ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Да.

- И вы страшитесь того, что добычей станет Мэгги, - то ли вопросительно, то ли утвердительно продолжила я.

- Всё к этому идёт. Каждую ночь с наступлением холодов, каждую чёртову ночь… я боюсь, что Мэг не увидит утра. Поэтому жители холда сторонятся моей сестры – думают, что лучше не находиться рядом с ребёнком, за которым не сегодня-завтра придёт Тишина. Мало ли, захватит заодно тех, кто рядом. Я решил, что безопасней оставить её в комнате… где она родилась. Где остатки древнего обережного узора на двери – как последнее благословение нашей матери.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Побелевшие костяшки пальцев – его руки, сжатой в кулак.

Слёзы, что навернулись мне на глаза…

Если бы я только знала, как уничтожить Тишину! Если б знала… я всё бы отдала, только чтоб покончить с этим кошмаром навсегда.

- Вы поэтому искали колдунью в Тихом лесу? Чтобы она защитила вашу сестру?

- Ты задаёшь слишком много вопросов, Тэм. Мы так не договаривались.

- Да, правда… простите. Можно ещё один, последний?

- Попробуй.

Я собралась с духом, чтобы спросить то, что было ужасно неловко спрашивать. Но когда каждый день ходишь по лезвию между жизнью и смертью, начинаешь понимать, какая большая ценность – время… и знания.

Мне позарез нужно узнать, почему Дункан не хотел соглашаться на условия Ордена. Что такого, взамен помощи, просили у него колдуньи? Как вышло, что колдунья Тихого леса для него оказалась единственным приемлемым вариантом?

Но тут до меня дошло, что спросить об этом – расписаться в том, что я подслушала разговор на лестнице. А потому меняю направление прямо в полёте и спрашиваю совсем другое.

- Я… хотел спросить, а что следующее снимать?

- Хм. – Секундное молчание, как будто мой вопрос оказался неожиданным, и ждал он совсем другого. – Теперь нагрудник. Пряжки на плечах. Расстегни.

Это дело уж совсем трудное. Пряжки затянуты очень туго. Хорошо ещё, перчатки я не стала надевать – прикосновений я больше не боюсь, а зачарованные кольца на моих пальцах видны только мне. В перчатках я ни за что бы не справилась с этими кожаными ремнями. Да ещё оказывается, они за спиной крест-накрест перекрещиваются, и мне приходится практически хоровод водить вокруг своего лорда, как деревенским жителям вокруг костра на день летнего солнцестояния.

И мой костёр совершенно так же опаляет меня своей близостью, обжигает искрами, манит теплом.

Одна пряжка… другая… кованый, красиво изогнутый металл, повторяющий очертания широкой грудной клетки, остаётся в моих руках. Тяжело.

Дункан принимает у меня железо, делает шаг в сторону и аккуратно вешает эту, самую громоздкую часть доспеха на манекен.

Мы молчим.

Наручи. Правая рука… левая рука… снова ремни, по две пары – у локтя и запястья.

Снимая их, я украдкой провожу кончиками пальцев по коже. Незаметно. Невзначай. Ну просто так получилось – правда ведь, мой господин? Ничего не значащая мелочь для вас… и целая Вселенная чувств и ощущений для меня.

Заклятие вибрирует под кожей, разбегается мурашками, кидает в жар. Мне безумно мало этой мимолётной ласки – как будто я смертельно голодна, а передо мной стол, уставленный самыми изысканными яствами, но мне дозволено лишь наслаждаться ароматом.

И я наслаждаюсь.

Пока помогаю ему расправиться с кольчугой. Почти обнимая, почти задыхаясь в запахе его тела так близко. Пока распутываю переплетение шнуров на светло-серой стёганой куртке – поддоспешнике. Это чтобы железо не тёрло, не обжигало, не давило. Даже боюсь представить, как в этом во всём жарко, неудобно… но когда на кону твоя жизнь, проблемы удобства как-то отходят на второй план. Уж я-то знаю.

А всё же неудобный вопрос задать так и не смогла.

И вот мы стоим друг напротив друга. Я – глаза в пол, мучительно стараюсь не дышать как загнанная лошадь, глубоко и перепуганно. Он – смотрит на меня сверху и по-прежнему молчит, а я не знаю, что прячется в этом молчании.

- С поножами справлюсь сам.

Киваю в благодарность. По-прежнему не в силах поднять глаз. Я рада этой передышке – на стадии поножей бы точно в обморок упала.

- А теперь скажи мне, Тэм – какой вопрос на самом деле ты хотел задать?

Вскидываю взгляд, как вспорхнувшая птица – и попадаю в ловчие сети его ответного. Ровно на три такта биения сердца. А потом всё же решаюсь.

- Почему вы не обратились в Орден Тишины, чтобы орденские колдуньи защитили Мэгги?

Темнота в сером взгляде сгущается. Он молчит, но, когда я почти теряю надежду, всё же отвечает.

- Я обращался.

- Они отказали?

- Они согласились. Но выставили непомерную цену. Хотя… если на кону будет стоять жизнь Мэгги, возможно, когда-нибудь мне придётся согласиться. Но пока была другая надежда, я всеми силами старался этого избежать.

Я знаю, о какой «другой надежде» он говорит. Той надеждой была я – «дикая» колдунья Тихого леса, не состоящая ни в каких орденах и не берущая платы за свои услуги. Понятия не имею, как он вообще узнал о том, что в Тихолесье такая есть… Но теперь я здесь, и ни за что не дам Мэгги в обиду. Даже если он никогда об этом не узнает.

- И что… что за плату они попросили?

В горле пересыхает, последние слова шепчу почти без звука. Но я вижу, что он ждал этого вопроса. И кажется, сейчас я действительно лезу во что-то слишком личное, потому что пауза снова затягивается.

А я снова совершаю не очень хороший поступок. Мне ужасно стыдно, но удержаться – выше моих сил.

Сжимаю ладонь в кулак за спиной, пробуждаю силу кольца, магическую силу убеждения.

- Пожалуйста, скажите! Вы можете мне верить.

И он всё-таки сдаётся.

- Орден Тишины уже много лет одержим одной идеей. Среди них много Дочерей Тишины, Сестёр Тишины… но ни одной Хозяйки. Это слишком редкое явление, слишком стихийное – и они бьются десятилетиями, но не могут найти столь сильной колдуньи.

- Зачем она им?!

- Какой наивный вопрос, Тэм. Разумеется, чтобы вправить ей мозги по-орденски и добавить к десяткам своих приспешниц. Учитывая, сколько они гребут за услуги слабейших колдуний, одна-единственная Хозяйка в их рядах озолотила бы Орден.

От одной мысли о такой перспективе мне поплохело. Как хорошо, что меня воспитывала Верда. При всех её недостатках она, мне кажется, по-своему меня любила.

- Но при чём здесь вы? Я не понимаю…

- В Ордене есть верхушка. Кукловоды, которых никто никогда не видел. Они отслеживают родословные многих знатных семей Оуленда, потому что в таких чаще всего рождаются одарённые дети. Составляют «карты крови». Я уверен, что в одной из таких карт напротив моего имени стоит жирный крестик. Учитывая моё происхождение и то, что по какой-то прихоти судьбы я очень плохо поддаюсь воздействию Тишины, они считают меня наиболее вероятным кандидатом.

- Куда?

- В отцы. Чтобы породить новую Хозяйку Тишины. И сразу забрать её в Орден, разумеется.

Никогда ещё не видела на его лице столько презрения. Моё сердце сжалось.

- Только не говорите мне, что плата, которую они хотят за то, чтобы защитить Мэгги…

- Именно. Они согласны охранять мою сестру столько, сколько потребуется, а не ту жалкую неделю, что подарил с барского плеча наш сюзерен, только если я сделаю ребёнка какой-нибудь орденской ведьме. И тут же подарю его Ордену. Как ценный трофей.

Глава 21

Меня охватило возмущение, даже слов не нашлось. Как можно относиться к людям, словно к… племенным животным?! Выводить Хозяйку Тишины, как породистую кобылу…

- Вы поэтому ненавидите колдуний?

- Не только. Есть и другая причина. Так что поверь мне, Тэм - все они подлые расчетливые твари, для которых человеческая жизнь значит не больше мешка зерна, которое можно взвесить. Которые можно сравнивать – какой весит больше, какой ценнее. Послушай моего совета - держись подальше от них, даже если прикидываются овечками.

31
{"b":"730456","o":1}