1
2
3
...
25
26
27

– Да? А еще вчера планировал, как мне лучше отомстить, – заметила она.

– Но даже тогда я не переставал любить тебя. Разве это не считается? – спросил Джанкарло, покусывая ее за мочку уха.

Ей нужно было остановить его, но…

– Ты хочешь мне продемонстрировать дипломатию по-сицилийски? – пробормотала Наталия. – Признаться, она не слишком действенная.

Джанкарло в ответ рассмеялся.

– Я любил тебя даже тогда, когда ты обманывала меня. Ну, например, в кабинете. Ты сказала, что не знаешь шифра сейфа, хотя…

– А почему ты думаешь, что я его знаю? – прервала она его.

– Я слышал сообщение, оставленное для тебя Эдвардом, – усмехнувшись, ответил Джанкарло.

– Поэтому ты и спросил у меня комбинацию шифра? – выдохнула Наталия. – Чтобы увидеть, как я на это отреагирую?

Он кивнул.

– А потом решил увести тебя подальше от сейфа. Пришлось организовывать кабинет здесь, – добавил Джанкарло, озираясь по сторонам. – Знаешь, мне пришлось изрядно потрудиться, чтобы все это организовать за полдня.

– Но почему? – удивленно спросила Наталия. – Почему тебя так интересовали личные бумаги моего отца?

– Ну… – фыркнул он. – Я предполагал, что там лежат, скажем так, доказательства измены Эдварда. Пришлось вскрывать сейф. Но там ничего не было, кроме двух-трех документов, которые Эдвард составлял вместе со мной. Было очевидно, что кое-кому удалось выполнить его поручение и вытащить бумаги из сейфа без моего ведома. И не только бумаги, но и часы работы Фаберже, например.

– Ты думал, что я украла часы моей прабабушки? – Пораженная Наталия уставилась на него. – Эдвард хранил в сейфе документы, связанные с моим рождением, – объяснила она, не видя больше причин скрывать от Джанкарло правду. – Мне удалось забрать их на следующее утро после твоего приезда. Я пришла чуть раньше тебя в тот день. Никогда бы не подумала, что ты способен вызвать слесаря, чтобы залезть внутрь!

– Во мне есть что-то от Макиавелли. Никакими средствами не побрезгую для достижения собственных целей. Я куда-то дел листок с кодом, поэтому пришлось слесарю вскрывать сейф. – Джанкарло смотрел на нее невинными глазами.

– Тебя ничем не остановить, да? – пробормотала Наталия.

– Ты ведь все равно выйдешь за меня замуж, правда?

– Я никогда не говорила, что собираюсь за тебя замуж, – серьезно сказала она.

Вместо ответа Джанкарло поцеловал ее. Это был нечестный прием. Он ведь хорошо знал, как действуют на нее его поцелуи…

– Ты ведь говорил, что о сексе не думаешь, – едва сумела сказать Наталия, сопротивляясь напору его губ.

– Но это еще не секс, – возразил Джанкарло и поцеловал ее в щеку. – Выходи за меня замуж.

– Да что ты заладил одно и то же! Надоело! Приходи завтра с этим предложением! Узнаешь, что я не беременна, и обо всем сразу забудешь. Поверь мне.

– Подумай о том, что здесь будет расти наш малыш, – прошептал Джанкарло, нежно проводя рукой по ее животу. – Если ты еще ее забеременела, мне ничего не стоит исправить ошибку. Ну, ты выйдешь за меня? – в который раз повторил он свой вопрос.

– Я не могу выйти за тебя замуж, – простонала Наталия. – Ты делаешь мне предложение только потому, что хочешь загладить свою вину передо мной.

Джанкарло почувствовал, что Наталия заколебалась. От него требовалось еще одно усилие, чтобы она признала правду: она любит его! Она хочет его! Джанкарло видел, как дрожат губы Наталии в ожидании поцелуя, как в глазах зажигается желание. И бесполезно отрицать очевидное!

– Я люблю тебя, глупенькая! И буду любить тебя и завтра, и послезавтра, и всегда… Скажи мне, что ты согласна выйти за меня замуж! – настойчиво произнес он.

Он нашел нужные слова. Джанкарло понял это по тому, как внезапно потеплели глаза Наталия. И она прошептала:

– Да!

С чувством триумфа и благодарности Джанкарло впился в ее губы, сказавшие наконец заветное слово.

Неожиданно раздался звонок. Что-то недовольно пробурчав по-итальянски, Джанкарло бросил грозный взгляд на телефон. Три часа ночи, кто может звонить в такое время?

– Эдвард, – нервно проговорила Наталия, стараясь выскользнуть из его объятий, чтобы схватить трубку, но он опередил ее.

– Алло! – сказал Джанкарло и напрягся, услышав голос сестры.

– Эдварда невозможно успокоить! – воскликнула та раздраженным голосом. – Он волнуется о своей дочери. Если Наталия у тебя, не мог бы ты передать ей трубку. Пусть убедит его, что ты не пытаешься ее соблазнить.

– Но именно этим я сейчас и занимаюсь, – расслабившись, проговорил Джанкарло и откинулся на подушки, увлекая за собой Наталию. – Честно говоря, ты прервала нас на самом интересном месте. Что? А… хорошо! Здравствуй, Эдвард! Как ты себя чувствуешь? – Помолчав немного, он продолжил: – Извини, что прерываю тебя, но… мне бы хотелось официально попросить у тебя руки твоей дочери. Уж раз ты сейчас позвонил.

– Нет! – воскликнула, приподнимаясь, Наталия. – Не говори ему об этом. Джанкарло, что ты наделал!

– Да, конечно, она согласна. А что ей остается делать, Эдвард! Неужели ты думаешь, что я отпущу ее?

Поняв, что бороться бесполезно, Наталия снова откинулась на подушки, признавая свое поражение. Пусть делает, что хочет!

Наконец Джанкарло положил трубку на место.

– Предполагаю, что он дал тебе свое благословение! – усмехнулась Наталия. – Я права?

– Конечно. И обещал, что через неделю полностью выздоровеет, чтобы самолично сопроводить нас под венец.

– Через неделю? – переспросила Наталия.

А Джанкарло уже вновь обнимал ее и прижимал к себе.

– Боже, как мыс нравится твой запах! – прошептал он, нежно покусывая ее мочку уха.

– Ты сказал, что не собираешься заниматься сексом.

– Я передумал.

– А вдруг я передумаю выходить за тебя замуж?

– Поздно. Я уже всем растрезвонил о нашей свадьбе: и Эдварду, и Алегре. Бросить меня сейчас – значит обесчестить. Такое не прощается.

– И меня ожидает очередная месть по-сицилийски?

– Что поделаешь: вендетта у нас в крови. А семья – святое для каждого сицилийца, – объяснил Джанкарло и снова поцеловал Наталию.

– А если я не беременна? – спросила та, желая, чтобы между ними не оставалось никаких недомолвок.

– Тогда я быстренько сделаю тебя беременной, – прошептал Джанкарло, демонстрируя свою полною готовность заняться этим прямо сейчас…

Утром, когда Наталия сидела на кухне и пила сок, в комнату влетел Джанкарло, который успел уже съездить по делам в офис.

– Ну? – был его первый вопрос.

– Нет, – тихо ответила Наталия. – Результаты отрицательные.

Он остановился, будто ему требовалось время, чтобы осознать смысл сказанного. У нее екнуло сердце: а что, если он возьмет и передумает?

Но в уже следующую секунду она оказалась в его объятиях.

– Дорогая, ты выйдешь за меня замуж? – нежно спросил он, с надеждой заглядывая ей в глаза.

– Ты уже в сотый раз задаешь мне этот вопрос, – хитро улыбнулась Наталия, наслаждаясь своей властью над ним. – Ты уже однажды ответила мне «да», но теперь обстоятельства немного изменились. Поэтому я снова задаю тебе этот вопрос: ты согласна стать моей женой?

Сердце Наталии учащенно забилось, а на глазах появились слезы счастья.

– Да, – прошептала она. – Потому что я люблю тебя больше всего на свете!

– Наконец-то. – Джанкарло улыбнулся. – Вот теперь мы прекрасно понимаем друг друга. И это чертовски приятно. Ты согласна со мной, mia amorel?

Еще бы!

Эпилог

Стоя на балконе, Наталия любовалась океаном, мерцающим перед ней в лунном свете. Прошедший день выдался просто изумительный. Один из самых счастливых дней в ее жизни! Ну, может быть, только день их свадьбы с Джанкарло мог сравниться с ним.

Алессандро появился очень вовремя и принес мир и любовь в их семью. С трудом верилось, что со дня его рождения прошло уже два месяца. Два счастливейших для всех месяца. Для Эдварда и Алегры внук стал последним толчком для окончательного примирения: все обиды сразу были забыты. И они наконец смогли справиться с болью, поселившейся в их сердцах после смерти Марко. Свою нерастраченную любовь они перенесли на Алессандро, во многом похожего на их ненаглядного сына.

26
{"b":"73","o":1}