ЛитМир - Электронная Библиотека

И это чудовищно заводит. Он никому не покажет это видео, будет использовать в личных целях.

Дмитрий выключил камеру, не дожидаясь когда Орест завершит начатое. То что было интересно безопаснику, он уже отснял. Орлов неслышными шагами скрылся в тренажёрный зал, чтобы прокрутить всё в сумасшедших подробностях. Перед глазами соблазнительными формами проплывали отрывки его шпионского кино. А ведь он мог легко заломать эту шлюху до возвращения Ореста, изнасиловав прямо в душе. От этой мысли Дмитрия осенило. Он расхохотался, поняв, на какой крючок можно поймать Судью. Учитывая фантастические таланты его новой приятельницы Габриэлы.

Ей понравится.

Ведь так гораздо интереснее. Правда, неутомимая напарница?

* * *

Орест Некрасов.

Сытый и довольный после секса в душе с огненной красавицей Габриэлой, Некрасов сосредоточился и настроился на рабочую волну.

— Зачем мне это нужно? Вы хоть понимаете, что такими действиями можно завалить весь город трупами? — Некрасов сразу осадил Егора, бывшего силовика, а теперь советника по безопасности. Петрова уволили со службы за излишне бескомпромиссный подход к делу, это не давало покоя, поэтому хотелось загладить косяк действием. Кровавым. Беспощадным. Чудовищно эффектным.

— Орест Маркович, Судья не будет ждать. По моим данным, он уже заказал вас — в отместку за увольнение ректора. Это война. Я не могу позволить вам рисковать. И подстроенный взрыв это только начало Инфернальной игры.

— Егор Вячеславович, степень дозволенного риска в моей конторе определяю только я. Судья — опытный соперник. Но также страстный игрок, подверженный азарту. Если у меня получится вытащить его из норы, закрывая его марионеток, то любой риск оправдан.

— В таком случае нужно позаботиться о вашей безопасности и усилить охрану минимум вдвое, — пожал плечами лысый мордоворот, но его взгляд изменился, словно он что-то лихорадочно прикидывал в уме. Это не укрылось от Некрасова, и он многозначительно прищурился.

— Предложите ваши кандидатуры, я внимательно изучу их и покажу Орлову для проверки.

— Честно говоря, не стал бы ему так доверять, — Петров заявил это так, словно Дмитрий на его глазах изнасиловал кого-то, выдав за несчастный случай.

— Он работает со мной уже несколько лет. Хладнокровный. Исполнительный. Гибкий интеллект. Чудовищная работоспособность. У вас что-то конкретное или просто домыслы?

— Я видел, как он пялился на вашу… хм девушку. Габриэлу, когда они тренировались вместе.

— На неё многие смотрят как на безумный трофей или секс-мечту. Какое отношение это имеет к моей безопасности и вашему заданию?

— Прямое, Орест Маркович, — Егор не дрогнул, лишь в самой глубине его глаз что-то потемнело. — Орлов уже давно у вас и привык чувствовать себя неприкасаемым. Это даёт ему моральное право использовать знакомство с Габи против вас, если дело повернётся как ему нужно.

— Он приставал к ней пока меня не было? — Некрасов нахмурился, тон Петрова его раздражал, но с чутьём советника трудно было спорить — он умело вычислял любые интриги, расчищая плацдарм для Зевса.

— При мне ни разу. Но я специально задерживался на работе, поэтому слышал, как Орлов использовав свои таланты и влияние, чтобы проверить личные и профессиональные качества Габриэлы.

— Это его работа, Егор Вячеславович. Орлов виртуозно обработал самого ректора, марионетку Судьи, получив массу доказательств и наводок. Никто до него не мог с этим справиться.

— Согласен. Дмитрий чудовищно талантлив. Но почему он сразу не закрыл ректора, а дожидался, пока вы назначите Габи в пару к нему? — широкое лицо Петрова исказила гаденькая улыбочка.

— Потому что я лично просил понатаскать мою ассистентку в подобных вопросах. Она очень смышлёная и невероятно восприимчивая. Навыки пригодятся ей в будущем для выполнения моих задач. К чему вы клоните, Егор Вячеславович?

— Я раскрыл несколько людей Орлова, работающих на Судью двойными агентами. Они не стали предотвращать убийства, хотя могли это сделать без особого риска.

— Давайте на чистоту, — Некрасов нажал большими пальцами на стол, словно вырубая невидимого противника, используя его болевые точки. — Вы считаете Дмитрия предателем?

— Я такого не говорил. Не доверять всем — исключительно моя зона ответственности, Орест Маркович.

— Чем занимаются люди Орлова у Судьи?

— Собирают информацию, выполняют незначительные поручения. У них низкий допуск в сеть нашего противника, поскольку он тщательно проверяет новичков. И чаще пускает их в расход, чем повышает.

— Мотивы?

— Не исключаю, Орлов может использовать этих людей, чтобы выслужиться перед Судьёй и убрать вас, когда будет удобно.

— А Габриэла?

— Нужна ему, чтобы подобрать ключи к хозяину. На вашем месте я не стал бы доверять обоим. На фоне обострения борьбы с бандами Судьи — это более чем опрометчиво.

— Что вы конкретно предлагаете? — стиснув зубы, прошептал Некрасов. Ему не нравилось, с какой издевательской лёгкостью Петров окунул в грязь его лучших людей, но сколько раз его пытались подставить? Выручал Егор с его убийственным чутьём, иначе Некрасов давно лежал бы на кладбище, получив обойму в спину от тех, кто клялся ему в верности, пуская слюни на его активы.

— Полностью поменяйте состав для штурма осиного гнезда Судьи. И включите в него обоих наших сладких птичек. Если старый манипулятор не сумел соблазнить Габриэлу с Дмитрием, как он легко делал со многими — и куда более искушёнными товарищами, то они без споров пойдут на риск ради вас.

— Их могут легко пристрелить, там намечается жестокая бойня. Судья завалит всё трупами ради лишнего куска! — впервые не выдержал Некрасов, встав из-за стола и возвышаясь над Петровым как скала. — А они мои самые проверенные кадры. Больше я работаю только с вами.

— Люди меняются, Орест Маркович. И чаще не в лучшую сторону, — усмехнулся советник.

— Мне нужна полная информация о двойных агентах Орлова, — ледяным тоном заявил Некрасов.

— Будет сделано, я уже подготовил для вас первый доклад, — Петров с ухмылочкой положил увесистую папку на стол.

— Какова вероятность, что они могут подставить нас на операции? — Зевс пробежал глазами первые досье и помрачнел. Орлов уверял, что они работают только на него и просил поставить их в авангард штурма. Сука. Никому нельзя верить!

— Довольно высокая, если мои опасения подтвердятся. Проверьте Дмитрия, Орест Маркович и примите самые серьёзные меры, если обнаружится, что он вновь подбирается к Габриэле.

— Не могу в это поверить! Он так часто прикрывал меня…

— Надеюсь, я ошибся. И ничего такого нет — лишняя проверка не помешает перед решающим ходом.

— Предупреждён — значит, вооружён… — кивнул Некрасов, потемневшими глазами разглядывая досье.

Глава 31

Ангелина.

Широко распахнув глаза, я встретилась взглядом с яркими лучами солнца. Поежилась от утреннего свежего ветра, который бесцеремонно гулял по дому из сломанных ставней. Тело хранило в себе следы истомы от проведенной с Яном ночи. Самого цыгана в постели не оказалось.

При свете дня комната показалась еще более убогой. Осознание того, что я совершила вчера самую большую ошибку в жизни, не покидало. Тревога будоражила и портила настроение. Мобильный телефон я вчера выключила, но там наверняка уже не меньше сотни пропущенных от отца и Саввы. Боже! Что я скажу жениху…

С кровати я соскочила резво и прытко. Хотелось поскорее убраться из цыганских хором. Не то что б меня волновало отсутствие денег у Яна. Он парень пробивной и нахальный, талантливый боксер. Проблема заключалась в семейных договоренностях. И если вчера на свежие дрожжи побег из отцовского дома мне казался единственным выходом, то перебродив и осмыслив произошедшее, я очутилась заложницей своей глупости. К Савве в семью меня уже не примут. Обязательное условие нашего обручения была моя невинность, которая пала под натиском цыгана.

39
{"b":"730452","o":1}