ЛитМир - Электронная Библиотека

– Здравствуй, Фалла, как твое самочувствие?

– Все отлично, – отмахнулась аналог девушки среди драконов. В дальнейшем так и будем называть среди драконов, аналогично людям – девушки, юноши и тому подобное. Так вот, девушка отмахнулась от Звезина.

– Чего ты меня так отталкиваешь?

Фалла оттолкнулась от края скалы. Звезин, который также расправил крылья и стабилизаторы, последовал за своей «целью»:

– Я не понимаю, что я делаю не так? Что же тебя не устраивает?

Фалла на лету ответила:

– Меня не устраивает не то, что ты делаешь что-то не так. Я вообще ни разу не видела, чтобы ты делал что-то по-настоящему нужное. Можно сказать, ты вообще ничего не делаешь. И знаешь что?

Она резко накренилась влево, когда пролетела над рекой, скольжением по воздуху снизилась, увернулась от дерева, и встала обеими ногами на землю. Звезин также развернулся, спикировал на дерево и приземлился на ветку. Фалла продолжила фразу:

– Вот, знаешь что? Чего я не понимаю? Я не понимаю того, как… Как, имея ТАКОЙ ПОТЕНЦИАЛ, – она показала на голову и всего Звезина рукой, – можно ТАК СИЛЬНО отставать в развитии?

Звезин молчал в ответ. Он думал над словами девушки, он всегда ее слушал и почти до мелочей пропускал через себя ее фразы несколько раз. Фалла вновь оттолкнулась, и затем улетела туда, куда хотела. Звезин же спрыгнул с ветки, оттолкнулся вверх и полетел в направлении храма.

Тем не менее, он пролетел левее храма, где нагнал летящего Ралича. Окликнул:

– Ралич!

Ралич обернулся, немного сбавил скорость. Потом спросил:

– Да, чего?

Звезин поинтересовался:

– Ты сказал, что увлекся дирингом в лесу. Покажешь?

– Диринга? Да я его не найду, что ты думаешь. Дирингов в лесу Сирия мало что ли?

– Думаю, они не настолько мелкие, чтобы их не припомнить.

Ралич отмахнулся:

– Стрекозы тоже не маленькие, но ты их припоминаешь?

Звезин подумал и ответил:

– Примерно.

Поняв, что и Ралич не желает с ним разговаривать даже какую-нибудь 1/24 часть периода окраски древа тика, Звезин сменил курс и стал выискивать среди лесистых гор окрестностей храма дирингов. Хотя он знал, что диринги обычно выгрызают себе ходы внутри стволов толстых деревьев, и там живут, внутри. Поэтому искать их с воздуха – такое себе занятие. Но чем-то же Ралич заинтересовался в диринге, а обыкновенные диринги редко привлекают внимание драконов. Значит, это диринг был непростой…

Тем не менее, он решил оставить в покое лес с его дирингами, потому что древа тика медленно с оранжевого начинали краснеть все сильнее. Надо было возвращаться в храм.

Звезин заложил красивый левый вираж, умело манипулируя хвостом, крыльями и бедренными стабилизаторами. Ускорившись за счет снижения на несколько саженей Лемурийца, он набрал скорость и вскоре оказался на указанной Терриром площадке. Наставник спросил:

– Так, хорошо. Где Фалла?

Звезин вспомнил то, что она ему сказала, и промолчал. Учитывая, что он и вправду не знал, куда девушка делась. Действительно, можно же было спросить, куда она направляется, хотя… Она бы ему не ответила. Да уж, как же можно, имея такой потенциал, так сильно отставать в развитии?

Террир получил ответ от ее подруги Анисатты:

– Ей нужно домой лететь, вы же знаете, что она с другого материка. Ее родители срочно позвали.

– Занятие важное, – сообщил Террир. – Сейчас мы научимся читать с обелисков знания. Программы обучения сократили на неопределенный по длительности срок. Вам всем придется сталкиваться с обелисками куда чаще, чем остальным поколениям. Вы все знаете, где находится ближайший храм хранения знаний?

Все ответили, хоть и хаотично, вразнобой, но понятно:

– Да, знаем…

Звезин молчал. Зачем говорить почем зря? Зачем, когда тебя все равно не услышат, потому что вокруг все скажут точно те же слова?

– Отлично. Развлечемся! Кто прилетит в храм хранения знаний на горе Восхода раньше остальных, получит право первым выйти с обелисками на связь.

Звезин уже примерно знал, как обращаться с обелисками. Ему родители показывали, как надо подключать сознание к псионным структурам ядер этих продолговатых, выставленных вертикально и словно подвешенных в воздухе, конструкций. Эта технология была давно изобретена Лемурийцами и перенята после людьми. Например, Подчинители используют для хранения оперативных данных абсолютно идентичные конструкции. Суть в том, что нужно подойти к обелиску, затем своей Сущностью проникнуть к ядру, и постараться развернуть на физически неплотных уровнях узлы сеток данных из скоплений первичных материй в виде гаравитационных нитей. Из-за такого механизма, состоящего из материй, он получил название «материца», или «матрица». Матрицей можно назвать почти любую материальную структуру, преобразующую потоки материй. Эта матрица знаний открывает доступ к различным частям информационного поля для тех, кто еще не достиг необходимого уровня для прямой связи с информационным полем.

Тем не менее, Звезин все-таки хотел одним из первых закрепить эти навыки извлечения из обелисков информации, а потому решил не медлить. Когда множество драконов взмыли вверх на своих крыльях, и кучей полетели в нужную сторону, Звезин припомнил, что дедушка как-то рассказывал ему про способ быстрого полета.

Основная проблема драконов в перелетах в пределах воздушных слоев Земель – это силы сопротивления воздуха. Способов избежать его есть несколько.

Например, можно расщепить на первичные материи свое физически плотное тело, тогда воздух будет представлять из себя лишь набор сверхмелких гаравитационных полей. Необученные навыкам особого искажения пространственных тканей Сущности перемещаются со скоростями, которые не могут превысить скорость света, потому что Сущность – это особая форма гаравитационного искривления, а гаравитационные возмущения перемещаются с максимальными скоростями, аналогичными другим искажениям – частицам света. Чтобы перемещаться быстрее, надо изменить структуру гаравитационного эфира, а это непросто – далеко не все взрослые драконы на такое способны. Да и все материи, которые получатся после расщепления, надо хранить внутри Сущности, иначе потом есть шанс навсегда лишиться физической оболочки, которая как раз и питает Сущность материями через расщепление пищи. Нет питания – нет материй – нет Сущности. Все просто и циклично. А еще, затем надо собрать оболочку из материй вновь, что еще труднее.

Второй способ – окружить себя плазмой. Однако касания плазмы нужно избегать, либо же уметь быстро залечивать свою оболочку, а эти навыки имеют родство с манипуляциями материями, которые уже позволят и тело расщепить при должном усердии в освоении. На поддержание плазмы уйдет тоже немало сил, и не факт, что расщепить и собрать тело не будет менее затратно.

И, наконец, можно изменить гаравитацию перед собой. Чтобы воздух «расступался», и не оказывал сопротивления. Это самый простой способ, и им Звезин владел по результатам уроков дедушки не в совершенстве, но и не был полным «чайником», как сказали бы некоторые Мидгардовцы.

Правда, не один он владеет такими умениями. Из общей кучи, всячески, подобно самым простым птицам, пытающихся грубой силой обогнать друг друга драконов, отделился отряд из четырех Лемурийцев, которые быстро нейтрализовали значительную часть силы сопротивления без утраты подъемной силы крыльев и стабилизаторов. Они рванули так, что за ними никто не успевал. Звезин был в этой стае одиночкой, который летел поодаль. Он специально снизился до крон деревьев и летел, плавно огибая препятствия. Воздух сумасшедшим поток обтекал его крылья, толкая дракона вверх. Вот он сначала увернулся от трех деревьев, потом снизился еще, подобно экраноплану, проскользнул над гладью реки, затем пошел выше, так как впереди возвышались горы. Горные ветра опасны для неопытных Лемурийцев, Звезин набрал высоту выше них. Ветер навстречу усилился, он доносил шум моря до слуха Звезина.

Вот и храм хранилища знаний. Молодой дракон был почти уверен, что он один из первых. Но оказалось, что жизнь его тут решила щелкнуть по носу – он оказался одним из тех, кто в его глазах был почти последними – он прилетел третьим. Медленно отпустив клин тяготения, он развернул тело вертикально, создал легкую ударную волну и приземлился на площадке храма, встав на обе ноги. Крылья сложил на спину, прижал к ногам стабилизаторы, мотнул хвостом, сложив его кончик из рулей высоты и направления в обычный хвост. Террир уже ждал всех там, потому что он знал, как перемещаться без физически плотной оболочки. Где находилась остальная куча, даже интересно не было: то, что первая четверка пролетела за несколько тысячных частей периода свечения древа тика, остальные, видимо, будут лететь не меньше десятой его части.

3
{"b":"730053","o":1}