ЛитМир - Электронная Библиотека

Она зажмурилась, представив, как Некрасов подходит к ней, проводит по щеке кончиками пальцев, целует так, что по спине пробегают мурашки. Ммм… вот так, да-а-а!

Поворачивает к себе спиной, прижимаясь упругим членом к её заду. Затем властно массирует её грудь, второй рукой по-хозяйски лаская промежность на глазах у этого козла Петрова и Димона.

Блестяще. Блестяще. Блестяще-е-е-е!!!

Задирает её юбку, поворачивая задом, одетым лишь в треугольник трусиков.

В фантазии Орест шепчет проникновенным хриплым голосом возбуждающие пошлости: "Моя гениальная шлюха! Моя идеальная сучка. Моя блестящая нимфа. Я буду награждать тебя круглосуточно в награду за отменную работу!"

Габи блеснула восторженным взглядом на своего на Зевса! Орест нависал скалой, нерушимой, мощной твердыней, к которой хотелось прижаться всеми мягкими частями тела, изнывающего от желания. Такой тяги к мужчине у Габи никогда раньше не наблюдалось. Она явно свихнулась на владыке Олимпа!

Рыжая красавица закусила пухлую губу, представив, как Орест одним движением наклоняет её, танцует кончиками пальцев по спине, вызывая нарастающие стоны. Приводит в безумный трепет ягодицы сладкими, резкими шлепками, заставляя киску сочиться соком.

О-ох! О-о-х! Ещё!

Пусть он трахнет её, выгонит всех немедленно… да, плевать, пусть трахнет на глазах у всех! Вот так! Ну же! Пожалуйста! Да! Да-а! Она крутит попкой в нетерпении.

Словно прочитав её мысли, Некрасов деловито отводит в сторону резинку трусиков и властно входит в Габи. Трахает так, что её груди трясутся, документы падают со стола, стакан с водой разбивается, а она тонет, тонет в обжигающем рычании босса, её Зевса.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Повелителя. Хозяина страстного Инферно.

Его движения бёдрами становятся всё резче, ритмичнее, заставляя стонать всё громче. Петров краснеет, но не отводит похотливые глаза от безумной сцены. Орлов ухмыляется всё шире.

Вот так! Ещё, пожалуйста, ещё!

Зевс доводит её до ворот страстного Олимпа, каждое движение отзывается в теле Габи волной тепла. Эти дикие волны захлёстывают друг друга, охватывают её.

Подчиняют любовной эйфории.

* * *

— Что с вами, Габи? Вы в порядке? — с удивлением спрашивает Некрасов, глядя, как его ассистентка сверлит его голодным взглядом.

— Ммм… да! Да-а! Я в по-олном порядке!

— У вас как будто случилась подзарядка после доклада.

— И ещё какая…

— Всё-таки научитесь относиться к работе чуть более отстранённо. Без фанатизма, — холодно, а от того еще сильнее возбуждая.

— Будет сделано-о-о, Орест Маркович, вынужденно пропела красавица. Работа для Некрасова на первом месте. Надо собраться, чтоб не показать огорчение!

— Чудесно. Итак, Дмитрий, что вы хотели нам рассказать? — Орест перевел взгляд своих стальных глаз на начальника охраны.

— Боюсь, после такого… огненного доклада Габриэлы мой скромный вклад покажется не таким экспрессивным. Тем не менее, я нашёл способ как выкурить Судью из его цитадели.

— Не удивлюсь, это станет ещё одним блестящим предложением на сегодня, — перебил его Петров, с холодным презрением глядя на Габи. — Но согласитесь ли вы лично возглавить операцию и понести полную ответственность за её исход в случае провала?

— Разумеется, — не моргнув глазом, ответил Орлов. — Я хотел об этом попросить Ореста Марковича, но вы меня опередили.

— И если можно, запишите меня тоже, — встряла польщённая Габи, ещё находясь под влиянием эйфории. Ей казалось, операция станет одной из потрясающих миссий, за которую Некрасов наградит её. Наедине и во всех мыслимых ракурсах. Раз ему так важна работа, она станет лучшим специалистом!

— Принято, Габриэла. Мне нравится твой энтузиазм. Но прошу сначала пройти курс тренировок и завершить его под контролем Дмитрия. Операция может выйти из-под контроля, поэтому я обязан свести любой риск к минимуму, — рассудительно добавил Орест Маркович.

— Будет сделано.

— Отнесись к этому максимально серьёзно, — его голос неожиданно потеплел, а взгляд задержался на Габи, словно хотел её запомнить. — Если у нас получится, этот маньяк сгорит в собственной сумасшедшей игре. — Ох, как же возбуждающе звучали его слова.

— Поджигать задницы маньяков для вас — моя мечта, шеф, — она позволила себе обольстительно улыбнуться.

Петров с Орловым переглянулись и хмыкнули по очереди. Каждый понял эту фразу по-своему. А Дмитрий многозначительно улыбнулся Габи, словно знал о ней что-то постыдное. По спине пробежали мурашки.

Вот что она ввязалась? И кто опять тянул её за язык, безумная огненная саламандра или Зевс, для нее самый желанный мужчина?

Глава 34

Дмитрий Орлов и Габриэла.

Вот же сучка, да? Дмитрий так тщательно разрабатывал план, надеясь впечатлить Некрасова, а эта ведьма тряхнула рыжими волосами — и выдала такой фортель, что у Орлова челюсть упала на стол.

Безопасник пересматривал ту запись десятки раз, но среди мелькавших лиц на оргии Судьи, не заметил замминистра здравоохранения. Там же сотни людей, многие появлялись в кадре на долю секунды, расплываясь в дёрганом видео плохого качества. И даже за такое его агента, снимавшего улики на мобильный, могли выбросить в канаву без половины пальцев.

Неужели у Габи такой талант, что она легко сделала его, матёрого волка? Эти навыки нужно развивать годами, терпеливо прорабатывая каждый нюанс, каждую грёбаную деталь на записи.

А она заявляется с таким невинным видом и выдаёт сенсацию. Хороша рыжая ведьма, ничего не скажешь. После отснятого видео в душе, где она призывно извивалась перед боссом, стала в рассчетливом взгляде Орлова еще желанней! Раздражила только сильнее безопасника.

Но ничего, на тренировке сегодня расплатится за всё так, что вечером не сможет поднять от пола свой сочный округлый зад.

Орлов невольно засмеялся, представив такую картину. Он мог поклясться, что после доклада Габи выглядела так, будто…

Её жёстко и сочно трахнули при всех, наградив серией оргазмов. Глаза сияли, щёки раскраснелись как от хорошей порки, а на лице читалась дикое, неописуемое удовольствие.

Конечно, девка она с фантазией. Но у всего должны быть пределы, верно? Орлов прошёлся по комнате, анализируя этот безумный разговор у шефа, где каждая фраза оказалась пропитана многозначительными намёками. Сука, вот же сука!

Этот день должен был стать его звёздным часом у Зевса, способным поднять его на Олимп в глазах вечно копающего подо всех Петрова. Но Габи одним невинным выступлением смешала все карты.

Теперь чтобы вернуть авторитет и доказать Некрасову, кто остаётся лидером в его свите, надо разбиться в лепёшку, но успешно провести операцию.

Провести уже завтра, намотав яйца Судьи на кулак. Или раздавят его. Ох, как же он хотел схватить эту слишком умную сучку Габи за её рыжие волосы и заставить сосать член этими чувственными губами, причмокивая от удовольствия.

А потом рывком кинуть её на кровать и драть, драть, драть во все сочные щели как потаскуху. Оттрахать так, чтобы никогда не смела переходить ему дорогу.

И сесть на свою круглую жопу не морщась смогла бы только через неделю.

От этой мысли у него безумно стало жарко на душе, а по кончикам пальцев словно пробежали возбуждающие молнии. Он уже знал, как превратить тренировку этой рыжей ведьмы в настоящий ад.

Давай, Габи, готовься к наказанию. Твой палач уже ждёт.

* * *

— Я готова, с чего мы начнём сегодня? — она пришла на тренировку пораньше в скромном спортивном костюмчике, который, однако, при каждом движении только ещё сильнее подчёркивал её упругие формы.

— С психологической проверки, — улыбнулся Орлов, а в глубине его глаз что-то недобро сверкнуло. Наверное, показалось. Дмитрий всегда вёл себя как настоящий мужчина и профи. А его фантастическое представление у ректора заставило Габи восхищаться талантом мастера. Это же надо так всё провернуть! Обыграть опытного упыря как ребёнка, заставив признаться во всём. Раньше Габи считала истории про гипноз сказками, но теперь поняла, каким страшным оружием это может стать у настоящего мэтра.

43
{"b":"730452","o":1}