ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец, усталость взяла своё. Я погрузилась в дремоту с единственной мыслью.

Где же ты – мой тёмный воин…

…Он снова уходит прочь от меня по тропе, дальний край которой теряется за окоёмом. Поля по обе стороны – голые, ощетинившиеся стернёй после убранной ржи. Где-то на горизонте – зубчатая тёмная линия редких деревьев. Луна бросает бледный свет, перемешанный с глубокими тенями там, где её скрывают бегущие быстро облака. Ночной ветер студит до самых костей – скоро осень.

Идёт медленно, устало. Идёт всю ночь, потому что не захотел останавливаться на ночлег. Что-то гонит его – долг, или тревога, или попытка убежать от правды, которую он оставил позади.

А мне легко и спокойно – потому что это лишь сон. Здесь я могу не прятаться. Здесь я могу быть собой.

Во сне я снова в любимом светло-голубом платье, босая, и ветер трепет распущенные косы. Бегу – очень быстро, и знаю, что смогу догнать. Это ведь мой сон – а значит, возможно всё.

Он останавливается раньше, чем я добегаю.

Не замедляя бега, врезаюсь с разгону в широкую спину и делаю то, о чём так давно мечтала – прижимаюсь всем телом, обвиваю руками, трусь щекой об холодную кожу чёрного доспеха.

- Сказка… - его хриплый голос срывается, и я не узнаю, что он хотел сказать ещё. На мою хрупкую ладонь ложится широкая и тёплая, крепко сжимает. Мне так хочется услышать дальше – это ведь у меня в голове, почему бы не придумать себе хоть немного приятностей! Но моё сновидение упрямо молчит, лишь сильнее стискивает пальцы, словно хочет удержать. Не дать мне проснуться.

Глупый. Нельзя удержать грёзу. А мечты – это всего лишь мечты. Они не сбудутся сами.

Если ты не остановишься.

Если я тебя не догоню.

Если мы не перепишем нашу реальность заново. Реальность, в которой я – Хозяйка Тишины. А ты меня ненавидишь.

Просыпаюсь вся в слезах под утро. За окном едва светлеет. В груди тянет ощущением, будто у меня забрали что-то очень дорогое мне. А плечо уже не просто болит – немеет. Уговариваю себя, что это просто спала не на том боку, залежала руку. Хотя прекрасно знаю правду. Интересно, сколько у меня осталось времени?

Сажусь, пытаюсь справиться с головокружением. Поправляю сползающую шапку. Бесстыдник Совёнок, конечно же, сладко спит. Наверняка во сне видит блинчики. Я его не часто таким баловала – без свежего молока и яиц особо не разгуляешься. А он у меня тот ещё сластёна, хоть и не признаётся.

Поднимаюсь и бреду к умывальнику, потом выхожу на зябкое крыльцо, ёжусь. Мне навстречу торопится хозяйка с ведёрком парного молока – уже подоила обеих коз. У ног её увивается пёстрая кошка.

- Встал уже? Пойдём, молочка налью. Каша в печи, скоро допреет.

- Не надо, миссис Эшли, спасибо! – вздыхаю я. – Мне уже пора. Сколько до ближайшего поселения топать? Если выйду на Северный тракт.

- Миль десять, - задумалась она. – Там трактир вдоль дороги первым покажется, «Пьяный Поросёнок». На пересечении с Восточным трактом. А после уж Полночное крыло пойдёт, там городов и городишек уйма. А тебе за какой надобностью?

Я неопределённо пожала плечами.

Из плохо нарисованной карты в одной из книг Верды я знала, что королевство делится крест-накрест на четыре равные доли – Полночное крыло, Восходное крыло, Полуденное крыло и Закатное крыло. Столица нашего «четырехкрылого» государства, с королевским дворцом и гаванью, расположена на юге. А в самом центре, на перекрестье – Тихий лес.

Тёмное сердце страны. Место, где сходились бы все пути – если б не огибали в страхе Тихолесье по самой границе.

- Простите, что задерживаю, - окликнула я хозяйку, когда та уже открывала дверь. – Можно еще вопрос? Вам не встречалось ли случайно человека по имени Дункан? Дункан Роверт, если точнее. Не знаете, кто это?

Миссис Эшли удивлённо звякнула ведёрком, чуть не пролила. Поставила у ног, даже не обращая внимания, что пёстрая немедленно сунула туда наглую усатую морду. Посмотрела на меня круглыми глазами.

- Ну да, ну да… ты же в лесу живёшь… наверное, у вас там совсем дикие эти ваши лесники… но я не ожидала, что до такой степени, - пробормотала она.

Я смутилась.

- И всё-таки?

- Конечно, знаю. И надо же, какое совпадение – этот господин, имя которого в Полуночном крыле каждой кошке известно, как раз вчера почтил нас своим визитом. Мы глазам не поверили! Жаль, что не согласился задержаться даже на час. А уж голова деревенский так упрашивал, так упрашивал! Чуть не треснул пополам, кланяясь.

Мне стало одновременно радостно… и очень обидно. За то, что потеряла столько времени впустую. Значит, правильно я шла! И не надо было останавливаться – подумаешь, ночку бы не поспала. Надо было догонять.

- Вот же… Алисия! – не удержалась я. – А говорила, не было здесь вчера никаких чужаков.

- Так какой ж это чужак? – укоризненно посмотрела на меня миссис Эшли, с жалостью, как на больную. – Лорд Дункан, Чёрный меч Севера, – повелитель всего Полуночного крыла. Второй человек в северных землях после короля. Ума не приложу, что он вообще забыл в нашей глухомани.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 16.

По Северному тракту шагать было легко. Намного легче, чем по заросшим лесным тропкам. Но непривычно – чувствуешь себя крохотным насекомым на ладони. Не спрятаться нигде.

Зато пока ноги делают рутинную работу, голова свободна. И я снова и снова кружила мыслями по одному и тому же заколдованному кругу, как коза на привязи.

Лорд Полуночного крыла. Властитель северных земель.

Как же меня так угораздило-то?!

С одной стороны, это уже не иголку в стоге сена искать – всё полегче. Миссис Эшли даже смогла ответить на вопрос, где живёт этот самый лорд.

«В холде Нордвинг, конечно же!»

Холды, как она снисходительно пояснила, это такие большие дома, наследственные дворянские владения, каждое из которых вмещает в себя жителей, как три деревни. Как подобное может выглядеть, она не слишком представляла. Моя собеседница ни разу в жизни не покидала Волчьего Лога, поэтому и где Нордвинг находится, тоже не могла подсказать.

Мистер Эшли, которого наша оживлённая беседа всё-таки разбудила, тоже затруднялся ответить. Его познания в географии родной страны были чуть шире – он пару раз в год, если был хороший урожай, наведывался с приятелями в «Пьяного Поросёнка» - но всё равно на вопрос о том, как добраться до Нордвинга, я услышала лишь туманное «иди на север, это где-то там». Вроде бы, «где-то там» измерялось днями пути, а не, скажем, месяцами, и хотя бы это радовало.

Так что, в конце концов, я решила положиться на удачу и просто пойти по Северному тракту. Рано или поздно отыщется, кого расспросить. Своего тёмного воина я обязательно найду.

Что стану делать, как только найду – по-прежнему оставалось самым сложным вопросом. На который у меня ответа не было.

И вот теперь дорога, по-летнему сухая и утоптанная, плавно утекала из-под моих ног, я шла уже почти целый день, изредка отдыхая и подъедая гостинцы в дорогу от миссис Эшли, а ответы всё не придумывались.

Совёнок улетел вперёд – на разведку. Он то и дело возвращался, чтобы сообщить то, что и так было ясно – дальше всё тот же пустой тракт. Кстати, подозрительно пустой. Я не понимала, почему столь важный путь, связывающий между собой разные земли королевства, настолько заброшен.

Оуленд – так звалась наша страна, и в этом названии слышались отголоски древнего культа сов. Наверное, потому и четыре земли, на которые делилась её территория, назывались по традиции «Крыльями». На самом деле, Нордвинг с древнего наречия как раз и означает – «Северное крыло»…

Я вдруг остановилась.

Хм. Интересно. А откуда вообще я всё это знаю? Не припомню, чтобы Верда меня учила древним языкам. Она меня вообще ничему не учила, кроме рунной магии, да умения выживать в одиночестве. Но если так подумать – немногочисленные книги, которые у неё были, я читала с лёгкостью. А вот в том же Волчьем Логе крестьяне были сплошь неграмотные, их познаний в чтении и письме с горем пополам хватало собственное имя накарябать или вывеску трактирную прочесть. Помню, это стало для меня крайне грустным открытием однажды, когда я вздумала расспрашивать Алисию на предмет каких-нибудь книг, которые ещё не читала.

17
{"b":"730456","o":1}