницей в руках. Тем временем на лицах присутствующих нарастало изумление. Все, кому был доступен лик Вириара, начали млеть и расслабляться.

Крюки лестницы брякнули по металлу корабля.

– Пожалуйста! – сказал взволнованный техник.

Хотя Вириар, кроме бурлящего клокота, ничего не услышал, дальнейший ход действий был предельно ясен: он медленно спустился по трапу.

Три воина, спокойно и совсем не по-военному, подошли к пленнику. Двое встали по обе стороны от него, а один – напротив. Взоры мирварианца и луакрианина встретились, но, не выдержав прямого взгляда, зелёный воин тут же опустил глаза в пол.

– Мы сопроводим вас в комнату для допросов, – пробурлил солдат и показал наручники.

Взор Вириара слегка заострился, и он просто кивнул в ответ, предположив, о чём может идти речь. Пленник вытянул руки, и на запястьях тут же сомкнулись оковы.

Поведение мирварианца выдавало растерянность, но, пытаясь напустить на себя военную крутость, он резко, хотя и неуклюже, развернулся на сто восемьдесят градусов и показал остальным, что пора идти.

Группа зашагала к выходу из ангара. Оставшиеся воины Мирвара скучковались и стали смотреть им вслед.

– Знаешь, друг, – сказал один солдат, положив могучую руку на плечо товарища, – с этим синим что-то не так.

– Ты тоже это почувствовал? – взволнованным шёпотом ответил тот, не отводя взгляда от уходящего пленника.

– Я встречал много разных представителей других рас, но такого вижу впервые, – с восхищением произнёс первый.

– Представителей? Других рас? Ничего себе ты завернул! Раньше же были «инопланетяшки», – сказал второй и тут же смутился.

– Язык не поворачивается так назвать синего, – ответил первый.

– Слушай! – обернувшись сказал второй. – Я тоже почувствовал. Я даже думать плохо о нём не могу. Что происходит?

– Не понимаю, – выдохнул первый.

– Не знаю, дружище. Этот луакрианин крут, по-моему. Очень крут. Но вот в чём? – ответил второй.

– Мне тоже кажется, что он неплохой парень.

– Я тут подслушал ваш разговор, девчонки, – воткнулся в беседу третий, – думаю, вы оба грёбаные слюнтяи! Ведёте себя как тухлые сладкожоры! Распустили сопли, твою мать!

– Да пошёл ты! – ответил первый.

– Кусок говна! – поддержал второй.

***

Солдаты вывели пленника в заполненную персоналом основную галерею флагмана. В этой части гигантского корабля кипела суматошная жизнь. То и дело пролетали кары, перевозящие грузы или солдат. Все куда-то спешили, были напряжены и заняты своими делами.

Картина выглядела вполне обычно для крупного судна с многотысячным экипажем, если бы не одно но. После столкновения с неизвестной энергией все без исключения выглядели так, словно с жуткого похмелья или после пьяной драки: взъерошенные волосы, засохшая кровь и разводы от слёз и слизи на лицах.

Но всё резко изменилось, когда в центральную логистическую артерию корабля вступили четверо идущих из ангара. Искушённая мирварианская публика, повидавшая немало экзотических инопланетных гуманоидов, была потрясена обликом синеликого пришельца. Пленник был хорошо сложен и на голову возвышался над окружающими. На фоне широкоплечих солдат он казался стройным красавцем.

3
{"b":"729061","o":1}