ЛитМир - Электронная Библиотека

Наставник сообщил:

– Что же, начнем. Пока вы научитесь, остальные доберутся до места. Первым пойдет Матир, он первым прилетел.

Суть процесса ясна. Ушло немало времени, и когда Звезин уже научился с помощью Террира пользоваться обелисками, брать из них информацию и добавлять в них ее, прилетели остальные. Террир лишь еще раз напомнил, что в следующий день занятие практическое, и начальным боевым навыкам молодых драконов будет учить не он, а Валис – дракон из Защитников.

Глава 2. Анисатта

После занятия Звезин вернулся к тому месту, где искал диринга. Его не отпускала мысль, что он его мало того, что найдет, но еще и узнает нечто если не важное, то, по крайней мере, интересное.

Дракон спустился на землю, сложил крылья и стал продираться через густые заросли. Сверху протрещала крупная стрекоза, а один из дирингов внезапно прогрыз ближайшее к Звезину дерево и сам испугался, внезапно увидев перед собой дракона. Послышался неприятный треск и шелест листвы многочисленных лиан желто-коричневой яркой контрастной окраски.

– Ляния? – вдруг вслух вырвалось у Звезина. Он быстро отступил к дереву, и размял крылья. Приготовил хвост.

Ляния – это крупная многоножка. Для нас проще было бы представить сколопендру, которая размерами метров под 20. Эти монстры на земле стояли на вершине пищевой цепи, и драконы могли оспаривать их право на полное подчинение остальной фауны себе лишь благодаря тому, что они умели летать чуть ли не с рождения. Зеленое ядовитого цвета туловище лянии было гибким, она довольно быстро могла одним концом своего тела достать до примерно трети тела с другой стороны. Это позволяло ей в случае атаки сзади быстро поразить врага крупными челюстями, а если противник окажется на голове – использовать сзади яйцеклад в качестве оружия возмездия.

У дирингов были мощные жвала, которые способны прогрызать отверстия в древесине, но на этом и легком панцире их «оружие» заканчивалось. У дирингов не было ни единого шанса противостоять лянии.

Звезин сначала вжался к дереву, стал вскарабкиваться. И тут огромная многоножка резко выломала целый куст лиан, и громко пронзительно зашипела, вибрируя своими страшными черными челюстями, способными быстро прикончить даже бронированного врага или рассечь надвое ветку диаметром в четверть сажени. Звезин оттолкнулся, взмахнул крыльями, расправил стабилизаторы на бедрах, хвост пока поджал. Наглое насекомое быстро вскарабкалось на дерево, отогнулось и чуть не схватило Звезина на ногу. Последний сам не понял, как сделал это, но он создал плоскую ударную волну, и перепад давления сильно щелкнул по аналогу морды у лянии. Та скрючилась от удара и упала с дерева вниз.

«Да, тут дирингов пока искать не стоит», – подумал Звезин.

Таким специфическим образом удрав от лянии, Звезин вновь взмыл над кронами, опустил глаза вниз и стал высматривать пораженные дирингами деревья. Как ни странно, он нашел одно зонтичное древо, высокое и с широкими листьями сверху, заслоняющими солнечный свет, которое уже почти загнулось от деятельности древесных тараканов. Приземлившись на одну из его нижних ветвей, Звезин тут же понял, что зря это сделал: ветвь оказалась в труху прогнившей, и потому моментально рухнула вниз, издав гулкий звуковой импульс удара о землю и разрыва лиан. Понятно, что дракон не самым удачным образом приземлился в эти самые лианы.

Потом, откуда ни возьмись, прилетел яркий белый плазмоид, ненароком затрясся и взорвался около дерева так, что у последнего отделилась и рухнула вниз другая ветка. Но и на этом не закончилось: от взрыва испуганные диринги, засевшие было внутри ствола, гурьбой выскочили из него, и продырявленное ослабленное прогнившее дерево, не выдержав собственного веса, стало само целиком падать в сторону Звезина, который вдобавок запутался в лианах.

Инстинкт самосохранения вновь мобилизовал Сущность, произошел новый сброс материй, создав гаравитационную оплеуху. Лианы разлетелись на ошметки, Звезин оттолкнулся, взмахнул крыльями и смог избежать попадания под обломки дерева.

– Ай!.. Не удержала… – послышался голос явно молодой Лемурийки из леса со стороны упавшей кроны. Звезин услышал его и подлетел в ту сторону, откуда этот голос раздался. Он там увидел уже знакомую девушку, с которой раньше вместе учился. Приземлился рядом и сказал:

– Здравствуй.

Та тут же ответила:

– Привет. Что ты тут делаешь?

Звезин тут же и выдал:

– Момент ловлю. Не каждый день в лесах я встречаю знакомую, которая взрывает рядом со мной плазмоиды и роняет на меня древа.

– Знаешь что? – не выдержала девушка, – Отстань от меня.

С этими словами дракониха расправила свои крылья, стабилизаторы на бедрах и хвосте, и быстро удалилась. Звезин и вправду ее узнал. Ее звали, как и подругу Фаллы, Анисаттой.

В отличие от Фаллы, у которой тоже была длинная головная косма, аналог волос у людей, стройная фигура (как и у всех драконов-Лемурийцев в этом положении), эта Анисатта была красавицей не только в глазах Звезина и нескольких окружающих юношей-Лемурийцев. У нее были более яркие глаза зеленоватого оттенка, хотя сама она была красно-черной, скажем так, масти. И была общительной, но не в этом случае.

Да, у Звезина была репутация ниже плинтуса. Частично это его раздражало: он постоянно накапливал информацию и нечто создавал, пусть и не совсем материальное, но это все никому было не нужно, а кто-нибудь другой запросто получал полное уважение и внимание за нечто, что и половины от создаваемого Звезином не составляло. Так выглядел мир в глазах Звезина, и тут у него в чувствах мешалось нечто среднее, между осознанием собственной уникальности и завистью.

Почти сразу за Анисаттой он поднялся в воздух. Теперь он понимал, почему диринг вел себя странно: это Анисатта практиковала плазмоиды. А он еще думал, что за звуки иногда слышны с площадки храма. Использовав гаравитационное раздвигание воздуха, Звезин демонстративно перед Анисаттой пролетел и обогнал, создав вокруг легкую волну турбулентности. Та, понятное дело, подумала: «Что за идиот? Вроде такой уже умный и многое может, а по назначению свои умения не использует…»

Долетев до своего поселения, где жил, – крупнейшего поселения Су – Звезин избежал встречи в воздухе с другими драконами и приземлился на площадку своего дома.

Лемурийцы жили в специфических землянках, входы в которые были оформлены в виде автоматических дверей. Это была дань прошлому, когда драконы еще жили в пещерах. Часто поселения располагались именно в скалах, и там уже землянки не требовались: террасы и автоматические двери внутрь располагались на склонах одна под одной. Ближе к вершине террасы становились балконами. По краям росли лианы желто-коричневого цвета, ярко отливающие на Солнце, и молодые пальмы, напоминающие крупные многоярусные цветы зеленого цвета с желтым верхом. Все эти растения уже при жизни Звезина были взяты из сирианских лесов. Когда они вырастали такими, что каменные вазоны становились им малы, их высаживали обратно в лес.

Войдя в автоматическую дверь, которая за ним закрылась, Звезин понял, что ни отца, ни матери дома нет. Значит, полная свобода действий в пределах разумного. Он подошел к обелиску, что располагался в общей комнате напротив входа из конца коридора, и попробовал к нему подключиться. Надо сказать, ему это удалось.

Лемуриец начал «листать» узлы информации в матрице семейного обелиска. История заселения Сирия – знакомо, мироустройство – в тех узлах нет ничего нового, Асса за Мидгард – а вот это интересно. И тогда дракон решил посмотреть эти фрагменты матрицы, связанные с Мидгардом.

«Название «Мидгард» расшифровывается как «пограничный мир» или «пограничная стража», оно было придано этой Земле как единственному обитаемому миру, сознательно населенному Разумом в условиях, когда он пересекает при движении Солнечных систем Рубеж – линию фронта войны между Темными Змеями и их противниками, всячески противостоящими космическому паразитизму. Размеры мало-средние, вода покрывает около 4/5 поверхности, относительная мощность воздушного слоя высокая.

4
{"b":"730053","o":1}