ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Энда поразмыслила над этим. На да, не лишено смысла. Она была на каникулах в Братиславе, и им дали разнеможный номер-люкс всего за десять фунтов – что было меньше ее ежедневных трат на шоколадки и шипучку.

– Справа, – сказала она и подняла BFG. На лесок сыпались снайперы.

– Хороший выстрел, Энда.

– Спасибо, сержант.

***

По дороге к коттеджу они ликвидировали еще с десяток снайперских аванпостов и дважды рубились с подозрительно сильными разбойничьими бандами.

– Ни фига себе! – выдохнула Энда. Коттедж окружали стражники. Их было не меньше пятидесяти, все с луками, копьями и свитками, тщательно окопавшиеся.

– Бесполезно, – согласилась Люси. – Я звоню. Ну их к черту.

Тихий щелчок; Люси ушла с голосового канала. Энда, воспользовавшись свитком ясновидения, проверила стражников за углом. Чем дальше, тем страшнее: спеллов у всех выше крыши, несколько гардов охраняют BFG и кое-что похуже – еще более мощный агрегат, вероятно, легендарную BFG10K, удаленную из игры сразу после запуска по соображениям баланса. По слухам, одна или две штучки все-таки сохранились... Но ведь это только слухи.

– Значит так... – Люси снова была в эфире. – Мы их сделаем. Я вызвала три взвода опытных Фаренгейтов и их учениц – для прикрытия.

Энда сложила в уме: около сотни игроков, сотни три NPC – слуги, демоны, ручные зверюшки.

– Многовато народу на наши денежки.

– Не пищи, – сказала Люси. – Я договорилась: миллион золотом, кэша в три раза больше. Золото пойдет Фаренгейтам. Будут через час.

Это уже не миссия. Это война. Сотни игроков сойдутся на этом клочке земли, готовясь к великой битве с отборными наемниками на холме.

*** 

Люси не была старшей среди собравшихся Фаренгейтов, но ее назначили командиром. Одна из девиц с острова вручила ей флаг клана; рунический штандарт на длинном копье гордо реял на ветру, пока за Люси выстраивались войска.

– Слушай мою команду... – начала Люси. Единый вздох сотен девчонок, сидевших в своих комнатках по всему миру, еще не позавтракавших, только-только вернувшихся из школы или же проснувшихся по звонку оплаченных лидерами клана мобильников, пронесся по эфиру. – Вперед!!!

Дико заорав, игроки бросились в атаку. Энда тоже вопила, забыв о застывших перед телевизором родителях, не щадя горла: Фаренгейт в святой берсеркерской ярости, меч как вертолетный винт. Она рвалась к BFG10K – осадной машине, способной сровнять с землей крепостную стену: «Эта BFG моя, эта BFG – моего клана. Только бы получилось...» Она нейтрализовала свитком наемника, взводившего орудие, и покатилась дальше, увертываясь от стрел и заклинаний, получила стрелу в ногу, упала, быстро вылечилась и вскочила, прежде чем ее успели добить. Хитпойнты и XP курьерскими поездами летели в противоположных направлениях.

«ОНА МОЯ!!!» Энда перемахнула через BFG10K и обезглавила двоих наемников. Еще двое наводили машину, чей выстрел мог решить судьбу сражения, в самую гущу Фаренгейтов, – Энда вынесла их, терзая крестовину, завывая. Ответный ликующий вой в наушниках остался почти не замеченным – на нее накатывали новые враги. Энда обезвредила BFG и пустила в наемников спелл; тут же пришлось самой увертываться от града спеллов и стрел, постоянно кастуя целительные заклятья, чтобы не потерять сознание.

– ЛЮСИ! – крикнула она в микрофон. – ЛЮСИ, Я У BFG10K!!!

Люси прорычала приказание, и строй наемников перед Эндой поредел, – Фаренгейты ударили в тыл. Вражеский напор удалось сдержать, теперь сказывались численное превосходство и выучка Фаренгейтов. Одни охранники были убиты, другие обращены в бегство.

Энда ждала, облокотившись на BFG10K, пока Люси расплачивалась с Фаренгейтами.

– Теперь – коттедж.

– Ага, – ответила Энда и двинулась ко входу. Люси протиснулась вперед.

– Скорей бы закончить, а то бред какой-то... – Люси открыла дверь, и файербол, пущенный сверху, из-за притолоки, испепелил ее аватара. Ловушка на двери, серьезная ловушка, поджарила Люси в собственной броне.

– ВОТ ГОВНО! – забились в истерике наушники.

Энда хихикнула: «А не лезь, не лезь поперек меня в пекло!..» Пустив в ход пару свитков ясновидения, она убедилась, что в коттедже нет ничего, кроме нескольких миллионов рубах, и никого, кроме тысяч безоружных ньюбисов, которых предстояло выкосить как траву, чтобы закончить задание.

Она двинулась на них, как комбайн, без устали вращая мечом, каждым взмахом расправляясь с пятью-шестью... Еще будучи новичком, Энде пришлось пройти через бесконечные тренировки, когда ей «противостояли» разного рода муляжи вроде огромных куч палых листьев, – только так можно было научиться попадать хоть по чему-нибудь и набраться опыта. Сейчас ей было тоскливо точно так же, как и тогда.

Запястья сводило от усталости, сбилось дыхание; проклятущие жировые запасы подпрыгивали, когда она особенно сильно налегала на геймпад.

> Подожди, пжлст – надо поговорить.

Это был ньюбис, такой же, как и все остальные. Хотя нет, не такой же – он осмысленно двигался, пятился от ее меча. И говорил по-английски.

> ничего личного

– ответила Энда.

> работа такая

> Хотя бы убей меня последним. Нужно поговорить!

> говори

Нормально двигавшиеся и говорившие по-английски особи встречались в Игре не так уж и редко – но сейчас, в самом конце массакра? В этом было что-то... неправильное.

> Я Рэймонд, живу в Тихуане. Профсоюзный функционер. А тебя как зовут?

> в игре не представляюсь

> А все-таки?

> Кали

Она любила называть себя Кали, индуистской богиней, Пожирательницей миров.

> Ты из Индии?

> лондон

> Ты индийка?

> не, белая

Она обработала уже половину зала, кося ньюбисов пачками. Ей было скучно, хотелось есть – и еще этот Рэймонд действовал на нервы.

> А ты знаешь, чьих аватаров убиваешь?

Энда не ответила, хотя кое-какие мысли у нее были. Она вынесла еще четверых и помассировала запястья.

> Это их работа. И платят им меньше доллара в день. Рубахи, которые они делают, меняются на золото, а золото идет на eBay за настоящие деньги. Как только их аватары поднимутся в уровне, они тоже пойдут с молотка. Все это совсем юные девчонки, кормящие свои семьи. Везучие. Невезучие – идут на панель.

Запястья разболелись не на шутку. Она зарезала еще шестерых.

> Раньше хозяева использовали ботов, но в Игре с ними борются. Запрячь детишек, чтобы они кликали мышкой, оказалось проще, чем нанять программистов, которые смогут обойти правила. Я давно пытаюсь объединить девчонок – хотя бы потому, что они калечатся на этой работе: играют по восемнадцать часов с одним перерывом на туалет. Некоторые... ходят под себя. Такое трудно выдержать.

> слушай

– напечатала Энда, потеряв терпение,

> не мое дело, жизнь такая. много людей без бабок. я еще маленькая, изменить ничего не могу

> Когда ты убиваешь их аватаров, им не платят.

«No porfa necesito mi plata...»

> Если они гибнут, то теряют дневной заработок. Ты, кстати, в курсе, кто тебя нанял?

Она подумала о саудитах, япошках, русской мафии.

> без понятия

> Я вот тоже пытаюсь это выяснить, Кали.

Теперь все были мертвы. Рэймонд стоял между штабелей трупов.

> Что же ты медлишь?

– напечатал он.

> Уверен, еще увидимся.

Энда отрезала ему голову. Болели запястья. Ужасно хотелось есть. Она стояла внутри гигантского затерянного в лесах коттеджа, и ей еще предстояло в одиночку тащить BFG10K на остров.

– Люси?

– Да, да. Сейчас вернусь. Держись. Я черт знает где...

– Люси, а ты догадывалась, кто сидел в коттеджах? Я об этих новичках, которых мы резали.

– Чё? Не знаю. Ньюбисы. Чьи-то прихвостни. Господи, эти врата...

– Девчонки. Сопливые. Из Мексики. Шьют рубахи за доллар в день. Только они его не получают, когда мы их убиваем. Ничего не получают, вообще.

4
{"b":"7297","o":1}