ЛитМир - Электронная Библиотека

- Может мы с Богданом и поедим,- задумчиво проговорила я,- Пап, а давай с нами? Ты ведь тоже скучаешь по маме?

Мой милый папочка оказался однолюб. И очень тяжело пережил расставание с любимой женщиной. До сих пор не может найти себе постоянную спутницу жизни.

Отец тяжело вздохнул.

- Так, пора на работу. В моем возрасте опаздывать опасно, сразу найдут молодого и перспективного на замену,- усмехнулся он, уходя от темы.

- Не прибедняйся. Тебе всего сорок девять. Самый разгар сил и бодрости. И выглядишь ты получше многих тридцатилетних мужчин с двумя подбородками и пузиком. Ты у меня спортсмен, красавец,- я подошла и чмокнула его в щеку.

Богдан вбежал в кухню. Одет в спортивный костюм с зеленым криппером из Майнкрафта, умыт и причесан. Хоть сыну и шесть лет, но он уже смотрит за собой сам. Мой папа строгий и справедливый учитель, объяснил ему, что мужчина не должен просить маму подмываться - одеваться. И эта самостоятельность сына очень облегчила мне жизнь.

Пока еще есть сад, то я могу отводить его в него и работать. Заниматься в своей студии, обучать детей и взрослых рисованию акриловыми и маслянными красками.

Когда Богдан болел, то от безысходности я вынуждена былы просить сидеть с ним пару часов Стеллу с Димой. Но теперь я эту продажную стерву не подпущу к сыну и на километр. А бывший муж в очередной непросыхаемой экспедиции. Снова в запое. Поэтому я нервничала, надо бы найти няню. Но средства не позволяют шиковать.

Я отпила глоток свежесваренного кофе, помахала папе рукой на прощание.

Жизнь у меня еще та сказка.

Муж изменил с соседкой и перешел жить рядом в ее квартиру. Я продолжила с ними общаться, и осталась в сносных отношениях. А Стелла, единственная женщина, которую я простила и подпустила обратно к себе, оказалась одновременно и предательницей, и проституткой, и моей личной сутенершей. И терновый венец моих неудач - здоровенный мужик, амбал, извалявший меня в похоти и пропитавший своей спермой насквозь - Шамиль Юсупов, принял меня за продажную девку.

Весело...

День прошел без происшествий, я отвела сына на занятия и поехала в свою мастерскую. Пока ждала группу на час дня, разложила краски, вымыла кисти, пододвинула к себе мольберт.

Творческая душа и вихрь пережитых эмоций требовали реализации. Я макнула тонкую кисть в черную краску и сделала первый мазок по холсту. Полукруглый и небольшой. Рядом второй. Увлеклась и, вскоре, на меня смотрели большие угольные глаза под тяжелыми веками.

Тонкими рваными штрихами я набросала брови. Провела изогнутую линию носа. Рука дрогнула, когда кисть начала выводить чувственные полные губы. Воспоминания, как сладко и греховно они порхали по моей оголенной коже заставили смутиться. Я быстро отодвинула мольберт к стенке, чтоб эти роковые глаза не жгли во мне дыры немым укором.

Колокольчик над входной дверью затрепетал и в мою мастерскую вошла Стелла.

Я ее сразу заметила и поспешила встать и отойти подальше, за стол.

Наглая сучка снова вырядилась, как черт на утреню. Короткое красное платье, губы в тон, высокие каблуки и лаковый клатч, воткнутый в подмышку. На глазах большие брендовые солнцезащитные очки, а волосы подняты в конский хвост.

Она сразу пошла мне на встречу, и ее размалеванные губища дернулись в улыбке. Я судорожно сжала кисточку в черной краске, чтоб не кинуться и не расцарапать ее дерзкие глаза.

- Привет, Милена. Рада тебя видеть, подруга,- хохотнула она беспечно.

- Чего приперлась, потаскуха? Чтоб я тебе глаз карандашом проткнула?- зло прошипела я сквозь зубы.

Она лениво пожала плечом и со скучающим видом осмотрела мою мастерскую и пустые парты для учеников. Так, будто она все видит впервые, хотя раньше часто заходила ко мне на кофе и пожаловаться на нашего "общего" мужа.

- Неблагодарная ты, дорогуша! Я тебе такого самца в постель подсунула, а ты шипишь на меня, как змеюка. Могла бы хоть скупое "спасибо" вякнуть. Думаешь, я не знаю, как ты сладко провела ночь  с Юсуповым?!В обычной жизни, такой мужик никогда не взглянул бы на тебя. Даже если б ты голая  раком стояла. Прошел бы мимо, не глядя,- она вальяжно уселась на деревянный стул. Всем своим видом показывая, что разговор будет длинный. Меня это аж взбесило.

- Чего расселась? Проваливай из моей мастерской. Иначе обмажу тебя краской, шлюха,- я погрозила ей кистью в черном цвете.

- Ну, кто из нас шлюха, это еще вопрос. Шамиль остался доволен, как ты его обслужила. Хочет добавки,- она насмешливо кивнула на меня, осматривая с головы до ног. Пыталась понять, что зацепило богатого мужчину.

А у меня от такой наглости дар речи отнялся. Стерва продолжила.

- Я могу организовать тебе встречу с ним. И не ври, что тебе не понравилось. О, ты краснеешь. Капец, Милена, ты как девственница на рынке рабов,- она расхохоталась. От же противная сука!

- Пошла к черту отсюда, пока я не вызвала охрану. И передай этому Шамилю, пусть себе другую женщину найдет. Думаю для него это не проблема,- я обошла стол, направляясь к Стеле.

Она сразу вскочила на ноги и презрительно смерила меня взглядом сверху вниз.

- Ну и дура. Хороший мужик, красивый, щедрый,- она быстро направилась  к двери.

Ага, видела его щедрость. Вся в ней извалялась!

- Как знаешь. Только отказывать таким влиятельным людям глупо. У тебя ведь сын растет...

После этой угрозы я не сдержалась и запустила в нее кисточкой. Она удивительно ловко увернулась.

- Только попробуйте тронуть сына. Я вам всем глотки перегрызу. И этому Шамилю тоже...

- Бешенная кошка,- ругнулась Стела и позорно сбежала.

У меня трусились руки на нервной почве. Что эти психи задумали? Будут меня шантажировать ребенком?! Такого я не позволю. Пора срочно улетать в Сюрен!

Глава 7

Шамиль Юсупов.

- Брат, ты ездил в "Крюинг"? Базарил с Масловым?- спросил Рамазан, хмуро глядя на меня.

Я оглянулся в окно. Уже стемнело. Вечер.

Унылая тоска жрала внутренности.

- Да. Все путем. Бабки у Дена. Он отвез казну пополнять,- равнодушно проговорил я в ответ.

- А у Григорьева был в "Клубнике"?- продолжал допрос старший брат.

- Тоже все четко,- кивнул в ответ.

- Чего унылый? Всех шлюх "клубничных" перетрахал? Некого драть? Скучаешь?- брат с насмешкой откинулся в кресле.

Если б я знал, что за хрень творится.

Сегодня ко мне многие шалавы и танцовщицы липли. Только что то не заходит...

- Заебался просто. Поеду я,- буркнул и встал из-за стола.

Рамазан протянул руку, кивнул.

Не в тех мы отношениях, чтоб сопли между кулаками растирать.

Я вышел из ресторана в вечернюю прохладу. Дневная летняя жара изматывает. А как стемнеет - один кайф слонятся по улицам.

Прошел до машины и сел за руль.

Хочется куклу потрахать...

Третий день девка из головы не выходит. Одними мыслями член в тиски зажимает.

Как вспомню вишневые глаза и опухшие от минета губы, так стояк такой, будто секса месяц не было.

Хотя как это, я и не знаю. С тех пор, как начал вставать член, он без дела и нескольких дней не провел.

А тут такое длинное воздержание. Аж три дня! Пипец, рвет крышу.

И чем эта мелкая кнопка меня зацепила?!

Набираю номер ее подруги - размалеванной блонды. Девка сразу берет трубку после первого гудка.

- Милена пусть сегодня приедит,- грубо чеканю, потому, как разводить базар с белобрысой нет никакого желания.

- Конечно, Шамиль Амирович. Будет сделано. Я уговорю подружку. Просто заминка небольшая вышла,- кряхтит девка.

Я усмехаюсь.

- Еще бабла запросила? - даже не удивляюсь. Проститутки они ловкие торгаши. Сначала заманят тугой щелью и невинными глазами, а затем ценник набивают. Переклеивают. Свою звезду все дороже ставят.

7
{"b":"730454","o":1}