ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

— Спокойной ночи, доченька. Помни о моем предложении, — он подмигнул мне и вышел. Я проследила за ним, когда он закрывал дверь. И мне стало окончательно дурно, когда он облизал пальцы, которыми собрал сок моего возбуждения с покрывала!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

* * *

Яков посмотрел на собравшуюся публику — богатейшие чиновники и бизнесмены, его гости, сулили ему немалую прибыль. Деньги лились рекой со всех источников, как из рога изобилия. Но Судья давно не мог насытиться и получить должное удовлетворение.

Все время хотелось большего. Неутолимый голод изматывал…И дело не только в жадности!

Его Ангелина повзрослела, стала совершеннолетняя и уже даже пахла, как женщина.

Яков всерьез начал раздумывать над тем, что б признаться желанной девушке, что она не дочь ему.

А что потом?!

Расторгнуть брак с Савой и… трахать молодое сочное тело! Каждый день, каждый мучительный час. Она ответит за все его голодные ночи, когда он в тайне входил к ней в спальню и приоткрывал одеяло, алчно разглядывал аппетитную попку, сформировавшуюся грудь в хлопковых лифчиках. И трахая заказанных девственниц блондинок, представлял на своем члене…Ангела!

— Яков Израилевич, вы ведь пришлете мне приглашение на "Инферно"? — хозяин замка обернулся на звук женского голоса. Дарина Голицина, его протеже в университетской среде, смотрела на него молящими глазами на рыхлом лице. Противная баба, но хваткая как питбулиха. Незаменимая пешка в его игре с правительством.

— Конечно, как я могу обделить вниманием столь очаровательную даму, — холодно произнес Судья.

Обернулся на лестницу. Там его Ангелина, в девичьей комнате. А ему предстоит развлекать городской бомонд и зарабатывать очередные миллионы в казну…

Глава 22

Ангелина в который раз набирала номер лучшей подруги. Родители Нины Ткачук заявили в полицию о пропаже девушки сразу после Дня Рождения. Девушка не выходила на связь, пропала со всех радаров. Ангелина со скорбью и дрожью в сердце ежедневно листала криминальную хронику, но никак не могла найти официальные сведения…

Что же случилось с хорошей девочкой Ниной…Неужели она стала очередной жертвой городского маньяка?!

* * *

Ранее. События после Дня Рождения Ангелины.

Нина Ткачук.

Ладная брюнетка на веселе выпорхнула из "Греха" и полетела в сторону тонированной Тойоты. В груди билось радостное возбуждение.

Нет. Не от встречи с водителем. Его-то она ненавидела всеми фибрами своей души, в особенности за то, что этот жирный урод делал с ее телом. Девушку радовало другое.

Его обещания. Благодаря влиятельному любовнику она планировала добиться многого в столице. Выбиться из среднего класса, в котором ее сдерживало положение родителей — простых преподавателей с нищинским окладом.

Нина считала себя умной девочкой. Кроме того прагматичной и целеустремленной. Ей уже удалось добиться перевода на бюджет и повышенной стипендии. А все благодаря преподавателям, которые тянули за уши ее оценки и повышали баллы на экзаменах до отличного результата.

Спасибо водителю Тойоты…

— Здравствуйте, Степан Самуилович, — кокетливо проговорила девушка, усаживая попку в коротеньком платьице на переднее сиденье.

Грузный мужчина далеко за сорок, с округлой лысиной в обрамлении вьющихся редких волос, обернулся к девчонке и в его по свинячьи маленьких глазах загорелось пламя похоти. Степан просканировал и худые коленки и тоненькие бедра, которые Нина стыдливо свела вместе под тяжестью его взгляда.

Корсетное черное платье подчеркивало соблазнительные изгибы молодой сочной фигуры девушки. Грудь призывно выпирала покатыми полушариями в декольте платья. Финишем осмотра похотливого развратника стали алые губы малышки. Толстяк невольно облизнулся, зависнув на персиковом лице молоденькой студентки.

Хотелось эту сучку извалять в своих грязных фантазиях. Воплотить с ней все греховные замыслы, которые он не мог провернуть дома с женой.

С Ниной Ткачук можно было все. И вдалбливать ее тонкий стан в матрас своим членом, желательно через тугую задницу. И кончать ей в рот, забившись в молоденькое не растраханное горло, пока его сперма не пойдет у малышки через нос. И, конечно, издеваться самыми замысловатыми способами, вгоняя в ее розовую щель дополнительные вибраторы.

Нина послушная. Нина его купленная шлюха. С Ниной можно все!

Ведь девчонка зависит от его милости и подачек, а значит, желает угодить любимому ректору.

Степан Самуилович старался не смотреть студентке в глаза. Только в них он мог разглядеть истину. Ненависть и отвращение к нему, жирному борову — извращенцу. Осознание этого сразу остужало пыл Степана. Член итак последние годы вставал с трудом и нуждался в более извращенном сексе. Так что заморачиваться о том, что чувствует его очередная глупая кукла он не желал.

— Нина — Нина, Ниночка, — потянул он слащаво, уже мысленно имея малышку и выдумывая ей новые пытки.

— Вы извините, что я так задержалась. У подруги был День Рождения, — сглотнув ком отвращения от пошлых интонаций ректора, виновато проговорила девушка.

Убедила свою головушку, что весь этот кошмар просто игра. Она талантливая актриса. Необходимо отснять еще пару постельных эпизодов и падкий на студенток мудак, заинтересуется другой жертвой. А ее оставит в покое. Зато повышенная стипендия и красный диплом будут для нее лучшей наградой. Оскаром за главную роль.

— Сегодня прокатимся, детка. Хочу познакомить тебя с моим товарищем, — снова лизнув губы, проворковал развратник.

Нина заметно напряглась на последних словах ректора.

Одно дело трахаться с вялым толстяком за диплом и плюшки в виде денег на карту после секса. А совсем другое, если этот хлыщ решил подложить ее под всех своих дружков.

— Я…я сегодня не могу. Родители уже звонили, нервничают. Вы лучше отвезите меня домой, — с дрожью в голосе проговорила Нина, и нервным движением заправила выбившуюся прядку за ушко.

Степан придавил педаль газа в пол. Расстегнул натянутую на животе пуговицу пиджака.

Бегло глянул на свою студентку. Совсем не по доброму.

— Ох, Ниночка. Ты еще совсем ребенок, — с лицимерной ухмылкой сказал он и демонстративно потер член, что начал подавать признаки жизни. Да, Нина малышка для него. Запретный плод для педофила. Жаль, что ей уже девятнадцать. Старовата…

— Хочу-нехочу. Кто ж тебя спрашивает, девочка?! Из нас двоих взрослый и умный ректор — я. А значит, если тебе нравится жить в лучшей комнате общежития и получать повышенную стипендию, то логичнее и правильнее слушать старших.

Степан потянулся к сжатым кулачкам девочки и перехватил ее руку. Бухнул ее на свою ширинку, заставляя наглаживать его мерзкие яйца всю дорогу.

Нина не отдернула руку, не желая злить и разочаровывать важного человека. Покорно перебирала дрожащими пальчиками по ткани брюк в паху мужчины.

— Я вот тебе говорю, Ниночка, а ты, глупенькая, не слышишь. Говорю-говорю, а ты точно дура деревенская, игнорируешь мои слова и напрашиваешься на наказание, — закатывая глаза от порочного удовольствия, говорил ректор.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Тряхнул волосами и внимательнее уставился на дорогу. Девочка продолжала наглаживать ширинку, замаливая свою провинность.

— В большом городе, как в джунглях. Действуют животные законы и выживают сильнейшие хищники. И если я тебе предлагаю свое покровительство, то ты, мелкая дуреха, должна радоваться и сильнее сжимать мой член… Сильнее! — повторил ублюдок громче. Нина вздрогнув, сомкнула пальчики на выпирающем небольшом стволе, — К тому же я собираюсь тебя познакомить с очень важным человеком. Петр Васильевич Шрайвер ведущий хирург "Медеи". В этой частной клинике тебе потом будут оказывать любые услуги. А прайс там заоблачный. Вот подвернешь ты случайно ножку или заболеешь гриппом, а скорая из "Медеи" приедет за семь минут. И лечение окажет на стационаре не хуже, чем в лучших Израильских клиниках.

26
{"b":"730452","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца