ЛитМир - Электронная Библиотека

Но милая брюнетка сразу запротестовала:

— Нет, нет. Меня провожать до спальни точно не надо. За меня не переживайте. После клуба меня отвезет домой знакомый.

И тут же она густо покраснела. На все расспросы Стеллы прятала лицо в фужер с шампанским и мечтательно улыбалась. Похоже, наша тихоня Нинка тоже влюбилась в какого то мистического персонажа.

— Я тебя проведу до спальни, Ангелочек, — подмигнул мне Ян, снова напоминая, чем мы занимались в отсутствие друзей.

— Ну уж нет, не надейся. За мной заедет папин охранник. И вообще, постарайся больше не появляться на горизонте и исчезнуть из моей жизни, — грубо буркнула я, отсаживаясь подальше.

Ян расселся на мягком диване, как арабский шейх. С наглой ухмылочкой добавил:

— И не мечтай, принцесса. У нас есть еще пару незаконченных уроков. Я с готовностью стану твоим учителем…мой Ангел!

Глава 16

Габриэла.

Орлов смотрел на рыжую красавицу с нескрываемым восхищением. Прошла всего неделя в "Медее", а Габи уже снова в строю. Настоящая боевая единица с роскошными буферами, а не женщина! Рыжая ведьма!

- Я сам могу справиться. Тебе лучше отлежаться в койке. Орест не против, что б ты взяла еще неделю отпуска, — попытался он, заведомо зная, что это бессмысленно.

Девушка тряхнула огненной копной, словно костер распалила.

- Какие указания по Судье и операции "Инферно"? — холодно спросила девушка с раздражением разглядывая себя в больничное зеркало. Она уже успела переодеться в строгий брючный костюм, затянувший ее фигурку в дудочку.

- Ну, раз здесь голяк, и мы ничего не узнали в этой клинике, то есть зацепка в национальном универе.

Дмитрий выудил из внутреннего кармана пиджака телефон и скинул на ее мобильный все данные.

- Именно в университете учились все погибшие студентки… — пробормотала Габриэла, всматриваясь в объяснительные и отчеты спецов под прикрытием.

Жаль, что в частной клинике, где она провела неделю, ничего не законного не удалось обнаружить. Пронырливый и хитрый владелец Яков Израилевич чист и прозрачен, как стекло. Достоверно известно, что в его особняке организовывались развратные оргии с участием студенток. Но вместо жалоб от них, все слышали лишь восхищенные отзывы. Судья щедро сыпал монетами, любая девка мечтала попасть в его бассейн с карпами и быть обласканной самим владельцем "Медеи".

— Ну что ж… Университет, значит, — вздохнула рыжая красавица. И не сдержалась, спросила, — Когда Орест Маркович вернется из командировки?

Дмитрий приосанился и подступился на шаг, блестящие глаза альфача непростительно похотливо просканировали аппетитную фигурку сотрудницы.

- Габриэла, если ты скучаешь, могу предложить свои услуги.

Девушка фыркнула, как кошка. Подхватила сумочку и всунула маленький пистолет в кобуру под пиджак.

Не реагируя на Орлова, вышла из палаты ровным шагом.

* * *

Габи с интересом оглядела коридор универа — приличный ремонт здесь не делали лет десять. Зато на самом видном месте сверкала показухой для первокурсников доска выпускников.

Разумеется — все устроились блестяще. Вот только за все годы работы ВУЗа этих счастливых мордашек набралось едва ли на дюжину. Половину Габи знала лично — детки местных шишек.

А куда же делись сотни остальных выпускников? Ай-яй, как некрасиво со стороны такого уважаемого ректора сравнивать палец с копьем в длину.

Впрочем, большинство ректоров гуманитарных ВУЗов, которых знала Габи, именно этим и занимались. Разожравшиеся гады зарабатывали авторитет тем, что засовывали под свои блатные зады все таланты. Молодежь ещё верила в романтику, обещания начальства и прочее светлое будущее.

Габи подошла к деканату. Дверь с табличкой "Степан Самуилович Доторговский" привлекла ее внимание. Но особенно был интересен звук девичьего голоса и хрип надменного борова. Габи поправила кобуру и приникла ухом к просвету в двери. Обернулась в коридор — у приличных студентов пары, нежелательных свидетелей ноль.

Что же эта девчонка делает в кабинете и от чего там шорох и возня, будто они в теннис играют, швыряя друг друга о стены.

Биографию Доторговского Габи успела изучить по дороге к университету. Ничего интересного.

Очередной ректор, наверняка трахающий студенточек и училок из тех, кто посочней. И вот одна из жертв его безграничной власти снова подала голос:

— Подождите, Степан Самуилович, — раздался звонкий протест бойкой студентки. — Но вы же сами сейчас на лекции рассказывали, что современная методика должна предоставлять… ммм… полный набор упражнений для любого педагога! Для работы с классами любого уровня подготовки!

— Конечно, а что вас так смущает, Алиса? — мягким тоном ответил ректор, но в глубине его голоса Габи сразу уловила раздражённые нотки. Не привык отвечать на вопросы перед девками — они должны внимать каждому слову не думая. И если он скажет, что заяц — это птичка, то бегом залазить на верхушку дерева. А если заявит, что лучшая студентка курса — его личная вещь, она должна с покорностью подставить задницу. Гордясь такой высокой честью!

— Но в упражнениях, какие вы нам показывали, этого нет! — хм, а девочка огонь, оказывается.

"Давай, солнышко, помоги мне немного. Мне нужно собрать побольше информации про этого мудака. Орест Маркович не отправил бы меня сюда просто так"- подумала Габи, затаив дыхание, что б не упустить ни одного слова.

— Во-первых, эти задания написаны какими-то гениями, потому что видно по сложным установкам — упражнения смогут выполнить только лучшие студенты курса. И то не без помощи репетиторов! Да и то не факт!

— Алисочка, вы слишком гиперболизируете мои слова, — голос стал жёстче. — Уникальность моей методики в том, что по моим учебникам показывают потрясающие результаты. В этом вы все убедились, посмотрев обучающее виде…

— Но они все работали с репетиторами! А не только по вашим учебникам! Вы же сами просили нас смотреть на вещи критически. Получается, в отношении к вашей методике критический анализ неприемлем?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Алиса, послушайте внимательно всё, что я говорил: правильная методика в сочетании с трудом грамотного педагога обязательно даст результат. И если других вопросов нет…

— Но подождите, Степан Самуилович! Какой результат, если все эти студенты занимались дополнительно ещё по несколько часов в неделю с репетиторами? — настаивала девчонка.

Упертая, отметила Габи, видно заучка или отличница. А скорее всего староста, отстаивающая права одногруппников.

- Это не нашло отражение в вашей лекции, поэтому…

— Алиса. Моя методика гениальна, потому что я так сказал, — мягкий голос резанул слух металлом, словно он решил забить словами гвозди в светлую голову настырной студентки. — Я так сказал. А значит — это истина. Всё. Больше вам не о чем думать. И вообще, Алиса, вам давно пора вернуться в свою группу на пару. Нам больше не о чем говорить.

О-о! Шикарный пациент. Габы прищурилась с ухмылкой. Заслышав недовольное сопение студентки и звук приближающихся шагов, отошла в сторону от двери. Подождав, пока студентка выйдет из аудитории, проскользнула внутрь.

— Степан Самуилович? Анастасия Одинцова, специальный агент службы по борьбе с коррупцией и должностными преступлениями, — она отрепетированным движением показала липовую корочку, не без удовольствия заметив, как затряслись щёки у этого напыщенного индюка.

— Здравствуйте. Меня уже арестовывают?

— Надеюсь, что ответами на вопросы вы избавите меня от этой необходимости.

— Тогда пройдёмте ко мне в кабинет.

Габи намеренно пошла впереди, завлекающе покачивая бёдрами. Взгляд старого ловеласа скользнул по её тугим ягодицам, пощупал их, словно выбирая самый спелый арбуз, затем облизнул ложбинку между ними явно профессиональным движением глаз. Настолько профессиональным, что Габи не оборачиваясь почувствовала отвращение.

19
{"b":"730452","o":1}