ЛитМир - Электронная Библиотека

Выдохнула смущение и стыд. Подошла к нему.

- Давай,  бери в рот,- нетерпеливо подгонял меня возбужденный мужчина, продолжая рукой водить по стволу.

То что Шамиль не шутит и так понятно. Вот только я никак не могла решиться приступить к порочному действу.

Большой, налитый кровью член манил меня. Между ног ныло и тянуло от возбуждения. Я выдохнула стыд и смущение. Медленно наклонилась к набухшей головке.

Шамиль замер и пристально следил за мной. Я коснулась кончиком языка гладкой, словно бархатной кожи. Знакомый мускусный запах самца, желанного мужчины через рецепторы проник в кровь, разгоняя ее скорость до максимума. Сердце колотилось, барабанило, как град по стеклу. Хаотично и очень быстро.

Нежная гладкая кожа обтягивала стальной трос. Копье, которое норовило проткнуть меня насквозь. Шамиль дернул бедрами. Подался навстречу моим раскрытым губам и тяжелой лапой припечатал голову сверху, наклоняя меня ниже.

- Бля, кукла,- простонал мужчина.

Он запутал пальцы в волосах и сжал руку в кулак, больно стягивая пряди на затылке. Я попыталась чуть отодвинуться. Но Шамиль крепко зафиксировал мое преклоненное к его бедрам положение.

Снова приподнял таз мне на встречу. И я хотела вскрикнуть от  таранящего, распирающего мое горло чувства, когда его тернистая думина проскользила в самую глубь до шеи.

Зато Юсупов явно кайфовал. Стиснув зубы дышал часто, громко, рвано.

Он управлял моей головой реально как куклой. Игрушкой для взрослого развратника из секс шопа.

Трахал мой рот с методичностью одичавшего садиста. Проталкивался с каждым новым толчком все дальше. Хотя мне казалось, что это невозможно.

Шамиль Юсупов озабоченный сукин сын со спермотоксикозом. И видно больше недели без секса сделали его неуправляемым. Зверюга сорвался с цепи и единственной его целью стало - удовлетворение низменных инстинктов.

Минет длился вечность. И совсем не походил на нежную предварительную ласку. Скорее я бы охарактеризовала это действо, как грубый оральный трах.

Слезы брызнули непроизвольно. Соленые дорожки кривыми линиями расчертили мои щеки. Я всхлипывала носом, боясь, что из за соплей совсем не смогу дышать с живым страпоном во рту.

Шамиль обманчиво нежно погладил мою щеку. Под натянутой кожей он ощущал движение своего молота.

Мужчина обхватил мое лицо своей здоровой лапой. До боли сжал пальцами щеки, создавая своему члену дополнительную стимуляцию. Теперь мне точно казалось, с зажатыми волосами и придавленными щеками, что он откровенно дрочит мной.

Несколькими резкими рывками Шамиль добил мое измученное горло и кончил. Сперма брызнула терпким соленым потоком, раздувая мои щеки. Я быстро судорожно глотала. Ее было много. Больше, чем в прошлые разы, когда я делала ему минет.

С трудом справившись с поставленной зверюгой задачей,  я, наконец, смогла задышать, когда чуть обмякший член покинул мой истерзанный рот. Шамиль довольно откинулся на подушки.

Ярость, злость и обида бушевали во мне. Я уже честно пожалела, что не отравила этого ублюдка, пока у меня была возможность.

Удивительно, как один и тот же мужчина может нежно и с любовью заниматься сексом. И в один миг перечеркнуть все наслаждение процессом, трахая и измываясь, грубо и жестко.

Его руки ослабли, и он отпустил меня. Я разогнулась, утирая слезы и размазывая остатки спермы по щекам.

- Ты чудовище!- выпалила я обиженно.

- Тшш, успокойся, кукла, просто я сильно соскучился. Такой кайф смотреть на тебя с членом в глотке, что я не сдержался. Ну-ну, малышка, не плачь,- он говорил тише и чуть прикрыл глаза.

Сжал зубы. Его лицо стало бледнее. Я посмотрела на его грудь. Бинты насквозь пропитались кровью. Огромное алое пятно выделялось яркой кляксой на белой ткани.

Моя злость и обида вмиг улетучились. И желание, что б мой тиран умер кануло в лета. Я нервно сморгнула слезы и начала лихорадочно соображать, как помочь Шамилю.

- Я позову медсестру... или врача,- я сделала шаг в сторону.

Юсупов превозмогая адскую боль, которая читалась в его искаженном лице, натянул трусы.

И рявкнул громко:

- Стоять. Иди сюда. Просто полежи со мной. Я сам позову всех кого надо.

Я засомневалась. К двери дальше, чем к кровати. Шамиль нервничает и будет злиться. Пытаться подняться. Сейчас ему такое напряжение ни к чему. А жесткий минет вообще был блажью. Лишней попыткой убийства, только теперь самого себя.

Я залезла на больничную койку и примкнула к его боку. Вжалась в громадное тело и уложила голову к нему под крыло, которым он накрыл меня сверху, точно хищный ястреб.

- Ты обещал вызвать мед персонал,- напомнила я. Потому что сердце горца билось медленнее. В запоздалом ритме.

Шамиль, словно очнулся. Вылез из морока в реальность. Его обессиленная рука потянулась к кнопке вызова медсестры. Он нажал ее . Опустил руку вдоль тела обратно на кровать.

Сильный огромный варвар  даже  лежа на больничной койке, казалось, был наделен нечеловеческой божественной мощью. Словно на Юсупове отпечаток Геракла. Мифического героя, который благословил Шамиля лично и наделил силой Богов.

Его мышцы даже  в расслабленном состоянии напоминали стальные троссы, переплетенные между собой и обтянутые гладкой кожей.

Я успокоилась после его грубости. Старалась не злиться и не копить обиду в себе. Минет это меньшее наказание из всех, что я заслужила.

Поэтому я легко отпустила ситуацию. Игнорировала ноющее чувство в  горле, будто его член все еще толкается во мне. Но  сейчас не время и не место корить ослабевшего хищника за зверинную натуру, которую он не скрывает. Шамиль такой какой есть. И тем, что он не пытался казаться лучше, не притворялся и заискивающе не глядел мне в глаза, возможно и подкупало.

 Не зря бытует мнение, что хорошие девочки всегда выбирают плохих парней.

Так и я. Прижималась к каменной груди амбала, и чувствовала, что я выбрала его. Прониклась этим варваром!

Когда вошла медсестра я хотела встать. Но Шамиль придержал меня за плечи, укладывая обратно к себе на грудь.

- Шамиль Амирович, что вы наделали?!- противным голосом воскликнула женщина и осуждающе покачала головой в чепце, глядя на меня на больничной койке,- У вас открылось кровотечение. Я позову врача. Надеюсь, хоть швы не разошлись!- и быстро выскочила в коридор.

Я понимала, что меня сейчас попросят выйти. Поэтому решила скорее высказать то, что бередило мою душу и угнетало тоской.

- Шамиль, послушай, пожалуйста. Я хочу, чтоб ты мне вернул сына. Он маленький ребенок и нуждается во мне. Умоляю, я буду делать все, что ты скажешь. И я прошу, чтоб нас отпустили домой. Жить в подвале невыносимо. Ты ведь можешь проявить ко мне хоть каплю милосердия,- и совсем тихо добавила,- И я очень хочу посетить могилу отца. Я пропустила его похороны, а послезавтра девять дней...

Шамиль лежал спокойно, только дышал превозмогая боль с трудом. Наконец, он произнес:

- Хорошо, кукла. Я верну твоего сына. Только жить будете в моем доме. И чтоб никуда не рыпалась до моего возвращения.

Я благодарно поцеловала его в колючую лохматую щеку.

- Спасибо. Спасибо тебе... прости меня,- сдавлено добавила я.

- Не рассчитывай на поблажку. Одним "прости" не отделаешься. Теперь ты моя с потрохами. Задумаешь очередную блажь,  сожру тебя не глядя,- криво усмехнулся он.

Глава 27

Милена Ксавье.

Я нервно заламывала руки. Ходила по кругу гостиная - коридор - кухня. Без устали выглядывала в окно и ждала.

Нет ничего хуже медленно текущего времени. Оно словно размазанная каша по тарелке, когда у тебя в руках вилка и ты безумно голоден. Хочется наклониться и слизать еду языком, но твоя голова привязана к стулу, крепко зафиксирована. Тебе не двинуться, никак не утолить голод теми крохами, которые захватывают острые зубья вилки.

Так и я оголодавшая по сыну,  время - растертая по блюду каша, а я беспомощна, в руках лишь вилка...

33
{"b":"730454","o":1}