ЛитМир - Электронная Библиотека

— Слушай, а ты крепкий, основательный. Мне кажется и лицо твое знакомо. Ты случайно вольной борьбой не занимался?

— Нет. Только тайским боксом.

— Тайским… Ох, блядь! А фамилия твоя Баро?! Точно Ян Баро! Ты ведь чемпион области в полу-тяже?!

Глаза всех моих друзей запылали восторгом.

Меня окончательно взбесило то, что теперь этому гаду столько внимания на моем празднике.

Конечно, в глубине души меня поразило то, что он занимался профессионально спортом. Теперь понятно откуда у этого голодранца такая охренительная фигура и рельеф мышц, которому могут позавидовать все присутствующие парни.

— А тренер у тебя кто? — спросил Марик, укладываясь локтями на стол, чтоб стать ближе к Яну.

— Денис Подчеренко, — лениво ответил Баро и обернулся ко мне.

Я по-прежнему стояла возле стола, не решаясь сесть.

Он медленно просканировал мою фигурку в легком голубом платьице с ног до самой груди. Я вмиг покраснела от стыда и воспоминания, как он всего пару часов назад сжимал мои соски, сдернув лиф именно этого платья. Кажется, Ян тоже вспомнил. Потому что дымящий похотью взгляд стал совсем густой и тягучий.

Он порывисто взял меня за руку и дернул к себе. Я бухнулась на кресло, впечатываясь в его бок.

— В ногах правды нет, именинница! — хрипло проговорил он, — Вечер только начинается…

Глава 15

— Линка, идем танцевать, — заливисто хохоча, пьяные подруги в обнимку поползли на танцпол.

Марик с Денисом переглянулись и сразу ринулись за вертящимися попками подруг.

Я порывисто дернулась встать следом. Цепкие лапы цыгана схватили меня за локоть и дернули обратно.

— Сиди, принцесса. Ты мне должна за подарок, — склонившись ниже пророкотал ненавистный голос.

— Что ты себе позволяешь, ненормальный?! Мало того, что вторгся на мой праздник, так теперь еще и хватаешь меня, как вещь…

Поток моей брани был запечатан стремительно и жестко. Хмельной поцелуй Яна закружил голову. Мужчина впечатал мое лицо в себя, обхватив скулы и подбородок жесткими ладонями. Я успела упереться руками в его грудь. Попытки оттолкнуться не увенчались успехом.

Ян, чертов цыган, как голодный дикарь накинулся на мои губы и терзал их так умело, что я начала задыхаться от его пожирающей страсти.

Теряя себя в сладких тягучих, как медовая патока поцелуях, я прикусила его язык, когда он начал таранить мой рот. Ян злорадно усмехнулся и с силой схватил зубами мою нижнюю губу. Я вскрикнула, когда металлический привкус крови заполнил мой рот.

Все поплыло. Глаза сами собой закрывались.

Острый, как опасная бритва, язык скользил уже безпрепятственно по моему. Порабощал меня лютой зверской жаждой. Каждым своим нападением выбивал мягкую почву из под ног.

Веки оказались слишком тяжелыми под натиском такой чудовищной волны наслаждения. И к своему стыду, я их расслабила и прикрыла. А еще тихо застонала от наслаждения, когда Ян чуть отклонился, а затем снова начал вылизывать мой рот изнутри, как ванильное эскимо.

Мысли затухли от потока ощущений. Все было пошло и дико. Так греховно и грязно. А при этом удивительно правильно и желаемо.

Ян сбавил натиск и упивался моей капитуляцией. В приглушенном кроваво-красном освещении клуба, в мигающих стробоскопах от сцены, в крепких объятиях мускулистого мужчины, я утопала. Увязала в смоле возбуждения все глубже. Казалось, что я уже давно под толщей черной похоти.

Низ живота сводили судороги. Грудь набухла и тянулась к рельефному твердому торсу этого негодяя — воришки, в который раз без спроса завладевшим моими чувствами и эмоциями.

Ян Баро — человек не моего круга. Отец никогда не одобрит его. Скорее убьет в тот же день, как узнает, что он позволил сделать с любимой дочуркой.

Столько факторов против…

А я так глупо принимала его поцелуи. Не вырвалась из капкана твердых рук, когда он меня легко вздернул вверх и усадил к себе на колени.

Мои бедра обхватили его. В промежность уперлась каменная эрекция. И я снова застонала, когда ладони Яни отпустили мое лицо, лишь затем, чтоб придавить под платьем мою попку к своему стояку.

— Маленькая сучка. Хочу тебя, — покусывая мои губы, рычал Ян совсем не человеческим голосом, — Хочешь потрогать, как сильно?

Я не успела ничего ответить, потому что он снова засосал мой рот и развратно проник языком к небу.

В этот момент он перехватил мою ладонь, что уже не отталкивала его, а судорожно сжимала ткань футболки, и тут же бахнул ее себе на ширинку и придавил. Начал потирать по всей длине выпирающего члена.

При этом второй рукой до боли сжал голую ягодицу под платьем.

Я с ужасом осознала, что безудержно теку на этого цыганского беспризорника. И не просто теку, а нуждаюсь в том, чтоб он что то сделал со мной. Помог унять пожар, что обжигал мою киску, заставлял ее сочиться соками желания. Была бы я сама, я бы с легкостью довела себя до финиша пальчиками. А так, этот гад был рядом. Так близко. Так тесно.

Все происходило на пике эмоций. На острие самого наточенного клинка. Его язык, его пальцы, его член под моей ладонью. Все вкупе создавало безумную картину яркой страсти.

Крупная дрожь сотрясала мое тело. Мышцы словно выворачивало и наматывало на катушку между ног. Мои бессовестные пальцы обхватывали через плотный джинс его ствол. Толстый и длинный. Даже ткань не могла скрыть его нехилый размер.

— Давай помогу, — прохрипел Ян, и ловко просунул свободную руку под мои кружевные бикини.

В этот момент на меня нашло запоздалое прозрение. Я поняла, что он меня не удерживает. А его язык, как лезвием повел полосу по моему подбородку до ямочки под шеей. Он пошло лизнул меня и утробно прорычал, резче толкаясь членом в мою ладонь.

— Сожми его сильнее. Сожми, блядь! — рычал он раздраженно, когда я зависла и хотела убрать руку.

В этот момент его большой палец под трусиками надавил на возбужденную жемчужину, и я прогнулась ему навстречу с громким стоном.

Мысль бежать от него прочь снова была утеряна в воспаленном сознании. Его пальцы под платьем творили невообразимо развратные вещи. Он умело развел набухшие губки в стороны и проскользил по центру. До него там не касался ни один другой мужчина. Только я сама, под душем или в кроватке под одеялом.

А сейчас в ночном клубе, в випке в которую в любой момент могли вернуться друзья и рассказать все Саве, нищий цыган, воровавший еду из моего дома, грязный беспризорник, именно он добрался первый до самого сокровенного места в моем теле. И при этом, я, как марионетка, последовала его указаниям и сжала сильнее его член. В порыве бушуюшей страсти, я водила пальцами по всей длине его скрытого одеждой органа в такт с его настырными пальцами, протыкающими мое лоно.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Расстегни ширинку. Достань член, — прикусив мою шею, хрипло приказал он в волосах.

— Я… нет… — единственное, что я могла озвучить между стонами.

— Ты — да! Доставай и бери в руку. Иначе накормлю тебя им, — зло прорычал возбужденный до безумия мужчина.

— Ты не посмеешь, — совсем тихо пискнула я.

Ян чертыхнулся и вытащил руку из моего белья. Я позорно захныкала и невольно дернулась бедрами вперед. А этот развратник сразу обмазал мне губы моей же влагой. Провел пальцами по контуру, проследил мерцающим черным взглядом за своими действиями и протолкнул указательный и средний пальцы мне в рот. Надавил на язык, заставляя вкусить солоновато пряный вкус собственного возбуждения.

— Попробуй, сучка, как ты течешь. Хочешь кончить? Говори принцесса! Пока во рту только пальцы… Я научу тебя быть покладистой для меня, — с этими словами он второй рукой собрал мои волосы в кулак и сжал до боли в затылке.

Он продолжал елозить пальцами в моем рту и неотрывно смотреть, как фаланги погружаются до самого горла. Он словно гипнотизировал меня, порабощал. Беспринципным взглядом, внешним брутальным видом настоящего самца, своими развратными действиями.

17
{"b":"730452","o":1}