ЛитМир - Электронная Библиотека

Голова раскалывалась. Опухшее лицо напоминало печенное яблоко. С трудом разлепив свинцовые веки, я оглядела свою кровать.

Сына под боком нет!

 Вчера вроде заглушила горе алкоголем и стало чуть легче. Смогла уснуть в забытье. А сегодня с первыми лучами солнца вернулась моя тревога и ощущение глубоко несчастья.

Вещи Богдана лежали на тумбочке. Сложенные рубашечки, брючки. Игрушки стояли на стеллаже нетронутыми. Машинки, трансформеры, желтые пикачу, конструктор. Все сиротливо ждали своего маленького хозяина.

Я оторвала каменную голову от подушки и потерла виски. Больше никогда не буду пить водку. Эксперимент закончился печально.

Вчера приходил Дэн от Юсупова. Принес кучу пакетов, букет орхидей и Рафаэлло с бутылкой дорогого шампанского. Сначала я испугалась, когда отец накинулся на амбала с дарами. Но потом смогла до него докричаться. Объяснить, что это охранник Шамиля Юсупова и пришел с миром.

День предстоял гадкий.

Я никак не могла решиться, как поступить с Шамилем. Умом понимала, что беспочвенное убийство - это жестокий неоправданный поступок. Еще и слова папы, что потом и сына и меня ликвидируют, как ненужных свидетелей, тяготили сознание.

Но какой у меня выход?!

Мерзкий тип, бандюган Ринат, убьет моего сына, если я не выполню требования. И решаться надо скорее

Отец еще спал в своей комнате. Я налила стакан воды и достала таблетку аспирина. Тихонько поставила у изголовья его кровати на тумбу. Папа лежал на животе одетый. Вчера впервые я видела его разгневанным и пьяным. Впрочем, как и он меня. И сейчас, даже во сне, на его лице залегли тоскливые борозды - морщины тревоги. Он страдает и желает вернуть внука поскорее. А еще его уничтожает  факт, что единственная дочь связалась с неподходящим мужчиной. Пусть богатым и влиятельным, но все же бандитом!

Выйдя на цыпочках из его спальни и прикрыв дверь, я поплелась в ванную.

Топить горе в бутылке не вариант. Пора завязывать себя жалеть и начинать приводить мысли в порядок.

Вечером вернется из командировки Шамиль. Мужчина дал мне четкие указания, что ждет меня в своей постеле.

Я распаковала пакеты, которые он передал мне. Тончайшее кружево чулок, словно волшебная паутина, вызвало у меня лишь унылую кислую мину. Хотелось бы прихорашиваться, если б повод был другим.

В картонном брендовом пакете с логотипом D&G лежало платье. Легкое воздушное. Насыщенного вишневого цвета с юбкой на запах, чуть выше колен. Дорогая ткань холодила пальцы и стекала мягкими складками. Таких роскошных вещей в моем скромном гардеробе никогда не было.

Бабуля, истинная француженка, сейчас бы восторженно прицокнула языком.

В третьем пакете я обнаружила бархатные туфли в тон платью с аккуратными острыми носками, того же бренда. Это видно был собран готовый лук на вечер, в ресторан или на другое мероприятие.

Я тяжело вздохнула. Мое мероприятие на вечер убить Шамиля. Надо было, чтоб он прислал вещи в черной цветовой гамме. Траурные наряды очень подошли б к моему восприятию сегодняшней ситуации.

После душа я пошла на кухню и приготовила отцу  обед. Убрала все улики нашего вчерашнего водкопития. Помыла полы и протерла все пыльные поверхности в доме. Рутинная работа чуть отвлекала, и мне становилось не так тоскливо.

Днем мы с отцом хмуро и молчаливо проводили время. Бесцельно клацали телевизор. И тупо пялились в никуда. Час расплаты неуклонно приближался. Легкий мандраж сотрясал мои пальцы.

- Милена, что ты решила? Неужели отравишь Юсупова?- задал отец вопрос, который интересовал нас обоих.

- Папа, подскажи выход, я им с удовольствием воспользуюсь,- я уронила голову в руки. От постоянных размышлений по кругу, она у меня болела и  опухла.

- Дочь, ты у меня гуманистка. Ты не убийца. Нельзя просто так, по велению подонков лишить человека жизни,- сказал задумчиво папа.

- Но ведь у них Богдан. И они знают, что я должна это сегодня сделать,- непрошенные слезы покатились из глаз. Папа приобнял меня за плечи.

- Тшш, котенок, успокойся. Я тебя очень люблю. Я обязательно что то придумаю,- глухо проговорил отец.

К шести вечера я уже собралась. Оделась в приготовленные новые вещи и накрасилась. Сердце билось в своем ритме, то скакало галопом, то замирало в страхе. Шею ниже пола в самую преисподню оттягивал кулон с ядом. Я нервно теребила его в руках. И чувствовала от него черную мрачную энергию смерти.

Папа исподлобья следил за моими приготовлениями. Но в этот раз не преграждал мне путь. Просто тяготил своей немой покорностью. Будто он смирился с жуткой неизбежностью.

Я взяла ключи от машины и с тяжелым сердцем пошла на улицу, не прощаясь с отцом.

Так и запомнила его сгорбленного и замученного, придавленного грузом моего выбора.

Форд завелся сразу, и я поехала уже знакомой дорогой в Царские дачи.

Солнце клонилось к горизонту. Зловещий красный закат и длинная трасса автобана были идеальными декорациями к моему предстоящему выступлению.

Сегодня мне предстоит совершить преступление. Убить человека.

На кону слишком высокая ставка - жизнь моего сына.

Слезы стыли в глазах при воспоминаниях о малыше. Испуганном и одиноком. Ему без меня плохо. И если я не сделаю то, что должна, станет еще хуже.

А потом мне прийдется вымаливать наши жизни у Рината. И я очень надеюсь уговорить его нас отпустить. Потому что надежда на спасение, это единственное сокровище, доступное мне сейчас.

В тишине машины мысли казались слишком громкими. Должен быть выход из всего этого ужасного кошмара. Что, если отказаться от идеи убийства?! Что будет, если я расскажу Шамилю о том, что меня делают смертельной пешкой его враги? Успеет ли он за один вечер помочь спасти моего сына? Захочет ли помогать?

Вдруг, он меня накажет. Посмеется с моих бед. Не откликнется на мою мольбу, не поверит в серьезность  ситуации. Решит, что это не его война и откажется учавствовать в сражении.

Раскрыв Юсупову все карты  я лишусь дьявольского козыря. Не смогу его отравить. Не смогу провернуть мерзкий план бандитов.

Времени катастрофически мало. Мне его не хватало, чтоб принять осмысленное решение. Но я не убийца. Шамиль мне уже помог и ни раз. Если есть призрачный шанс на спасение - стоит рискнуть и им воспользоваться.

Сердце юлило, кружило под ребрами. Ритм сбивался и западал. Я с трудом могла сосредоточиться на монотонной езде по скоростной трассе. То и дело со страхом вздрагивала, когда очередной грузовик вынырывал сбоку и обгонял меня.

А что если специально не справиться с управлением...Если я сейчас на скорости вылечу в кювет, разобьюсь насмерть о жилистые стволы деревьев и впечатаюсь в железобетонные колонны моста...

 Тогда похитителям не будет смысла удерживать Богдана. Сына вернут домой к дедушке. Шамиль останется жив. Только я - бесславная жертва, останусь у обочины с истерзанной плотью и снова ожившей душой.

Моя смерть может стать выходом для всех. Стоит только повернуть руль в нужном направлении и тщедушно не струсить, нажав на тормоза в последний миг.

Справлюсь ли я...

Скорость на спидометре повышалась. Стрелка перевалила за сотню километров. Я глубоко вздохнула. Воздух медленный, искристый. Пропитанный мотыльками и пылью решимости. Придорожные фонари мелькали чередой всполохов. Словно указывали направление. Заманивали меня к обочине. Самому краю в смертельную бездну...

Всего одно движение и все свободны.

Даже я... 

Глава 19

Григорьев беспечно держал пленника на своей даче. Ринат настолько был уверен в том, что глупая девчонка не сдаст его ни полиции, ни Шамилю, что попрал все меры предосторожности.

Людям Юсупова ничего не стоило отследить по последним звонкам координаты дачи и наведаться прямиком туда.

Всей операцией руководил сам Шамиль.

На дачу отправился Дэн с двумя машинами вооруженных силовиков. А сам Юсупов поехал в Клубнику. Наведаться к "старому другу".

22
{"b":"730454","o":1}