ЛитМир - Электронная Библиотека

Я включила погромче музыку в телефоне и надела наушники. Времена года Вивальди в современной электронной обработке полностью соответствовали моему настрою.

Я усердно и внимательно перемешивала палитру и невольно вслушивалась в высокие аккорды классической музыки.

Воспоминания бередили душу.

Вот наша первая встреча с Юсуповым. Где я с восторгом глядела на высокого красивого восточного мужчину. Мое возбуждение, усиленное действием наркотического препарата было невероятным.

А вот наша следующая встреча в ресторане, мое гордое требование отпустить меня. Не удерживать силой. И тут  Шамиль поразил меня своим великодушием.

Когда бандиты запросили деньги за сына, он не раздумывая дал мне всю сумму.

Тяжело, когда любимый мужчина настолько хорош. Не только внешне, но и внутренне. Мне было бы гораздо проще, если б он не шел мне навстречу, не вызволял сына, не хоронил за свой счет отца, не приезжал в дождь молить меня вернуться к нему...

Этот дождь лился солеными каплями из глаз. Слезы капали на палитру. Плоские капли вбирали в себя грязный оттенок мутной коричневой краски. Собирались с другими выпуклыми кляксами.

Я громко шморгнула носом, попыталась увести мысли в другое русло. Если я залью слезами масляные краски, врядли получится нужный оттенок.

Я перевела дыхание и почувствовала легкое дуновение ветра сзади. Движение воздуха удивило меня пряным восточным ароматом  с примесью очень знакомых острых мужских духов.

Я точно схожу с ума.

Мне уже не только мерещится образ Шамиля, но и рецепторы вспоминают его личный шлейф аромата. Такого дикого. Необузданного. Заставляющего слезы высохнуть, а трепет предвкушения всколыхнуться. Растормошить, разбередить мою истерзанную душу, заставить снова сердце сжаться.

Знакомое прикосновение больших ладоней к плечам выбило меня из равновесия. Руки дернулись и палитра с кистями упала на пол, забрызгивая мои туфли масляной краской осенних оттенков.

Спиной я ощутила знакомый жар тела. Медленно сняла наушники, еще боясь обернуться, но уже находясь во власти грубой мужской силы. Сразу услышала прерывистое горячее дыхание возле уха в волосах.

- Какой то я мрачный получился,- приглушенным голосом сказал мужчина, разглядывая свой портрет.

- Шамиль...Шамиль...- я резко обернулась и замерла. Вскрик ужаса сорвался с губ.

Лицо мужчины было все в ссадинах и бордово - синих гематомах. Создавалось ощущение, будто он дрался с самим Дьяволом...

- Что это... откуда?- дрожащими пальцами я коснулась припухших губ со шрамом, собранным несколькими медицинскими стежками.

- Так, херня. Чуть с братом побазарил,- улыбнулся он мне искренне и открыто. И тут же переместил свой мягкий войлочный взгляд на мои губы. Выражение в его зрачках стало искрящимся и туманным,- Кукла...- произнес он совсем низким голосом с хрипотцой. Не моргая склонился ниже. Его жадное дыхание захватывало мое. В мастерской не осталось кислорода.

Я дышала Шамилем. Своим любимым мужчиной.

Мясистые упругие губы полностью накрыли мой рот, и мы в исступлении сплелись воедино настойчивыми языками. Поцелуй вымученный и томительный. Такой глубокий, что не было желания разорвать его.

Я обвила мощную жилистую шею тонкими руками, привстала на носочки, желая быть ближе. Полностью впечататься в его рельефный торс.

Шамиль такой крепкий, твердый, горячий. Настоящий мустанг. Вольный и дикий. Я так за ним соскучилась. За его наглыми ладонями. За его пряным терпким запахом. За его голодными вдохами и нетерпеливыми выдохами.

Он подцепил меня на руки. Я покорно развела бедра, обхватывая его узкую талию коленями.

Шамиль без остановки таранил мой рот языком.

Мое лицо стало мокрым и холодным. Слезы продолжали течь из глаз.

В глубине души я вспомнила, что мы не должны были никогда больше встретиться. Я отдана другому. А Рамазан Юсупов не простит мою слабость.

Но отказаться сейчас от любимого мужчины было выше моих сил. Снова прогнать его я уже не смогла.

Все мое естество, каждая клетка тянулись к нему в мольбе не прекращать, никогда не останавливаться. Только любить меня, ласкать. Отогревать истерзанное тело своим горячим властным напором.

Шамиль усадил меня на парту, вклинился между ног бедрами. Взял мои щеки в большие ладони. Так нежно, едва касаясь начал собирать падающие из глаз слезинки.

- Милена...Куколка моя,- повторял он таким тихим утробным голосом, будто боялся разрушить очарование момента. Сказку в которой мы очутились снова вместе. И пусть на короткий срок, но это время нашего волшебства и чудес.

Я сама потянулась к его рубашке. Мои пальцы хаотично метались по мелким пуговкам, расстегивая их не по порядку. Его обнаженная оливковая кожа синела на ребрах синиками. Следами его борьбы за нас.

Ведь если он сцепился с Рамазаном, значит он уже в курсе всего. Но я решила потом поговорить с ним. Подумать, что нам делать дальше.

Сейчас мне важен был лишь наш ритуал единения.

Наша картина, пропитанная сочными оттенками счастья.

Шамиль ловко стащил с меня платье и припал к груди, высвобождая соски из лифчика. Пока лакомился твердыми горошинами, расстегнул лифчик.

- Девочка моя. Любимая,- вдруг произнес он.

Услышав такое обращение, слезы умиления и восторга снова заблестели в глазах.

Я спешно затараторила ему

- Люблю...люблю тебя,- перемешивая слова с поцелуями его покатых плеч. Его твердой груди, покрытой одинокими завитками волос.

Мы оказались полностью обнаженными в считанные секунды.

Шамиль торопился проникнуть в меня. А я спешила принять его.

Подалась бедрами на скульптурный красивый член. В этом мужчине все идеально. И его орган это настоящий кладезь наслаждения.

Он проник в меня полностью с первого толчка. Мы сплелись так крепко вместе, спаялись в единое целое. В законченную картину нашей любви.

Впервые я осознала, что значит заниматься не сексом, а настоящей чувственной любовью.

Шамиль продолжал гладить мои лопатки. Пальцами обласкивал каждый позвонок. Спускался к пояснице и надавливал на ямочки. Снова поднимался к шее. Казалось, что он хочет одновременно обхватить меня всю и сразу.

Наши губы не могли насытиться друг другом. Томительное чувство распирания усиливалось с каждым нашим толчком. Огромный член мужчины высекал искры из глаз и громкие стоны. Мазки нашего шедевра становились все ослепительней и ярче.

Я задыхалась от нехватки воздуха. Не успевала между поцелуями вздохнуть. Шамиль, как зверь, с рычанием снова накидывался на меня. Грудь распирало растущее сердце. Будто вмиг в него впихнули всю вселенную.

Я повторяла мысленно имя любимого. Подавалась бедрами вперед стараясь впитать его глубже. Постепенно толчки мужчины стали яростней и быстрее. Мы стремились в одном направлении и подгоняли друг друга. Выжимали скорость на максимум.

Я дернулась в его руках от возникшего цунами ощущений. Шамиль словно почувствовал приближение моего оргазма и сильнее прижал меня к себе. Вошел так резко и грубо, словно пробил мои ребра. Разбил на миллион осколков тонкое хрупкое стекло во мне. Все заискрилось, стало нереальным.

Меня повело по наклонной. И только его крепкие руки сдержали мое тело в заданном векторе.

Эйфория рисовала вокруг яркие образы счастья. Жирными мазками ложилась на нас. Впитывалась в кожу. Казалось я не выдержу своей роли. Растворюсь в этом чудесном моменте. Не смогу собраться и вернуться в реальность из мира грез и наслаждения.

Шамиль уткнулся в мою шею, прикусывая мочку уха. Его влажное горячее дыхание оглушало.

Он толкнулся и замер во мне. Я почувствовала как сперма начала заполнять лоно. На секунду дернулась, понимая, что мы не предохранялись.

Но Юсупов сильнее прижал мою попу, не давая увильнуть. Пропитывая и наполняя меня до отказа.

- Моя. Моя Кукла. Навсегда моя,- хрипло говорил он.

Я согласна.

Его.

Только его!

Эпилог

- Мамочка, а почему здесь все такое детское?- удивлялся сын, разглядывая чуть облезшие фигурки Микки Мауса и Гуффи.

52
{"b":"730454","o":1}