ЛитМир - Электронная Библиотека

Его взгляд споткнулся о золотые часы на тонком запястье, которые моментально напомнили ему о серебряных часах Эдварда, и настроение еще больше упало.

Когда же она собирается рассказать ему о результатах теста? Джанкарло отпил еще вина и посмотрел ей в глаза. Он был уверен, что она уже несколько дней знает ответ, но почему-то молчит. Пришло время открыть ему правду.

Наталия догадалась, что Джанкарло больше не хочет жить в неведении. Он хотел знать: да или нет. Терпение кончилось, и теперь он ждал, когда она заговорит. Видимо, его не оставляло ощущение, что его поймали на крючок, и такая ситуация ему надоела. Ей пора было отпускать Джанкарло Кардинале на волю, дав ответ на вопрос, который две недели мучил их обоих. Может быть, сразу сказать ему, что он совершенно свободен и ей от него ничего не надо. Это был единственный путь для нее, как бы тяжело ни было расставаться с ним. Но она изначально знала, что прощаться будет нелегко…

Почему у нее такой убитый вид? Откуда эта неестественная бледность, терялся в догадках Джанкарло. И зачем она так долго мучает его?

Вдруг случилось то, чего он так боялся. Неожиданно, без всякого предупреждения Наталия резко встала и пробормотала обычное женское извинение, что ей нужно, мол, отлучиться в дамскую комнату. А в следующее мгновение она покачнулась, глаза закатились, а лицо сделалось мертвенно-бледным.

С ловкостью и быстротой, которую он сам от себя не ожидал, Джанкарло подскочил к ней и подхватил за талию. Забылось все: гнев, раздражение, обиды.

– Как ты? Все в порядке? – взволнованно спросил он.

– Да, – выдохнула Наталия, но Джанкарло видел, что это не так.

Ее била дрожь.

– Ты не против, если мы уйдем отсюда? – спросила она и умоляюще посмотрела на него.

– Конечно.

Обняв Наталию и прижав к себе, он осторожно повел ее к выходу, лавируя между столиков. Многие из сидящих в ресторане с любопытством наблюдали за ними.

Он выпустил Наталию только рядом с гардеробом, чтобы взять ее пальто и потом помочь ей одеться, после чего она вновь оказалась прижатой к нему.

– Ты можешь меня отпустить. Я пойду сама, – сказала Наталия, когда они уже были у самого выхода.

– Нет, – промолвил Джанкарло, и было видно, что он не собирается спорить по этому поводу.

В молчании они добрались до ближайшей стоянки такси, и Джанкарло помог ей сесть на заднее сиденье.

Наталию сначала удивило то, что они поедут домой на такси, но, вспомнив, сколько вина он выпил за ужином, она решила, что Джанкарло прав. Ей даже показалось, что он специально поехал в ресторан, чтобы напиться. Учитывая то, какое у него было плохое настроение в последние дни, это вполне могло быть правдой. Что ей с ним делать?

Она сама весь ужин мучилась, думая о том затруднительном положении, в котором оказалась по собственной глупости. Зачем она позвала его искать часы? Почему не спрятала получше подарок Эдварда? Теперь Джанкарло их видел…

Поздно! Не надо об этом думать. Все равно она не в силах ничего изменить. Наталия устало вздохнула и поежилась.

Джанкарло моментально повернулся к ней, лицо его было встревоженным.

– Я в порядке, – попыталась успокоить его Наталия. Джанкарло промолчал. Он боялся раскрывать рот. Сначала ему нужно было как следует обдумать сложившуюся ситуацию и принять окончательное решение… Черт! Чем же он тогда занимался последние две недели! Разве не перебрал в уме все возможные варианты по нескольку раз?

Нет! Теперь, когда он наконец знает все условия, ему необходимо заново искать ответы. Раньше вопросы были абстрактными и позволяли строить любые предположения, а сейчас все стало предельно ясно…

– Incinta…[1] – пробормотал Джанкарло.

– Что? – переспросила она, не разобрав слово.

– Ничего, – ответил он, поняв, что говорил вслух, но, к счастью для него, Наталия не понимала по-итальянски.

Такси остановилось, Джанкарло заплатил таксисту и молча вылез из машины.

Наталия все еще была бледной. По тому, как крепко се рука вцепилась в его локоть, он понял, что Наталия чувствует себя плохо и боится упасть, не удержавшись на ногах.

Вздохнув, Джанкарло снова обнял се за талию и, прижав к себе, повел внутрь здания. Консьерж встретил их вежливой улыбкой, на которую они оба ответили с большим трудом. К радости Джанкарло, лифт ждать не пришлось, он стоял на первом этаже.

Джанкарло необходимо было побыть некоторое время в одиночестве, чтобы принять окончательное решение.

Наталия тоже молчала. Она положила голову ему на грудь и замерла. Джанкарло мог только предполагать, что она чувствовала в этот момент, о чем думала. Dio! Он и сам не мог до конца осознать тот факт, что их подозрения и тревоги оказались ненапрасными…

О боже! Скорей бы в постель! – повторяла про себя Наталия. Она чувствовал себя отвратительно. Кружилась голова, к горлу подступала тошнота. И хотелось плакать.

– Stai benel?[2] – нарушив тишину, заботливо спросил Джанкарло.

– Что случилось с твоим английским? – недовольно пробурчала в ответ Наталия, стараясь не расплакаться.

– С ним все в порядке, – спокойно ответил Джанкарло.

– Тогда если хочешь, чтобы я тебя понимала, говори, пожалуйста, на нем! – раздраженно заметила она, чувствуя, что уходят ее последние силы.

Двери лифта открылись. Вовремя! Наталия выскользнула из рук Джанкарло и вышла из лифта. Неверными шагами она пошла в сторону спальни, держась одной рукой за стены.

Зазвонил телефон. Наталия остановилась и нахмурилась. Затем она инстинктивно оглянулась вокруг, пытаясь понять, где находится ближайший телефонный аппарат.

– Я возьму, – сказал Джанкарло, быстро направляясь в кабинет.

Наталия не возражала, поскольку не сомневалась, что звонят ему. Она сняла пальто и хотела уже пойти в спальню, но напряжение, прозвучавшее в голосе Джанкарло, заставило ее остановиться и замереть в ожидании. Ему явно сообщили какую-то неприятную новость.

Наступила тяжелая тишина, а потом Джанкарло со всей силы положил трубку на место. Несколько секунд он стоял не двигаясь и смотрел в какую-то точку на стене. Наталия испуганно наблюдала за ним, чувствуя, что произошло нечто ужасное.

Когда он наконец повернулся и пошел в ее сторону, Наталия невольно отпрянула назад, пораженная злобным выражением его лица.

– Джанкарло, что случилось? – обеспокоенно спросила она, удивляясь, почему он молчит.

– Ничего, – бросил Джанкарло, но было понятно, что он лжет. – Мне нужно срочно уйти.

Он быстро прошел мимо и скрылся в кабине лифта, даже не оглянувшись. Кто бы это ни звонил, Джанкарло не имел права вот так убегать, не сказав ей ни единого слова! Конечно, он просто был рад убежать от нее и ожидавшего их неприятного разговора. Теперь он откладывался. Обидно! Сама не зная почему, Наталия хотела как можно быстрее выяснить их отношения. Пора было посмотреть правде в глаза. В задумчивости он вошла в кабинет и села в первое попавшееся кресло, кресло Джанкарло. Что же могло случиться такого, что заставило его броситься ночью сломя голову, оставив ее одну?

Неожиданно Наталия заметила мигающую красную кнопку на автоответчике. Некоторое время она бездумно смотрела на нее, но затем рука сама по привычке нажала на кнопку воспроизведения.

В тот же момент в кабинете раздался испуганный, на грани истерики женский голос:

– Где ты, Джанкарло? Я звоню уже целый час…

Наталия поняла, что это Алегра. Жена Эдварда уже несколько раз звонила в офис, и она запомнила ее голос.

Затем Алегра заговорила по-итальянски, но Наталия услышала, как та несколько раз повторила имя Эдварда. А затем отчетливо произнесла название известной в Лондоне больницы.

Эдвард! С ним что-то случилось, и он сейчас в больнице! Никаких сомнений быть не могло.

Наталия вскочила и бросилась к лифту…

Глава ДЕСЯТАЯ

Джанкарло чувствовал себя отвратительно. Алегра плакала, исступленно хватала его за руки и что-то истерично кричала при этом. Постепенно до него начал доходить смысл ее слов.

вернуться

1

– Беременная (ит.).

вернуться

2

– Ты хорошо себя чувствуешь? (ит.)

21
{"b":"73","o":1}